Культурная рыба

Развитие рыбной отрасли — за аквакультурой, что понятно бизнесу, но не государству

Культурная рыба

В отечественной аквакультуре в нынешнем году произошло большое событие. В июне презентовали новое рыбоводное предприятие Kaz Organic Product (КОР) мощностью в 10,5 тыс. тонн рыбы. Учитывая, что в прошлом году вся казахстанская аквакультура произвела всего 5,7 тыс. тонн рыбы, новое предприятие сделало заявку на лидерство.

Запуск крупнейшего и, что немаловажно, современного технологичного предприятия говорит о том, что казахстанские рыбоводы поворачиваются в сторону аквакультуры, или промышленного рыбоводства. Раз так, то государству следует поддержать порыв предпринимателей различными стимулами, поскольку рыбная отрасль, основанная лишь на освоении естественных запасов рыбы, чем мы успешно занимаемся со времен развала Союза, обречена на застой.

От экстенсивного к интенсивному

В рыбной отрасли две составляющих. Освоение естественных запасов рыб называют промысловым рыбоводством. Этим способом получают львиную долю рыбы в Казахстане, например, в 2018 году в естественных водоемах выловили 37,3 тыс. тонн, или 86,6% от всего объема. Промысловое рыбоводство, как и любой экстенсивный способ освоения природных ресурсов, выгоден для предпринимателя небольшими денежными и временными затратами и значительной маржой.

Как выглядит промысловое рыбоводство? Предприниматель получает разрешение на вылов рыбы в природных водоемах по квоте. Рыбу поставляет сама природа, иначе говоря, предприниматель не инвестирует ни в корма, ни в инфраструктуру по выращиванию рыбы. У него самая простая задача — выловить, переработать, продать и, наконец, посчитать прибыль. И так до открытия следующего сезона.

Такой способ имеет большой недостаток: контролирующие органы не в силах уследить за всеми промысловиками, иногда с этими органами договариваются, поэтому случается перелов. К тому же промысловое рыбоводство приводит к исчезновению ценной рыбы, соответственно, малоценная ихтиофауна не осваивается. В результате подрывается естественная популяция рыбы и ее биологическое разнообразие. Это влечет за собой уменьшение вылова. Например, в 2010 году промысел дал 46,8 тыс. тонн, что на четверть больше прошлогоднего показателя. «Интенсивное хозяйственное использование водных ресурсов создает антропогенную нагрузку на экосистему водоемов», — следует из проекта Программы развития рыбного хозяйства РК до 2022 года.

Проблему перелова не решить запретительными мерами. Поэтому в мире отказываются от промыслового способа и постепенно переходят на промышленное выращивание в искусственных водоемах (садки, бассейны, установки замкнутого водоснабжения, теплые воды теплоэлектроцентрали и так далее).

По данным ФАО — продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН — в 1991 году доля аквакультуры в мировом производстве рыбы не достигала 20%, к 2016‑му она составила 46,8%. Китай, лидер по производству рыбы, имея внутренние водоемы и выход к морю, не отказался от развития аквакультуры. «Первенство в мировой аквакультуре безоговорочно принадлежит Китаю: он не только опередил другие страны в 2016 году, но уже с 1991 года выращивает больше рыбы, чем все остальные страны мира вместе» — указано в докладе ФАО «Состояние мирового рыболовства и аквакультуры-2018». Эксперты ФАО прогнозируют дальнейший рост доли промышленного рыбоводства. К 2030 году продукция аквакультуры будет превалировать с 54,4% в мировом объеме.

Казахстанская аквакультура, если за точку отсчета брать распад СССР, напротив, деградировала. В 1970 году этим методом у нас выращивали 0,6 тыс. тонн рыбы, в 1990‑м был поставлен рекорд — 9,8 тыс. тонн. Подобного не было ни в одной из советских республик. К 2000 году промышленное рыбоводство давало всего 0,2 тыс. тонн.

В последние годы промышленное рыбоводство показывает взрывной рост. В 2018 году в аквакультурах было выращено 5,7 тыс. тонн рыбы, что в 14 раз больше, чем пять лет назад (см. график). Но рост производства — это не результат ввода новых предприятий или реконструкции старых. «Увеличение рыбной продукции в аквакультурах произошло в основном за счет легализации теневого производства. Часть, конечно, за счет роста производства, но большая часть — за счет легализации теневого производства. Государство последние 4–5 лет дает субсидии на корма, соответственно, чтобы получить субсидии, рыбные хозяйства выходят из тени», — говорит заместитель председателя Республиканской ассоциации «Казахрыбхоз» Серик Тимирханов.

По оценке собеседника, легализация обеспечила около 75% роста. «Никаких расчетов нет. Когда производство в аквакультурах колебалось на уровне 200–300 тонн, мы предполагали, что у нас реально производится около 3 тысяч тонн», — замечает г-н Тимирханов.

Заявка на главного рыбака

Новое предприятие Kaz Organic Product, пожалуй, следует считать прорывом в казахстанской аквакультуре. Его проектная мощность (около 10 тыс. тонн африканского сома, 500 тонн белой рыбы и 10 тонн австралийского красноклешневого рака) почти в два раза больше, чем вся казахстанская аквакультура произвела в прошлом году.

Чтобы понять масштаб нового предприятия, следует привести следующие цифры. Рыбоводное предприятие с годовой мощностью до 100 тонн считается малым, а это почти все рыбоводные предприятия страны. К средним относят хозяйства с мощностью от 100 тонн до 1 тыс. тонн. По проектной мощности к средним следует отнести «Тургеньское форелевое хозяйство», Kaz Aqua, садковые хозяйства на Шардаринском и Усть-Каменогорском водохранилищах. Не все из них работают на полную мощностью. К числу крупных рыбоводных предприятий относят «Чиликское прудовое хозяйство», переживающее кризис.

С выходом на проектную мощность KOP однозначно станет лидером отрасли. Директор КОP Алексей Щетинин собирается до конца года довести производство до 2 тыс. тонн рыбы, а через два года выйти на полную мощность. Но тут все зависит от спроса, подчеркивает он. «Уже осенью мы начнем поставлять на рынок Казахстана клариуса и белую рыбу», — говорит г-н Щетинин.

Новое рыбоводное хозяйство расположено на правом берегу Капчагайского водохранилища, из которого берут воду. Затем ее разогревают углем — КОР выращивает тепловодных рыб. Хозяйство занимает территорию в 7 га, где расположены крытые бассейны с установками замкнутого водоснабжения (12 тыс. кубических метров) и открытый бассейн (2,5 тыс. кубических метров).

У компании собственный цех по производству кормов — серьезное сравнительное преимущество, учитывая, что половина себестоимости выращенной товарной рыбы — это корма. Другая крупная статья расхода — рыбопосадочный материал. А KOP предприятие полного цикла: за счет своего маточного поголовья получает собственный рыбопосадочный материал, который, возможно, будет продавать другим хозяйствам.

По словам Алексея Щетинина, собственную технологию, которая учитывала бы местный климат, собирали по крупицам. «Людей обучали за границей, много времени прожили в Израиле, России и Китае», — говорит он.

«Наша технология рабочая, — продолжает г-н Щетинин. — У нас считают, что рыбная отрасль убыточная, хотя во всем мире она доходная. Мы собираемся показать, что с новыми технологиями этот бизнес очень доходный». Как только компания покажет первые результаты, директор KOP хочет обратиться в госорганы, чтобы решить существующие проблемы. Главной проблемой отрасли он считает отсутствие специалистов.

Переходный период

Верный знак, что правительство РК считает какую-то отрасль важной для экономики страны — появление соответствующей программы развития. Отраслевые эксперты и профильные ассоциации за последние пять лет готовили несколько таких программ в отношении рыбоводства. Но ни одна из них не была принята.

Вопросы развития рыбной отрасли включены в Госпрограмму развития АПК до 2021 года. Но для Минсельхоза развитие АПК — это прежде всего развитие животноводства. Например, инвестиционные субсидии рыбные хозяйства получают по остаточному принципу — после животноводов.

«В Программе развития АПК до 2021 года индикативный показатель по товарной рыбе 5 тысяч тонн. Его прописывали сотрудники Комитета рыбного хозяйства, я с ними ругался по этому поводу. Говорил, что 5 тысяч тонн можно достигнуть без всякой господдержки. Бизнес сам до этого дойдет. В прошлом году мы достигли этого результата, скажем так, закончили пятилетку за три года», — говорит Серик Тимирханов.

Причем внимание чиновников к проблемам рыбной отрасли, видимо, по-прежнему будет ослабевать. Комитет рыбного хозяйства из Минсельхоза передают в недавно созданное ведомство — Министерство экологии, геологии и природных ресурсов. «Недавно была разработана новая Госпрограмма развития рыбного хозяйства до 2030 года. В который уже раз был руководителем рабочей группы. Теперь не знаю, стоит ли продолжать: с одной стороны, бюджет на господдержку остался в Минсельхозе, с другой — у Министерства экологии, геологии и природных ресурсов другие задачи, связанные с устойчивым использованием природных ресурсов. Тут не идет речь о производстве сельхозпродукции. Опять аквакультура остается, что называется, в загоне», — замечает г-н Тимирханов.

В советское время существовало отдельное Министерство рыбного хозяйства. Ведомство с таким названием в СССР было всего в трех республиках — в РСФСР (выход к океану), в Украинской ССР (выход к морю) и Казахской ССР, из-за большого количества внутренних озер, которые давали и дают значительную долю продукции. «Теперь у нас нет даже своего отдельного комитета. Были предложения сделать отдельное агентство, потому что рыбное хозяйство находится как бы между аквакультурой и промысловым рыболовством. Сейчас большая часть продукции вылавливается в естественных водоемах. Но все понимают, что будущее за аквакультурой, и это уже сельское хозяйство», — горячится г-н Тимирханов.

Поскольку природные ресурсы на исходе, бизнес начинает переходить от промыслового рыболовства, когда деньги можно отбить за полгода, к промышленному рыбоводству, для которого нужны серьезные инвестиции и у которого долгий бизнес-цикл с небыстрой отдачей. Без государственной поддержки такой переход будет трудным.

Статьи по теме:
Общество

Вкусный этноцентризм

Почему казахскость стала центральным объектом популярной музыки на государственном языке?

Экономика и финансы

Без сюрпризов

Ренкинг 500 самых крупных компаний показал высокую концентрацию бизнеса: на 50 предприятий приходится почти 95% совокупной прибыли

Казахстан

Экспорт в приоритете

Свыше 55% произведенных аккумуляторов талдыкорганского «Кайнар-АКБ» экспортированы за рубеж

Казахстанский бизнес

Акимат на полосе

Развитие региональных аэропортов теперь проблема местных властей