Задание на завтра

С 1 января 2018 года казахстанский банковский сектор начал жить и работать по новым стандартам финансовой отчетности — МСФО 9 «Финансовые инструменты». Знаковое для банков событие прошло почти незамеченным

Задание на завтра

Совет по международным стандартам финансовой отчетности начал разрабатывать МСФО 9 в 2009 году, отправной точкой стал глобальный финансовый кризис 2008 года. Работа была завершена еще в 2014‑м, в действие стандарт вступил только через четыре года, заменив МСФО 39.

По словам заместителя директора центра развития банковского сектора Ассоциации финансистов Казахстана Динары Калышевой, по МСФО 39 резервирование по кредитам проводилось на основании модели понесенных убытков, то есть когда негативное событие по заемщику, влияющее на его платежеспособность, уже произошло. «Данный подход показал свою неэффективность, особенно в условиях кризисных явлений», — подчеркивает она. В МСФО 9 используется модель ожидаемого кредитного убытка (expected credit loss), которая подразумевает резервирование с момента выдачи кредита, учитывая риск-профиль заемщика и вероятность дефолта.

Основные отличия между МСФО 39 и МСФО 9 отражены в таблице, которую нам предоставил директор департамента рисков Банка ВТБ (Казахстан) Александр Львов.

Как говорят сами финансисты, это очень сложный стандарт, требующий скрупулезной работы рисковиков. При МСФО 9 особое значение приобретает профессиональное суждение, поскольку оценивается риск не понесенных убытков, как при МСФО 39, а ожидаемых. Но сложность не только в самом механизме оценки кредитных рисков, но и в последствиях применения стандарта: обесценение по финансовому инструменту признается сразу при заключении договора и сопровождает его до выбытия. В результате такой модели у банков увеличивается нагрузка на собственный капитал и прибыль.

«Переход на МСФО 9 привел к увеличению резервов под обесценение и, конечно, оказал влияние на изменение некоторых финансовых показателей банков, при этом значения данных показателей соответствуют регуляторным нормативам, что продемонстрировало готовность банковского сектора РК к переходу на новый стандарт. Необходимо учитывать, что сектор начал подготовительные мероприятия к переходу на новый стандарт уже в 2017 году. Соответственно, банками проводилась внутренняя оценка влияния нового стандарта и учитывалась в построении прогнозных финансовых моделей и бизнес-планов. Эффект от перехода на МСФО 9 можно увидеть в отчетности каждого банка по итогам 2018 года», — говорит Динара Калышева.

Банки самостоятельно разрабатывали модели и методологию для расчета размера провизий, исходя из оценки основных параметров риска, в частности, вероятности дефолта и потенциальных убытков вследствие дефолта. По словам Александра Львова, банки должны были разработать и согласовать с регулятором методики расчета резервов, которые соответствуют МСФО.

Стандарт капитализации

Готовиться к переходу на новый стандарт банки, как говорилось выше, начали заранее, не без давления со стороны регулятора. Еще в 2016 году Национальный банк ужесточил требования к собственному капиталу. С 1 января 2017 года повышены коэффициенты достаточности капитала всех уровней, в том числе с учетом консервационного буфера и системного буфера. Также ужесточены нормативы взвешивания активов по степени риска.

В 2017‑м НБК объявил войну «вечно зеленым» займам и начал программу оздоровления крупных банков. Банки получили в капитал второго уровня субординированный заем от Нацбанка взамен обязательств основательно почистить свои портфели от неработающих кредитов и сформировать необходимые резервы. Как мы видим на графике 1, БВУ в 2017 году активно списывали NPL, правда, просроченных займов в целом меньше не становится. Кроме того, начиная с 2016 года капитализация банковского сектора выросла, несмотря на то что число игроков уменьшилось (см. график 2). Таким образом банки подошли к внедрению МСФО 9 хорошо подготовленными. НБК на прошлой неделе опубликовал информацию о состоянии банковского сектора на 1 мая 2019 года.

«Коэффициенты достаточности капитала банковского сектора находятся существенно выше нормативных значений и составляют: нормативы достаточности совокупного регуляторного капитала (к2) — 22,7% при минимальном значении 8,0%, норматив достаточности основного капитала (к1) — 17,3% при минимуме 5,5%», — говорится в сообщении пресс-службы Нацбанка. Участники программы оздоровления банковского сектора за 2018 год и I квартал нынешнего года сформировали провизии на 465 млрд тенге, выполнив план доформирования провизий на 75,6%, и списали за счет резервов NPL на сумму 810 млрд тенге.

Подсчитали потери

Аудированная финансовая отчетность по итогам 2018 года отражает влияние МСФО 9 на показатели банков. Отчетность оценивалась аудиторами с точки зрения соответствия требованиям нового стандарта. Банки провели корректировку балансовой стоимости активов с момента перехода на МСФО 9, то есть на 1 января 2018 года. Согласно действовавшему ранее стандарту МСФО 39 все активы учитывались по справедливой стоимости через прочий совокупный доход (ПСД) и по справедливой стоимости через прибыль или убыток, что сохранилось и в МСФО 9. Кроме того, в новом стандарте есть требование учета фининструмента по амортизированной стоимости. Банки в своей отчетности за 2018 год указывают на изменение учетной политики в соответствии с МСФО 9.

Влияние стандарта на показатели банков (главным образом из-за переоценки балансовой стоимости активов по МСФО 9) у разных банков разное. У многих БВУ, как следует из отчетности, стоимость активов снизилась, у некоторых не изменилась или даже выросла. В том случае, когда инструмент оценивался по справедливой стоимости через ПСД, влияние нулевое или несущественное; когда по амортизированной стоимости, так оцениваются по МСФО 9, например, займы клиентам, их балансовая стоимость снижалась. Многим банкам пришлось существенно увеличить резерв, который закладывался под обесценение кредитов клиентам по модели понесенных убытков (МСФО 39) при переходе на МСФО 9, то есть модель ожидаемых убытков. В результате выросли ожидаемые кредитные убытки, снизилась сумма прибыли, вырос резерв под обесценение, все вместе негативно сказалось на размере капитала. Эффект применения МСФО 9 по разным банкам — от 0,1% до 18% от СК (подробнее об этом см., пожалуйста, «Прогноз против факта»).

Применение МСФО 9 обязательно для всех компаний, которые готовят свою финансовую отчетность в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности. По словам г-жи Калышевой, в Казахстане, согласно закону о бухгалтерском учете и финансовой отчетности, все субъекты крупного предпринимательства и организации публичного интереса, включая финансовые организации, обязаны составлять свою финансовую отчетность в соответствии с МСФО. Правда, для страховых компаний сделано исключение: они перейдут на этот стандарт с 2020 года.

Фото предоставлено KPMG

Прогноз против факта

Капитал первых 10 крупнейших банков в Казахстане в 2018 году снизился в среднем на 6% из-за перехода на МСФО 9, утверждает партнер, департамент аудиторских услуг KPMG в Казахстане и Центральной Азии, Асель Урдабаева.

— В чем особенность МСФО 9?

— МСФО 9 регулирует учет финансовых инструментов, таких, как выданные и полученные займы, дебиторская и кредиторская задолженность, депозиты, ценные бумаги, производные финансовые инструменты и так далее. Основное отличие нового стандарта от предыдущего МСФО (IAS) 39 в применении концепции ожидаемых кредитных убытков по финансовым активам на балансе компаний вместо концепции понесенных кредитных потерь. То есть, говоря простыми словами, сейчас банки, страховые компании и прочие финансовые институты должны признавать дополнительные убытки, которые будут покрывать ожидаемый уровень невозвратных финансовых активов. Компания должна сделать оценку ожидаемых кредитных убытков, используя как внутреннюю, так и внешнюю информацию, включая будущие макроэкономические прогнозы и ожидаемый рост кредитного риска и ожидаемый уровень возврата после события дефолта в будущем.

— Как новый стандарт отразился на размере собственного капитала и прибыльности банка?

— В большинстве случаев переход на новый стандарт МСФО 9 привел к уменьшению собственного капитала банков и росту волатильности чистой прибыли. Если до 2018 года действовала модель абсолютного размера понесенного кредитного убытка, то с 2018го действует модель относительности кредитного риска во времени по отношению к моменту первоначальной выдачи займа. Влияние на признание дополнительного убытка сейчас оказывает множество факторов: существенное увеличение кредитного риска с момента выдачи, негативные макроэкономические прогнозы, срок выдачи кредита. То есть, чем длиннее сроки погашения по выданным кредитам у банков и чем хуже по качеству кредитный портфель по сравнению с моментом выдачи, тем больше давление на капитал и больше уровень провизий для формирования.

— Помогает ли новый стандарт с большой точностью определить потенциальные убытки по сравнению с ранее действовавшими стандартами?

— Не могу заверить, что сейчас гарантируется большая точность в определении потенциальных убытков, так как руководство банка должно сделать наилучшую оценку данных ожидаемых потерь, используя всю имеющуюся информацию, которая была доступна и собрана без чрезмерных затрат и усилий на отчетную дату. Также могу сказать, что модели, используемые банками для оценки ожидаемых кредитных потерь, отличаются от банка к банку. Некоторые банки используют очень простые модели кредитного риска, так как отсутствует достаточная накопленная статистика либо отсутствует разработанная и действующая рейтинговая модель в банке. Некоторые банки используют более сложные модели оценки, но пока еще прошло мало времени с момента перехода на МСФО 9, чтобы утверждать, что модели точно оценивают кредитный риск. Для этого стандарт предусматривает обязательную валидацию используемых моделей, то есть тестирование прогнозной модели на предмет отклонения от фактических данных. Банки должны делать такую валидацию регулярно. Еще один фактор, который стоит упомянуть, — это наличие субъективизма в применении тех или иных допущений в модели. Прогнозы всегда были областью оценки, подверженной большему уровню субъективизма. Применение сценариев — оптимистичный, пессимистичный, нейтральный — также может существенно влиять на уровень убытка, признаваемого банком.

— Как МСФО 9 в целом повлиял на состояние банков?

— Переход на МСФО 9 создал дополнительное давление на капитал банков, так как банки признали одномоментно эффект от признания ожидаемых кредитных убытков в собственном капитале, тем самым уменьшив его. Десять крупнейших коммерческих банков в Казахстане уменьшили свой собственный капитал в среднем на 6 процентов по состоянию на 1 января 2018 года. Но если проанализировать каждый банк в десятке крупнейших, то эффект перехода на МСФО 9 будет сильно варьироваться от – 0,1 процента до 18 процентов от собственного капитала. Данная ситуация возникает из-за разного состава и качества кредитных активов в банках, а также из-за разных подходов и моделей в оценке ожидаемых кредитных потерь.


Статьи по теме:
Тема недели

Требуются середняки

Качество казахстанской индустриализации повысится, когда вырастет вес средних проектов. Пока доминируют проекты-гиганты, процесс будет недостаточно устойчив

Культура

Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Общество

Мусорная политика

На помощь переполненному мусорному полигону Алматы приходит новый сортировочный комплекс, он должен решить проблему «бутылочного горлышка» — системы утилизации отходов

Казахстанский бизнес

Старый новый рынок связи

Увеличение концентрации на рынке сотовых операторов вряд ли повлияет на ценовую политику игроков и скорость внедрения 5G