На несколько банков меньше

Негативные процессы продолжают влиять на банковский бизнес: с рынка уходит еще несколько игроков, увеличилось число убыточных банков. Однако финорганизации, которые продолжают кредитную деятельность, растут

На несколько банков меньше

Публикуя ренкинг банков второго уровня (БВУ) по итогам деятельности за первый квартал 2018 года, мы предположили, что консолидация в банковском секторе еще не завершена и слабым игрокам придется объединиться или уйти с рынка. За прошедший год выявились проблемы в, казалось бы, вполне устойчивом, занимавшим второе место по размеру активов, Цеснабанке. Для его спасения потребовалась помощь Национального банка и правительства, которое приняло решение о выкупе у банка сельскохозяйственных займов на сумму 600 млрд тенге Фондом проблемных кредитов (ФПК). В начале 2019 года стало известно о покупке Цеснабанка структурой First Heartland Securities (FHS), а в апреле — о планируемом объединении с First Heartland Bank. По сути, такой организации, как Цеснабанк уже нет, а есть First Heartland Jýsan Bank с розничным брендом Jýsan Bank (Жусан банк).

Ожидается также еще одно объединение, вернее, присоединение Capital Bank Kazakhstan и AsiaCredit Bank к Tengri Bank. По информации Казахстанской фондовой биржи, это один из вопросов, внесенных в повестку общего собрания акционеров, которое назначено на конец мая. Сообщалось также еще об одной сделке на банковском рынке: еще в декабре прошлого года ForteBank объявил о покупке банка Kassa Nova, сделка завершена в апреле нынешнего года, но в этом случае речь не идет о слиянии: Kassa Nova будет работать как дочерний банк.

Если все заявленные планы реализуются, список БВУ сократится до 25 фининститутов. Получим ли мы в результате эффективную отрасль, качество которой соответствует поговорке «лучше меньше да лучше»? Один из пунктов позабытой сегодня Концепции развития финансового сектора РК до 2030 года предусматривает «консолидацию банковского сектора, увеличение капитализации и рост его финансовых возможностей» для увеличения конкурентоспособности банков. В 2020 году, согласно правилам ВТО, в Казахстане смогут работать филиалы иностранных банков. Еще неизвестно, ринется ли на наш рынок иностранный банковский десант, но в качестве первопроходцев могут выйти российские банки, не имеющие в РК дочерних структур. А пока банковский сектор Казахстана пытается изжить негативные последствия банкротства сразу нескольких БВУ и вернуть доверие клиентов.

Вверх — вниз

Роль банковского сектора в экономике снижается, начиная с 2016 года, когда относительные показатели деятельности — объем активов, кредитов и депозитов к ВВП — достигли пикового значения за последние пять лет (см. график 1). Очевидная причина такого роста на фоне кризисных явлений в экономике — переоценка валютной части баланса по выросшему вдвое доллару. Лишнее тому доказательство — адекватный рост депозитной базы: 70% вкладов на тот момент были номинированы в иностранной валюте. Доля валютных кредитов в 2016 году не превышала 50%, поэтому девальвация меньше сказалась на переоценке ссудного портфеля. В 2017–2018 годах мы наблюдали снижение участия банков в финансировании экономики, что связано не только с замедлением кредитования. Во-первых, в этот период сократилось количество банков — с 34 до 28, во-вторых, банки чистили свои портфели, списывая неработающие займы (NPL). Только у Казкоммерцбанка перед объединением с Народным банком Казахстана ФПК выкупил необслуживаемые займы на сумму 2,4 трлн тенге. У Цеснабанка портфель сократился вдвое (см. таблицу 5). К сегодняшнему дню большая часть токсичных активов с балансов БВУ списана.

И все же кредитование (брутто) замедляется (см. график 2), растет только объем потребительских займов. Кроме банков с иностранным участием, хороший рост показывают розничные банки: они вошли в десятку лидеров по приросту активов, динамике собственного капитала и прибыли в ренкинге Expert Kazakhstan по итогам первого квартала 2019 года.

В начале 2019‑го продолжились основные тенденции второй половины прошлого года, которые нашли отражение в ренкинге EK по результатам деятельности банков за девять месяцев 2018‑го (см. expertonline.kz/a15764). Одна из них — изменение позиций банков в ренкинге по размеру активов. Причина не только в физическом приросте, но и сокращении количества БВУ: освободились места лишенных лицензий Банка Астаны, Эксимбанка и Qazaq Banki.

Цеснабанк, активы которого снизились более чем на 50%, уступил вторую строчку Сбербанку. Если сравнивать итоги первых кварталов нынешнего и прошлого года, некоторые игроки поднялись не на одну-две ступени, а перескочили сразу несколько (см. таблицу 1). В большей степени это касается институтов из второго и третьего десятка в списке БВУ. Лишь AsiaCredit Bank переместился с 20‑го на 22‑е место: его активы снизились больше, чем на треть.

Список топ-10 банков по приросту активов возглавляют «дочки» иностранных фининститутов, но среди лидеров есть и казахстанские игроки, в том числе крупные банки — Kaspi и Forte (3‑е и 4‑е места в ренкинге по объему активов) с высокой начальной базой. Kaspi вошел и в топ-10 по приросту собственного капитала (СК) и прибыли (см. таблицы 2, 3,4). Среди топовых БВУ по этим показателям и Банк Хоум Кредит, также специализирующийся на потребительском кредитовании населения. Оба банка, занимаясь потенциально рискованным бизнесом, значительно увеличили размер СК за счет капитализации прибыли.

Достаточность капитала — ключевой показатель устойчивости банка — сегодня приобретает дополнительное значение: с 1 января 2018 года вступили в действие МСФО 9. Это принципиально новый подход к оценке риска: обесценение по финансовому инструменту наступает при первоначальном признании и сопровождает его до самого выбытия. То есть банкам придется на всем протяжении «жизни» займа рассчитывать ожидаемые убытки, что в свою очередь потребует и иного подхода к формированию резервов под обесценение, их сумма ожидаемо вырастет, значит увеличится давление на капитал и прибыль.

С прошлого года Национальный банк (НБК) дополнил банковскую статистику сведениями о структуре и качестве ссудных портфелей. После значительного снижения в прошлом году с начала 2019‑го растет объем резервов, особенно по займам корпоративным клиентам (см. график 3). В то же время после убытка в сумме 62 млрд тенге в 2017‑м совокупный доход сектора за прошлый год составил 642,4 млрд — максимальное значение за последние пять лет. Первое место в ренкинге по показателю прибыльности за первый квартал 2019 года занимает Альфа-Банк, получивший доход более 4 млрд тенге против убытка в сумме 792 млн тенге годом раньше (см. таблицу 4).

Высокая динамика прибыльности сектора продержалась месяц — в феврале увеличилась рентабельность и активов, и капитала, но уже в марте начался спад (см. график 4). В 2017 году высокие комиссионные расходы (главным образом, связанные с формированием провизий) съели совокупные процентные и комиссионные доходы, за счет чего сектор получил убыток более 60 млрд тенге. В 2018‑м хороший финансовый результат сложился за счет значительного снижения расходов — и комиссионных, и процентных. Последние росли благодаря увеличению маржи: банки активно снижали ставки вознаграждения по привлеченным депозитам с максимальных 14% годовых, действовавших в 2016–2017 годах. Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) рекомендовал снизить с 1 июля 2018 года максимальную ставку по вкладам в тенге до 12%, в иностранной валюте — до 1% годовых.

Некоторые депозитные организации, не предупреждая клиентов, в одностороннем порядке начали пересматривать ставки вознаграждения по действующим валютным вкладам и устанавливать их ниже 1%, что стимулировало вкладчиков перекладываться из иностранной валюты в тенге. К 1 апреля нынешнего года долларизация вкладов снизилась с 45,5% (конец марта 2018 года) до 41,3% (см. график 5).

Деньги любят рост

Низкие ставки по валютным депозитам сыграли двойственную роль. Положительным моментом стало увеличение базы фондирования банков в национальной валюте. Негативным последствием — отток средств из банков. Низкая рента наряду с репутационными рисками, усилившимися после банкротства нескольких БВУ, заставили крупных вкладчиков закрывать депозиты в казахстанских банках или не продлевать срок договора. Как можно видеть на графике 6, объем вкладов физических лиц незначительно вырос (+2,8%); депозиты в валюте уменьшились на 500 млрд тенге, тенговые увеличились более чем на 700 млрд. В первом квартале 2019 года снижение валютных депозитов не компенсировалось перетоком в тенговые вклады (см. график 7).

Депозиты компаний показывают отрицательную динамику, по крайней мере, с января прошлого года, с декабря уже можно говорить об оттоке средств юрлиц из казахстанских банков, причем в последнее время клиенты выводят депозиты в инвалюте (см. график 8). Как считают специалисты, объем корпоративных депозитов уменьшается главным образом за счет перевода нацкомпаниями валютных средств на зарубежные счета. «Перевод вкладов за рубеж связан с невозможностью казахстанских банков обеспечить рыночную долларовую доходность ввиду регуляторных ограничений и текущих условий экономики.

Также негативный эффект на размещения счетов компаний, в том числе и государственных, оказывает неблагоприятный фон, связанный с банкротством ряда банков и все еще до конца не решенных проблем в других банках. В целом корпоративные вклады продолжают демонстрировать более высокую мобильность между банками нежели депозиты населения», — так прокомментировал ситуацию со снижением депозитов юрлиц директор казначейства Народного банка Казахстана Талгат Аюпов.

По данным НБК, в первом квартале 2019 года средневзвешенные ставки по срочным депозитам компаний в тенге повысились с 7,1% до 7,2% годовых, в валюте — с 0,7% до 1,1%.

По срочным вкладам физлиц средневзвешенные ставки вознаграждения снизились: в тенге с 10,2% в январе до 9,4% в марте, в инвалюте — с 1,5% до 1,1% годовых.

По информации фонда гарантирования депозитов, ставки отечественных банков по валютным депозитам «в силу установленных предельных значений КФГД» находятся существенно ниже рыночного значения. «На сегодняшний день рыночные ставки по депозитам в иностранной валюте на зарубежных рынках и финансовых институтах выше предельной ставки КФГД, равной 1%. К примеру, ставка LIBOR, которая отражает стоимость межбанковского привлечения финансовых ресурсов, с марта 2018 года превышает текущий уровень предельной ставки более чем в 2 раза, и данный разрыв к текущему моменту составляет 1,6 п.п.», — говорится в публикации, размещенной на сайте КФГД.

Фонд гарантирования принял решение повысить с 1 июня 2019 года предельную ставку по валютным вкладам населения до 2%. Изменение коснется только сберегательных и срочных депозитов со сроком 12 месяцев и больше. Напомним, что Нацбанк предложил новую классификацию депозитов в тенге — несрочные, срочные и сберегательные. Точно так же с 1 июня будут классифицироваться и валютные вклады.

Более высокая ставка вознаграждения по депозитам в валюте не повлияет на дедолларизацию. «По мере стабилизации курса тенге к иностранным валютам и стабильно-умеренной инфляции дедолларизация сохраняется на фоне высокой реальной доходности депозитов в тенге на уровне 5,6%. Доходность по долларовым вкладам на 12 месяцев даже с учетом повышенной предельной ставки до 2% сохранится в отрицательной зоне», — объясняют в КФГД. Как уверяют в фонде, 99,9% счетов и 56% депозитов составляют суммы, не превышающие 20 млн тенге, вкладчики предпочитают их держать в тенге из-за высокого дохода. В иностранной валюте хранят обычно крупные сбережения. Для таких вкладчиков «главным критерием выбора валюты сбережения являются сохранность и диверсификация средств, а доходность — второстепенным фактором. Вклады в твердой валюте рассматриваются как инвестиционный инструмент, обеспечивающий сохранение покупательной способности денег в долгосрочной перспективе». КФГД, повышая максимальную ставку по депозитам в валюте, рассчитывает удержать крупных вкладчиков.

Но проблема еще и в том, что пертурбации на банковском рынке — не только банкротство нескольких небольших БВУ, но и объединения, поглощения, необходимость, как оказалось, оздоровления крупных банков — все это не прибавляет оптимизма клиентам. Мы не раз писали, что лучшим барометром состояния банка являются депозиты юрлиц: при первых признаках неблагополучия предприятия, главным образом информированные квазигоскомпании, начинают выводить деньги из банка. Это сейчас мы и наблюдаем.

Народ в долгах

Совокупный ссудный портфель за год — в первом квартале по сравнению с тем же периодом 2018 года — вырос почти на 13,7%, но преимущественно за счет розничного кредитования. По данным НБК, объем займов юрлицам снизился на 600 млрд тенге, МСБ — на 400 млрд, сумма кредитов физлицам увеличилась на 800 млрд тенге. Но в топ-10 банков по приросту портфеля вошли как розничные банки — Хоум Кредит, Kaspi bank, Жилстройсбербанк, так и универсальный Халык банк (см. таблицу 6).

По данным Первого кредитного бюро (ПКБ), размер задолженности физических лиц в марте составил 6,12 трлн тенге. «Мартовские объемы выдач показали небольшой прирост по сравнению с предыдущим месяцем, но это заметно больше, чем в марте прошлого года. Количество выданных кредитов превзошло февральские значения и примерно сопоставимо с количеством выдач в марте прошлого года. Средний чек выдач в марте снизился до 420 тыс. тенге», — подсчитали в ПКБ.

Большая доля — 54,4% — приходится на необеспеченные потребительские займы, если сюда прибавить еще и залоговые кредиты, потребительское кредитование занимает в портфеле почти 67%. На втором месте — ипотечное кредитование, импульс которому дала государственная программа «7–20–25». Несмотря на действующую уже несколько лет программу субсидирования ставок по кредитам на покупку автомобилей отечественного производства, автокредитование занимает в совокупном портфеле скромные 7% (см. график 9).

Нацбанк ежемесячно публикует большой массив статданных на основании опросов населения по инфляционным ожиданиям, в том числе, данные о наличии кредитов. На графике 10 представлены ответы на вопрос о наличии кредита за год — с января 2018 года по январь 2019‑го (более свежих данных нет). Половина опрошенных вообще не имеют кредита, более трети респондентов брали потребкредит на покупку техники. В структуре задолженности наименьшая доля приходится на автокредит и ипотеку, хотя доля последней несколько увеличилась к осени прошлого года, очевидно, благодаря госпрограмме льготной ипотеки «7–20–25». Интересно, что снижение числа не обремененных долгами респондентов коррелирует с ростом доли тех, кто имеет потребкредит.

Потребительский спрос сегодня в основном поддерживается банковскими кредитами, так как располагаемый доход большей части населения (63% по результатам опросов) не превышает 150 тыс. тенге. Точнее, уровень своего дохода от 100 тыс. до 150 тыс. тенге определили только 22% респондентов, более чем у 40% — от 40 тыс. до 100 тыс. тенге.

Согласно опросам в марте 2019 года у 77% нет накоплений и 82% не удалось отложить деньги за истекший месяц. Вместе с тем, значительно выросло количество респондентов, которые планируют покупку в кредит или взять кредит на другие цели. В начале 2016 года, когда НБК только начал проводить опросы, доля положительных ответов не превышала 10%, в марте 2019‑го — их более 20%.

По данным ПКБ, на конец первого квартала средняя задолженность на одного заемщика составила 901 тыс. тенге (в феврале — 899 тыс.), средняя сумма кредита в марте — 509 тыс. То есть на одного заемщика приходится больше одного кредита.

В динамике соотношение суммы задолженности и количества кредитов растет, то есть кредитная нагрузка на одного заемщика увеличивается. Однако говорить о новом пузыре на рынке потребительского кредитования, на наш взгляд, пока преждевременно.

Статьи по теме:
Казахстан

Клёвые ковбои Алаколя

Рыболовно-туристический фестиваль "ОКУНЬКОЛЬ-2019"

Тема недели

К нам приближается инфляционный фронт

Потребительские цены возвращаются к повышательному тренду. Пока рост не критичен, но он рискует съесть прибавку реальных доходов населения и привести к замедлению экономики

Казахстан

Внедрение системы обязательного социального медицинского страхования обсудили в Алматы

Реформа медстрахования в РК приблизилась к важнейшему моменту: с 2020 запускается вторая и самая главная часть реформы медицинского страхования РК, когда в механизм будут включены физические лица

Политика

Назарбаев против раскола

Демарш младореформаторов в начале 2000‑х породил фобию раскола элит. С того момента политическую конкуренцию уничтожали на корню