Кто готовит непрофессионала?

Попытки диверсификации экономики уперлись в дефицит квалифицированных кадров в обрабатывающей промышленности

Кто готовит непрофессионала?

Афоризм «о чем бы ни говорили, в итоге говорят о деньгах» всегда вспоминается, когда речь заходит о развитии казахстанской перерабатывающей промышленности — бизнесмены постоянно отмечают дефицит финансовых средств, дороговизну кредитов. Но в последние годы все чаще встает другая проблема, и сегодня классический афоризм можно смело перефразировать: «О какой бы сфере экономики Казахстана ни говорили, обязательно речь пойдет о ситуации с кадрами», хотя проблема финансов тоже никуда не делась.

Сразу оговоримся, что проблему нельзя назвать чисто казахстанской. Согласно одному из недавних опросов, в России с кадровым голодом сталкиваются 84% из опрошенных компаний. Но кадровый дефицит в РК жестче — такой вывод позволяют сделать как объективные моменты, в частности, отток казахстанской молодежи в вузы России, так и субъективные оценки экспертов, знакомых с ситуацией в обеих странах. Страдает не только перерабатывающая промышленность, практически ни одна сфера социальной жизни и экономики не избежала упомянутой проблемы. Притчей во языцех давно стал дефицит качественных врачей и учителей. Ситуацию с подготовкой пилотов авторитетный казахстанский эксперт, председатель ассоциации авиаперевозчиков Казахстана, Владимир Куропатенко много лет называет «больной темой нашей авиации». Специалист автодорожного строительства Нина Мачина отмечает, что выпускники профильных вузов «не знают, как площадь трапеции вычислить». Глава НПП РК «Атамекен» Тимур Кулибаев год назад заявил, что Казахстан похоронил экономическую науку. Все эти высказывания можно подвести к одному знаменателю: с кадрами у нас очень плохо, и дело, очевидно, в системе образования.

Проблема кадров имеет несколько лиц. Это и старение тех специалистов, что еще работают с советской поры и зачастую являются профессиональным костяком на производствах. Это и ситуация с оттоком специалистов за пределы Казахстана. Две тенденции не компенсируются адекватным по количеству и, главное, качеству пополнением молодыми профессионалами. Дефицит квалифицированной молодежи — результат неудовлетворительной подготовки специалистов в сегодняшнем Казахстане. Картинка из отечественных реалий: начальник конструкторского отдела одной из успешных казахстанских компаний в сфере горных работ рассказал, что средний возраст конструкторов на предприятии составляет 67 лет, а из 12 поданных резюме удалось отобрать одного кандидата.

С кадрами хуже всего как раз в тех направлениях, которые должны обеспечить Казахстану вожделенную диверсификацию структуры экономики

Программы хороши. Работать некому

Ситуация с обеспечением квалифицированными кадрами в Казахстане в начале независимости была кардинально иной. Приведем мнение известного американского эксперта, одного из лучших специалистов по Центральной Азии, Бориса Румера, из его статьи 2007 года. Утверждая, что Казахстан после развала СССР по стартовым социально-экономическим позициям находился в лучшем положении среди всех постсоветских государств, он среди преимуществ республики называл и «доставшуюся в наследство от Союза многопрофильную научно-образовательную систему с соответствующими кадрами».

Проблема кадрового обеспечения экономики и социальной сферы в Казахстане как мало что иное показывает уровень неэффективности госадминистрирования в стране. На фоне почти двадцатилетней череды госпрограмм по развитию экономики (многочисленные отраслевые программы, Программа импортозамещения, кластерная программа, «Тридцать корпоративных лидеров», ГПФИИР, ГПИИР и т.д.) логично было ожидать системных мер по ее решению, достигших хотя бы относительных успехов. Тем более что осознана проблема не вчера. Еще в 2011 году на нее обратил внимание глава Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Томас Миров. На заседании совета иностранных инвесторов при президенте РК он заявил, что отсутствие квалифицированной рабочей силы является проблемой для Казахстана: «Даже внедрение самых современных технологий и модернизация основного капитала, на что затрачиваются значительные средства, требуют наличия рабочей силы с соответствующими умениями и навыками. Отсутствие квалифицированных работников остается одним из основных препятствий для развития экономики, на что указывают казахстанские предприниматели и инвесторы».

Несколько в другом контексте говорили об этом и российские эксперты. В период активного обсуждения плюсов и минусов евразийской интеграции приходилось слышать, что налоги в Казахстане, конечно, ниже, чем в России, но ситуация с профессиональными кадрами заметно хуже, быстро не выправится, так что не стоит бояться переноса российских производств на территорию союзника. Эксперты оказались правы…

Фото: DEPOSITPHOTOS

Проблема кадров в Казахстане в разрезе отраслей универсальна, но есть сферы, где она особенно остра. Это перерабатывающая промышленность в целом и особенно машиностроение. В широком его понимании, как определяют его специалисты, от изготовления строительных металлоконструкций и заканчивая космическими аппаратами, включая автомобили, бытовую технику и массу другой продукции. То есть с кадрами хуже всего как раз в тех направлениях, которые, по идее, должны обеспечить Казахстану вожделенную диверсификацию структуры экономики, ослабить сырьевую зависимость. Задача без натяжки жизненно важная: иллюстрации ради напомним, что казахстанский экспорт на 85% состоит из углеводородов и металлургической продукции низких переделов, в то время как импорт более чем на 40% — из продукции машиностроения (есть оценки, что и до 50%). В констатациях важности машиностроительной отрасли для страны нет недостатка, но ничего не меняется.

И сегодня нужно знать сопромат

Как решают эти проблемы производственники? Вот типичная история, рассказанная Нурланом Кенжебаевым, предпринимателем, работающим в сфере обслуживания и ремонта лифтов: «Мы три года назад построили завод по производству лифтов и столкнулись с такой проблемой: к нам пришли работать специалисты, окончившие вузы 25–30 лет назад. Молодых с классическими знаниями, кто знает сопротивление материалов, усталость металлов, нет. А восемь тысяч пассажирских лифтов в Алматы надо обслуживать, и сейчас из них полторы тысячи надо заменить. Нужны специалисты по грузоподъемным механизмам, а где их взять? Решаем за счет натаскивания способных молодых людей. И за счет приглашения иностранных специалистов — немцев, китайцев — на три-четыре месяца, чтоб слабые места подтянули. Я даже не говорю о том, что, согласно закону, на каждом предприятии, где есть более десяти лифтов, должен быть инженер, отвечающий за их безопасную работу».

Представители ассоциации лифтовиков особенно активны в озвучивании проблемы кадров: отсутствие подготовленных специалистов в этой отрасли просто опасно.

Другой отечественный бизнесмен рассказал, что, купив оборудование в Китае, разобрал его прямо на заводе-изготовителе и 12 своих специалистов «два месяца там гонял на изучение станков, потом собрал и привез сюда». Очевидно, что оба варианта — приглашение иностранных специалистов для наладки оборудования и обучения местных работников или выезд на стажировку казахстанцев весьма затратны. Теоретически можно было бы изготовить обучающие стенды по отраслям в Казахстане, но станки нестандартные. Бывают примеры, когда зарубежная компания-производитель, поставляющая оборудование в Казахстан, отправляет к себе на обучение казахстанских специалистов, порой на длительные сроки. Но это не система, и опять же зависимость от кого-то и чего-то.

Машиностроительное сообщество не сидит с этой проблемой на камне у пруда: пожалуй, нет другого индустриального сектора, чьи представители озвучивали бы свои проблемы, особенно кадровую, так же активно и последовательно, инициируя ее обсуждение на разных уровнях.

Интересное событие такого рода прошло недавно в стенах Satbayev University (бывший Политех), традиционно являющемся главным поставщиком инженерных кадров на казахстанский рынок. Ситуацию с подготовкой специалистов обсуждали преподаватели университета и представители казахстанских машиностроительных производств на уровне директоров, главных инженеров, начальников конструкторских отделов. Интерес к теме был проявлен серьезный, открывал мероприятие ректор университета Искандер Бейсембетов, который заявил, что согласен с тем, что есть проблема низкого качества подготовки кадров. Он отметил, что машиностроение, которое является индикатором развития экономики, в определенной мере проигрывает таким сферам, как информационные технологии, нефтегазовая, горно-металлургическая отрасли. «В Южной Корее прогресс начался не с политических реформ, а с реформы образования, когда очень много хорошо образованных людей влились в различные отрасли промышленности. Мы бы хотели, чтобы у нас было так же. Пока не все получается. Проблем с компетенцией очень много, я встречался с коллегами из разных стран, и по уровню специалистов, лабораторий, который я видел, заметен существенный разрыв. Мы изучаем их опыт и стремимся, чтобы у нас были внедрены лучшие практики и подготовка специалистов соответствовала ожиданиям рынка. Но высшее образование должно обгонять рынок!» — заметил г-н Бейсембетов.

В ходе дискуссии прозвучала история, как представители IT-индустрии жаловались на высоком административном уровне на аналогичную проблему: один из субъектов рынка искал сотрудников на 60 вакантных мест, но смог найти только на 10. В области машиностроения ситуация еще хуже. На вопрос — что такое сталь? — отвечают только 10% выпускников Политеха. И только один из 100 может сказать, где граница между сталью и чугуном. Хотя это, подчеркивали машиностроители, базовые знания.

Ректор Satbayev University назвал причины, которые, по его мнению, привели к нынешним проблемам. Это падение качества поступающей в вуз молодежи, а также проблемы, связанные с отсутствием долгосрочных заказов, с отсутствием финансирования. Есть в этом контексте и вопросы, адресованные производственникам. Не совсем четко сформулированы задачи, которые стоят перед предприятиями машиностроения, чтобы университет понимал, что он мог бы делать для отрасли. «Система образования не совсем сфокусированно работает на потребности машиностроения. Но причина этого еще и в том, что сама отрасль очень широка и нам сложно сконцентрироваться», — подчеркнул г-н Бейсембетов.

В связи с этим руководство Института промышленной инженерии, входящего в состав университета, пошло по пути более универсальной подготовки студентов — обучения базовым знаниям, которые необходимы, чтобы потом была возможность переквалифицироваться. Усилена подготовка по материаловедению, теоретической механике.

Мы — теорию, вы — практику

Сейчас на профильных факультетах много математики и физики. Без них, без информационных технологий у бакалавра не будет уровня, которого от него ждут работодатели, считают в вузе. Производственники так не считают. Директор АО «Келет» Александр Папп заметил: «IT, конечно, современное направление, но оно больше в уме, а машиностроение — это основательная сфера офлайн, более вещная». Она требует гораздо больше физического труда и обучения. А в программах университета сокращены часы, связанные с профессиональной подготовкой, осталось лишь 20–25%. Практики, которую студенты проходили на заводах, реально работая на оборудовании, фактически нет.

Практические пожелания машиностроителей изложил заместитель генерального директора компании «Имсталькон» Анатолий Живоглядов. Это, в частности, необходимость обучать студентов международным стандартам проектирования, готовить современных специалистов по сварке и окраске металлов. «Американцы, в частности ТШО, требуют наличия специалистов, имеющих международный сертификат. У нас их не готовят. Чтобы получить специалиста по контролю качества окраски, нужно отправлять его в Россию или Азербайджан. Месячные курсы стоят два миллиона тенге», — заявил г-н Живоглядов.

В целом дискуссия в университете показала и готовность обеих заинтересованных сторон искать решения кадровой проблемы, и отсутствие ясных представлений, как это делать. Но искать двум сообществам общий язык в этой проблеме необходимо, иначе, по словам члена правления Союза машиностроителей Казахстана Павла Беклемишева, через какое-то время всем придется искать новую работу.

А виновных ищут в Болонье  

Наиболее оптимальную идею улучшения кадровой ситуации на сегодня предложила сотрудница региональной Палаты предпринимателей по Алматы Вера Цзин. Суть ее — перераспределить гранты для обучения в вузах в сторону их значительного увеличения для выпускников колледжей по техническим и технологическим специальностям. Практика показывает, что выпускники колледжей намного лучше, чем выпускники школ, осваивают в вузах инженерные специальности и практически все трудоустраиваются. Но в 2018 году доля грантов для них составила всего 6%.

Если на вопрос «что делать» четкого ответа сегодня нет, то на вопрос «кто виноват» есть у многих. Это — Болонская система, вернее, то, как ее внедрили у нас.

«Болонская система на Западе работает правильно. То, что хотели создать, они у себя создали. А мы старое разломали, а новое не создали. Любая система лучше отсутствия системы. Но мы ее у себя не осмыслили и не смогли создать инструментов, чтобы она работала, — считает Павел Беклемишев. — В Евросоюзе при введении Болонской системы решили, что не надо ориентироваться на то, чтобы все были суперспециалистами, достаточно качественных бакалавров. Мы решили, что нет — у нас школа дает слабые знания, мы будем молодежь доучивать в бакалавриате, а уж практические навыки они будут получать на предприятиях в ходе практики. Это в лучшем случае, в худшем — когда пойдут работать. Но организацией практики тоже надо заниматься, надо стимулировать ее проведение на предприятиях. Этого нет».

С акцентом на Болонскую систему как главную причину обвала качества казахстанского образования можно поспорить: явные проблемы в этой сфере появились до нее — в конце 1990‑х — начале 2000‑х. Вероятно, причин больше. Это, как минимум, смена поколений в системе образования, вопросы мотивации студентов и преподавателей вузов, коррупция. Но то, что при нынешней системе подготовки инженеров невозможно ждать широкой качественной отдачи, бесспорно.

Читайте так же редакционную статью: Учим многих, и ничего...

Статьи по теме:
Кино

Полный коммерческий метр

Объем кинопроизводства в РК растет, но ограниченный рынок и дефицит финансирования сдерживают переход количества в качество

Экономика и финансы

Прогиб цен засчитан

Новые социальные инициативы, подразумевающие увеличение госрасходов, могут вызвать очередной рост цен

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Казахстанский бизнес

Эффект гибкости

Коворкинг эволюционирует под давлением внутренних изменений рынка офисной недвижимости