Степные фантазии Коэльо

Паоло Коэльо давно хотелось побывать в казахстанских степях, которые играют мистическую роль в его воображении

Степные фантазии Коэльо

Посещение Казахстана бразильским писателем Паоло Коэльо, произошедшее в апреле, тянет на роль серьезного события для всех, кто следит за современной литературой. Любое объявленное появление Коэльо перед публикой вызывало бурный ажиотаж, неизменно заканчивающийся процедурой раздачи автографов и массовой фотосъемкой в стиле "я и известный писатель". Некоторые встречи, подразумевавшие сначала выступление, а потом подписание книг, переходили сразу ко второй части. И действительно, что такого нового и интересного может сказать плодовитый писатель - читайте мои книги, там все написано? В "Алхимике" - про смысл жизни, в "Вероника решает умереть" - про нормальность и безумие, в "11 минут" - про любовь и секс. Все его ответы на вопросы журналистов отличались политкорректностью и правильностью: "Казахская кухня? - Да, мне понравилась, особенно шубат, который я пробовал впервые. Противостояние христианства и ислама? - Это придумали политики, чтобы манипулировать обществом, мы же с вами едины в своем стремлении к Богу. Я христианин, но уважаю все религиозные выборы. Почему приехал в Казахстан? - Мне давно хотелось побывать в ваших степях, они играют мистическую роль в моем воображении" и т.п. Тех, кого интересовала личная жизнь знаменитости, он отсылал к биографической книге испанского журналиста, "перед которым открыл всю свою жизнь, включая интимные вещи. После этой книги мои издатели сказали мне: да ты просто миф, Паоло!"


Паоло Коэльо

В самом деле, его жизнь выглядит просто легендой - принимал наркотики, лечился в психушке, сидел в тюрьме и подвергался там пыткам, в 35 лет поменял всю свою жизнь, решив осуществить детскую мечту стать писателем. Стал им и заработал миллионы. Сейчас он продолжает создавать вокруг себя новые мифы, не забывая рассказать о том, что содержит приют для 450 детей, а еще его фонд помогает бедным и старым. Рассказывает, как безуспешно предлагал "Уорнер бразерс" миллион долларов за возможность вернуть назад права на экранизацию "Алхимика", которые уступил им по глупости в самом начале своей писательской карьеры, не будучи еще богатым и знаменитым.

Миф - это вполне то слово, которое отражает и место Паоло Коэльо в литературе. Общий тираж его книг сегодня уже превышает 70 млн экземпляров, причем если в 1999 году, когда его роман "Алхимик" появился в странах СНГ, тираж составил всего 3 тыс. экземпляров, то уже 2002 году - 2 млн, а в прошлом - 3 млн. Читать Коэльо очень быстро стало модным, а не читать - дурным тоном. В немалой степени этому способствовало грамотное продвижение писателя на читательский рынок - в нужных журналах и газетах появлялись нужные интригующие рецензии. Коэльо постоянно сравнивают с Экзюпери и Ричардом Бахом, называют продолжателем традиций духовной литературы, хотя вряд ли столь массовый читатель в количестве 70 млн подразумевает о существовании писателя Баха. Мнения по поводу Коэльо разделились на резко положительные и восторженные и резко отрицательные и негодующие, причем первых гораздо больше, хотя еще больше тех, кто вообще о нем не знает.

Основные претензии, предъявляемые к Коэльо, - отсутствие собственно литературы в его книгах, которые называют просто литературной мистификацией. С литературным слогом и в самом деле плоховато - не Набоков, это точно, но, может быть, это трудности перевода. Сам Коэльо, кстати, сказал на конференции в Алматы, что ему "трудно отследить качество русского перевода, поскольку он не знает русского языка" (широкая улыбка). Еще его называют "эзотериком для бедных", Зюскиндом, разбавленным Кастанедой (или наоборот), и даже последователем братьев Вачовски с их "Матрицей" (но это, очевидно, те, кто сам плохо знаком с эзотерикой). Эти обвинения не лишены оснований. После прочтения его книг возникает смутное ощущение бесконечных повторов. Все эти рассуждения о "душе мира", о знаках судьбы, которые указывают путь, периодически встречающиеся притчи - все это уже было написано и прочитано неоднократно. И в суфийской литературе, и у русских философов начала прошлого века. Но разве может быть лишним повод еще раз подумать о жизни, Боге, предназначении, добре, зле?

Чрезмерная простота, даже упрощенность, изложения, которая является явным минусом для художественной литературы, отходит на второй план, а может, даже становится преимуществом. То, что Коэльо читают люди, которые никогда не слышали о Маркесе, можно считать его личным достижением. Чрезмерная сложность и даже "заумность" писателей вроде экзистенциалистов отвращают от них массового читателя. Те самые миллионы, которые тоже думают иногда о смысле жизни, но боятся уходить далеко в этом поиске, потому что им нужно растить детей, зарабатывать деньги на жизнь, быть нормальными и адекватными социуму. Для них Паоло Коэльо стал открытием, откровением. Почитатели любят его книги за то, что находят там отражение собственных мыслей, чувств и ощущений. Книги говорят о действительно важных жизненных ценностях и говорят нечто, очень похожее на правду. Они подбадривают и внушают оптимизм. Коэльо хочется верить, потому что он знает, о чем пишет - в каждой книге он пишет о себе, об истории своих поисков и своих путешествий. Его биография - самое яркое подтверждение тому, что его рецепты жизни работают. Он действительно много страдал, а стал богатым и знаменитым, и любимым, и производит впечатление счастливого человека. И, видимо, именно в этом заключается феномен безумной популярности его книг - все хотят стать счастливыми, но лучше при этом богатыми и знаменитыми, чем самодостаточными отшельниками в забытых богом пещерах и городах. Что до места его книг в мировой литературе - споры, очевидно, будут продолжаться до конца его жизни. А потом история, как это обычно бывает, рассудит - отнести его в сонм классиков или забыть навсегда.