Вторая жизнь дороже

Переработка твердых бытовых отходов может стать более привлекательным бизнесом после внедрения мусоросортировочных технологий. Первый такой завод должен заработать в Алматы к осени

Вторая жизнь дороже

По данным Министерства по охране окружающей среды, в Казахстане ежегодно образуется около двух кубометров твердых бытовых отходов (ТБО) на каждого городского жителя. Данные по ТБО на сельских жителей отсутствуют, поскольку ни учет, ни организованный сбор и утилизация не ведутся. Статданных по объемам переработки вторичного сырья нет, но ясно, что объемы эти весьма ничтожны. По словам директора одной из компаний, занимающейся переработкой лома черных металлов, до 95% лома идет в переплавку, правда, большая часть в соседнем Китае. Похожим образом обстоят дела с ломом цветных металлов, но доля этих видов отходов в общей структуре ТБО занимает не более 2% и к тому же имеет тенденцию к сокращению (см. таблицу), а растущие в объемах фракции пластмассы, текстиля и пищевых отходов практически не перерабатываются.

Невнимание к перерабатывающей отрасли в Казахстане можно объяснить двумя причинами. Во-первых, большая территория страны дает возможность меньше задумываться о проблемах, связанных с организацией свалок, как экологических, так и по поиску свободных площадей. Во-вторых, большое количество полезных ископаемых, то есть первичного сырья, также не способствует повышению интереса к сырьевым возможностям отходов. Тем более что качество продуктов, получаемых из вторичного сырья, уступает продукции из первичного, а себестоимость выше. Страны, испытывающие сырьевой голод, например, Япония, относятся к отходам внимательнее. В Японии перерабатывается до 40% вторичного сырья. Всего же в мире отрасль, занимающаяся утилизацией отходов, оценивается в 20 млрд евро.

Сначала сортировка

Сегодня и в Казахстане проблема переработки ТБО, особенно вблизи больших городов, становится очень актуальной: ухудшается экология, полигоны приходится организовывать все дальше от городской черты, что увеличивает расходы на вывоз отходов и поддержание города в чистоте. По словам Елены Симоновой, заведующей отделом жилищно-коммунального хозяйства акимата Алматы, для города построен специальный полигон для отходов в Карасайском районе (34 км от города). Он заполнен примерно на 30%, и его лимит может быть исчерпан уже через пару десятков лет, а возможно, и быстрее, поскольку просматривается тенденция к росту объемов отходов. Если в 2001 году объем отходов из Алматы составлял 305 тонн, то в 2003 году - 420 тонн. Меняется и состав ТБО, в котором все больше увеличиваются доли пластмассы, стекла, текстиля, имеющих длительные сроки разложения и оказывающих пагубное воздействие на окружающую среду. Кроме того, на городской полигон для дальнейшего захоронения поступает всего около 200 тыс. тонн ТБО, по данным ГКП "Тартып", остальная же часть отходов вывозится на стихийные свалки, а также неприспособленные для захоронения свалки областного подчинения, находящиеся гораздо ближе к Алматы (8-10 км). Все это пагубным образом влияет на экологию города.

Алматинский маслихат уже несколько лет обсуждает вопрос строительства в городе завода по утилизации ТБО, но только в этом году проект начал приобретать реальные очертания. В апреле было организовано КГП "Мусоросортировочный завод", которому переданы помещения закрытого в 1995 году предприятия по переработке органических отходов в удобрения, то есть в компост. По словам директора КГП Карима Ломы, технология прежнего завода настолько устарела, что продолжать эксплуатировать его не имело смысла: "В Союзе было 17 таких производств, и сегодня не работает ни одно из них. С тех пор состав мусора сильно изменился, удалять лишние фракции стало труднее и дороже. Сейчас, прежде чем приступить к переработке вторсырья, отходы нужно подвергнуть сортировке, которая позволит выделить это сырье из общей массы мусора. Именно этим будет заниматься наш завод".

Внедряемая технология сортировки проста. Сначала на сепараторе удаляются тяжелые предметы - камни, бетон и т.п. Затем магнитом вылавливается металл. Остальные фракции, которые намерен выделять завод (бумага, стекло и пластик), будут выниматься вручную. Таким образом, на заводе планируется вычленять только 4 вида полезного вторичного сырья, что, по подсчетам КГП, должно составить около 40% от общего сортируемого объема. Остальная часть мусора будет спрессована по технологии шведской компании Balla, герметично упакована в полиэтиленовую упаковку и захоронена. "Способ захоронения спресованных отходов гораздо экологичнее простого сваливания в кучи, - говорит Карим Лома. - Удаляя воздух, мы уничтожаем среду, позволяющую компонентам отходов разлагаться, выделять вредные для природы вещества, диоксины и тому подобное. Упаковочная пленка сама по себе не разрушается сотни лет. Более того, когда у нас появятся технологии, позволяющие перерабатывать остальные фракции отходов, мы всегда можем направить эти брикеты на переработку".

Сегодня завод располагает одной линией Balla, позволяющей утилизировать 90 тыс. тонн мусора в год. Впрочем, акимат рассматривает возможность приобретения еще одной аналогичной линии. Две линии позволили бы сортировать более 40% всех отходов мегаполиса. Инвестиции в проект вложены весьма скромные: линия Balla стоит 1,2 млн долларов, линии сортировки изготовлены местной компанией "Дортехника" по разработке института "Казмеханобр", что обошлось городу в 8 тыс. долларов. Еще около полумиллиона потрачено на погрузочную и автомобильную технику. По расчетам дирекции завода, данные инвестиции должны окупиться в течение 5-7 лет. Рентабельность производства также будет невысока, в пределах 8-10%. Подобные длительные сроки возврата вложенных средств и низкие показатели рентабельности, по мнению г-на Лома, и делают этот бизнес не очень привлекательным для частных предпринимателей, хотя потребители вторичного сырья уже определены, например, макулатура будет продаваться "Алматы Кагазы", товарный стеклобой - компании "Саф". "С покупателями вторичных ресурсов в нашей республике проблем возникать не должно, если что-то не удастся реализовать у нас, можно продать в Китай", - говорит г-н Лома.

Выгодно, но при условии

Впрочем, и местные переработчики связывают с открытием мусоросортировочного завода большие надежды. Как рассказал исполнительный директор "Вторресурсы" Алексей Махмутов, предприятием было закуплено оборудование по переработке пластиковых бутылок стоимостью порядка миллиона долларов, выстроена технологическая цепочка, организованы пункты приема сырья. Завод проработал всего несколько месяцев.

- Мы поняли, что если вести этот бизнес начиная с самостоятельного сбора сырья, то он становится невыгодным, - рассказывает г-н Махмутов. - Организация пунктов приема - дело нерентабельное. Для таких пунктов требуются огромные площади, 10 тонн пластиковых бутылок занимают площадь около 400 кв.м, поскольку вес у них небольшой, в отличие от объема. А для того, чтобы производство функционировало нормально, у предприятия должно быть всегда под рукой до 1000 тонн сырья в виде бутылок и около 500 тонн хлопьев (дальше хлопья перерабатываются в гранулы). Опять же, большой объем диктует повышенные транспортные расходы. Если расположить производство где-то поблизости от сортировочного завода, то этот бизнес станет экономически выгодным. Хотя и не настолько, как привыкли сегодня предприниматели в Казахстане - срок возврата инвестиций составит около 5 лет, а рентабельность производства будет в пределах 15%.

Но эффективность этого бизнеса сразу можно повысить почти вдвое, если продолжить технологическую цепочку и закупить дополнительное оборудование для дальнейшей переработки гранул в синтетические волокна для нужд текстильной промышленности. "Интерес к такого вида сырью проявляет наш АХБК, - продолжает Алексей Махмутов. - Сумей мы сегодня наладить подобное производство, у нас не было бы проблем со сбытом. Кроме того, это сырье очень охотно покупает Турция, но пока у китайских переработчиков. А вторичный ресурс для его изготовления китайские производители, между прочим, активно скупают в Алматы".

Несмотря на привлекательность проекта, "Вторресурсы" не может найти источники финансирования. Для местных банков проекты по переработке вторсырья - дело слишком новое, его риски банкам неизвестны, поэтому они отказываются от финансирования. Тем не менее уже сегодня Алматы производит около 25 тыс. тонн пластмассы ежегодно, согласно данным лаборатории МПЗ, хотя игроки рынка считают эти цифры заниженными как минимум вдвое. То, что производит город сверх подсчитанных 25 тыс. тонн, очевидно, поступает на переработку в те несколько десятков кустарных производств, из которых сырье и отправляется в Китай. Но несомненно, что объемы пластиковых отходов будут только расти, так как ежегодный рост продаж минеральной воды и прохладительных напитков, тарой для которых сегодня служит именно пластик, фиксируется на уровне 20-25 процентов. Так что в одном Алматы помимо завода компании "Вторресурсы", который способен перерабатывать около 1 тыс. тонн вторсырья в месяц, может разместиться еще как минимум одно аналогичное производство.

В ожидании изменения ситуации в связи с пуском мусоросортировочного завода группа компаний, в которую входит "Вторресурсы", развивает другие направления бизнеса, в частности, переработку черного лома. Как считают игроки этого рынка, переплавку лома уже трудно отнести к переработке отходов, поскольку это довольно привлекательное направление. В него охотно инвестируют. Найти партнеров для финансирования строительства такого завода было существенно проще (в отличие от пластикового производства).

В этом направлении, по мнению г-на Махмутова, важно не останавливаться на простой переработке лома в металлопрокат, а производить из него готовые строительные продукты - арматуру, уголки и прочее, что будет наверняка востребовано в Казахстане в связи со строительным бумом. По вопросам же переработки пластика и других фракций, не связанных с металлом, как считает исполнительный директор компании "Вторресурсы", нужна определенная муниципальная политика, которая позволит сделать эти направления также интересными для частного капитала.

Город и бизнес

По словам Карима Ломы, вопросы переработки ТБО практически во всех европейских странах находятся в ведении муниципальных властей, поскольку мусор в первую очередь экологическая проблема. За те десятилетия, что Запад борется с мусором, там сложилась определенная система финансирования утилизации отходов, которую, возможно, стоило бы применить и у нас. Например, каждый европеец платит местные налоги непосредственно в муниципальную казну. Часть платежей расходуется на утилизацию мусора городскими властями, которые могут распоряжаться этими деньгами, инвестируя частные предприятия по переработке вторсырья, даже если они убыточные.

Наши акиматы располагают очень ограниченными бюджетами, поэтому способны реализовать далеко не все проекты. Так, например, пришлось отказаться от предложения немецкой компании Golden Graund по использованию технологий переработки пищевых отходов в компост. Эта продукция Golden Graund сегодня пользуется огромным спросом в странах Ближнего Востока, где и землю, и компост завозят из Европы. Немецкая компания предлагала даже выкупать полученный материал у завода весь целиком, но для его строительства нужны инвестиции в объеме до 30 млн долларов. При этом срок окупаемости предприятия превысит 12 лет. Город оказался не в состоянии освоить этот проект. Пришлось отвергнуть и 20-миллионный проект французской компании Sakriа по строительству мусоросортировочного завода, способного переработать весь объем ТБО Алматы.

Экономически весьма выгодным был бы проект мусоросжигающего завода (такие установки стоят на порядок дешевле перерабатывающих технологий), который может стать источником электроэнергии. Но вред, наносимый экологии, столь велик, что начиная с 2000 года мировые финансовые структуры перестали инвестировать подобные предприятия, а количество работающих заводов постоянно сокращается. Алматинский акимат получал предложение купить такой завод от Японии, где в 2000 году их насчитывалось 143. Сегодня Япония переходит к технологиям прессования мусора, а герметично упакованные брикеты хоронит в море. Закрывающиеся заводы японцы пытаются продать развивающимся странам. Муниципальные службы Алматы отклонили японское предложение, так что мусоросжигающих заводов в городе не будет.