Ротация сценариев

Накануне парламентских осенних выборов идея создания партии-монополиста не утратила своей актуальности. Однако амбиции партийных лидеров сделать партии реальными субъектами политики не позволяют воплотить в жизнь ни один из сценариев

Ротация сценариев

Выборы в Казахстане традиционно осуществляются по заранее спланированным сценариям, в которых особое внимание уделено спискам "проходимых" от власти кандидатов. На предыдущих парламентских выборах основной акцент был сделан на укрупнении "Отана" посредством ввода в его состав ряда проправительственных партий, что обеспечило образование наиболее многочисленной фракции в мажилисе. Те же намерения, но с более далеко идущими последствиями предполагалось воплотить на этих выборах. Возможно, что при условии ее реализации парламенту были бы делегированы дополнительные функции. К примеру, контроль за исполнением бюджета. В прошлом году официальной Астаной была предпринята попытка позиционировать "Асар" в качестве такой партии, однако она не увенчалась успехом. Региональная элита в лице областных акиматов воспрепятствовала снижению значимости курируемой ими партии "Отан". Лидеры остальных пропрезидентских партий также не были согласны с идеей упразднения собственных партийных фракций в парламенте. В итоге дальнейшее продвижение сценария, запланированное на весну 2004 года, стало невозможным.

Старые новые маршруты

В условиях цейтнота ресурсы по наработке новых подходов исполнения взятых идеологами перед президентом страны обязательств - обеспечение существенного доминирования "Отана" в парламенте оказались незначительными. Именно этим обстоятельством можно объяснить возврат к уже испытанному арсеналу средств. К примеру, по имеющейся информации, предложения влиться в "Отан" были сделаны "Ак жолу", Аграрной и Гражданской партиям. Но если в случае с "Асаром" соответствующая программа и поэтапный алгоритм слияния партий были разработаны технично, то здесь, по всей видимости, использован традиционный прием кнута и пряника.

Технология, однажды уже апробированная на предшествующих парламентских выборах, не впечатляет ни "оригинальностью", ни возможной эффективностью. Партии отказались от слияния с "Отаном". Этого следовало ожидать - еще в феврале этого года лидер аграриев Ромин Мадинов сказал "Эксперту Казахстан", что выступает против слияния пропрезидентских партий. Председатель же Гражданской партии выражал сомнение в целесообразности их участия просто в едином предвыборном блоке, не говоря уже об объединении в одно целое.

В случае дальнейшего прессинга со стороны официальных идеологов единственный способ их лидеров преодолеть вхождение в искусственный альянс - обращение к президенту страны. Несмотря на вероятность разных исходов, очевидны признаки завершения эпохи администрирования партийных процессов. Часть партий уже стали, другие намерены стать субъектами публичной политики. Налицо изъяны в предвыборной стратегии, разработанной органами управления, в которой элемент самостоятельной "игры" части пропрезидентских партий оказался явно неучтенным.

Неуправляемые партии

В итоге возникла патовая ситуация: стремление создать единую пропрезидентскую партию наталкивается на сопротивление потенциальных "жертв". Последней каплей, переполнившей чашу несбывшихся ожиданий администрации президента, стало стремление пропрезидентских партий выстраивать самостоятельную предвыборную тактику, дискредитируя тем самым ее усилия по продвижению предвыборного списка кандидатов. Похоже, что выборы в парламент пройдут не по спланированному сценарию: впервые за годы суверенности списки "проходимых" кандидатов, по всей видимости, не будут играть определяющей роли. Основанием для вывода является факт доминирования на политической арене ряда рейтинговых партий, фактически неподотчетных администрации президента, несмотря на их явную лояльность нынешней власти.

Первым сигналом выхода ситуации из-под ее контроля стало образование в 2001 году движения "Демократический выбор Казахстана" (ДВК). Часть видных государственных и общественных деятелей выразила тем самым несогласие с содержанием и темпами осуществляемых в политической сфере преобразований. Представители умеренного крыла ДВК образовали впоследствии партию "Ак жол", ставшую ядром системной оппозиции. Сигнал о новых факторах динамики в политической сфере не был адекватно воспринят идеологами власти. По-видимому, они посчитали, что все идет в рамках управляемой демократии, и ресурсов административного регулирования достаточно для перевода "Ак жола" в разряд "ручных" партий. Однако за сравнительно короткий промежуток, то есть за период немногим более двух лет, партия стала одним из лидеров, не утратив при этом самостоятельности.

Другим неординарным событием стало появление на авансцене партии "Асар", возглавляемой Даригой Назарбаевой. Тогда стало ясно, что привычные способы партийного администрирования можно списать в архив из-за весомости позиций лидера партии.

Раньше, то есть до 2002 года, как пропрезидентские, так и партии внесистемной оппозиции были ограничены в своих действиях. Первые были лишены права на критику, вторые - обречены на ее использование в качестве основного пропагандистского ресурса вне зависимости от реального положения дел. Такая детерминированность не принесла партиям полярных ориентаций сколь-нибудь серьезных дивидендов, их популярность среди населения неуклонно снижалась. В этих условиях списки "проходимых" были главным инструментом обновления состава представительной ветви власти. И если в среде внесистемной оппозиции критика властей по-прежнему устойчива, то среди пропрезидентских обозначились новые линии поведения. Партия "Ак жол", нарушив табу, выдвинула ряд программ по развитию общественных сфер, в корне отличных от правительственных. "Асар" также продемонстрировал независимость, заявив о необходимости политической модернизации, засилье в Казахстане партий старого образца, не отвечающих потребностям нового этапа государственного строительства. Наличие в тройке лидеров неподотчетных администрации президента партий ("Асар" и "Ак жол") девальвирует значимость подготовленных списков из-за высокой вероятности выстраивания ими самостоятельной линии поведения на выборах.

Похоже, что создание "Асара" стало основным препятствием в использовании апробированных штампов. Не менее значимое обстоятельство - неверие лидеров партий в дееспособность режиссеров предвыборного марафона из-за их попыток попеременно позиционировать "Асар" и "Отан" в качестве лидирующих партий.

Истоки диссонанса

В качестве одной из ведущих причин можно отметить недальновидность официальных аналитиков. Выстраиваемая ими партийная структура была ориентирована на средства финансово-промышленных групп. Уже изначально можно было вычислить вероятность потенциального конфликта интересов бизнес-структур: создание новой партии либо слияние прежних ущемляло их интересы из-за ограниченности мест в парламенте. Постоянство процесса тиражирования партий только усугубляло дисбаланс. Другим неучтенным фактором стал приход в политику субъектов, способных выстраивать независимую от администрации президента линию поведения. Дискредитирована также здравая мысль об укрупнении партий посредством ужесточения правил регистрации (50 тыс. членов, предписания по представительству в областях): по мере приближения к выборам количество партий, зарегистрированных не без помощи администрации президента, резко возросло. Эта непоследовательность - свидетельство колебаний в стане официальных идеологов. Похоже, что давно вынашиваемая ими модель создания полуторной партийной системы (одна крупная доминирующая в парламенте партия плюс две или три мелкие) сегодня уже не является актуальной из-за нежелания лидеров способствовать ликвидации либо переводу их партий в разряд карликовых, другие же варианты ими, по всей видимости, не были рассмотрены. Феномен списков "проходимости" - это скорее всего постсоветское изобретение. Некий аналог партийных списков, имеющих место в ведущих зарубежных странах. Однако в отличие от последних казахстанские партии слабы, то есть они не являются субъектами политики. К тому же большинство партий являются пропрезидентскими, поэтому у идеологов от власти есть широкие возможности сегментировать партии по сорту, к примеру, партия первого сорта и так далее. Очевидно, что решающий мотив при осуществлении процедуры - субъективные предпочтения лиц, ответственных за реализацию внутренней политики в стране. Для подтверждения собственной правоты в определении партий лидеров и аутсайдеров они широко используют понятие "оппозиция". Похоже, что это слово вне зависимости, отвечает оно реальности или нет, становится очередной "страшилкой" для руководства страны. Можно констатировать, что подобного рода манипуляции являются действенным тормозом в развитии партийной системы страны.

Какая из систем нужнее?

Очевидно, что в условиях зависимости партий от финансово-промышленных групп (ФПГ) явное доминирование той или иной партии чревато последующими "разборками". Оптимальной представляется модель, согласно которой между ведущими партиями устанавливается некий баланс без преференций в пользу той или иной партийной структуры. В этом случае ни одна партия не наберет в парламенте 50% голосов, а потому никто не будет в состоянии навязывать собственную линию поведения остальным парламентариям. Собственно говоря, подобная архитектоника будет иметь место в случае неиспользования на выборах административного ресурса. Система сдержек и противовесов нужна также для вывода партий из-под опеки ФПГ. В силу равновесного состояния будет ограничено лоббирование чьих-либо интересов в парламенте, что может стать одной из причин отказа от дальнейшего финансирования партий финансово-промышленными группами. Другое направление развития партий - предание им дополнительных полномочий посредством, к примеру, внесения поправок в закон "О политических партиях". Партиям могут быть делегированы права по формированию правительства, преференции при рассмотрении кандидатур на должность областных акимов.