Тимур Бекмамбетов: Свой самый важный фильм я сниму в Казахстане

Тимур Бекмамбетов: Свой самый важный фильм я сниму в Казахстане

- Когда вы переместились из Казахстана в Москву?

- В 17 лет я приехал в Москву из Гурьева, который сейчас называется Атырау - чтобы жить в большом городе, вращаться в этой среде, что-то ловить в этой реке. Учился в Московском энергетическом, потом меня из него отчислили - была Олимпиада, производилась зачистка Москвы от всех не вполне понятных граждан. Я оказался опять в Гурьеве, потом переехал в Ташкент, поступил там в театральный институт. Потом вернулся в Москву. В Алма-Ате я бываю, в Гурьеве - нет. Надо бы съездить - вот сейчас суетной период жизни закончился, надо бы туда вернуться.

- Культурные связи с родиной у вас остались?

- Внутри, конечно, остались, никуда они не деваются. Периодически были попытки снимать что-то в Казахстане, мы пытались с казахскими кинопродюсерами замутить что-то совместное. Но до результата дело так и не доходило, потому что для этого надо там сидеть, вращаться. А там темп жизни медленней - пока все продвинется, время убегает, я оказываюсь в Москве. Вся проблема - в несовпадении темпов. В Казахстане - другой уклад жизни, по-другому развиваются проекты - годами, люди сидят, общаются, думают. Уверен, что в конце концов я сниму там фильм - может быть, самый важный для себя. Я жил в Европе, жил в Америке, жил в Москве. Образ жизни кочевников, которые не привязаны к месту, собственности, - самый привлекательный для меня. Это вообще философия, которая спасет всех на Земле. То, как живет современная цивилизация - частный случай в жизни кочевников. Они остановились на какое-то время - но будут двигаться дальше. Собственность, всяческие институции - для них лишь мгновения в истории.

- Какова нынешняя ситуация в казахском кино?

- Зараза европейского кино там затормозила все лет на десять. По-моему, приз европейского фестиваля - приговор режиссеру. Там дают призы только такому кино, которое никто не хочет смотреть. Я думаю, что американская киноиндустрия через европейские кинофестивали уничтожает все остальное кино. Это такой заговор крупных американских студий, тайно финансирующих европейские фестивали - чтобы там всем морочили головы и давали призы самым неперспективным тенденциям. (Смеется).

- Но ведь вроде бы во всем мире активно развивается мода на азиатское кино...

- Азиатское кино опасно для американского. Американские студии посредством кинофестивалей стараются его подкорректировать, сделать его менее конкурентоспособным. Выбираются фильмы самого рефлексирующего свойства. Например, у китайского кино сумасшедший культурный ресурс. От имперского кино про Мао-Сталина там сразу шагнули к американской модели кино - и это мощная вещь. Это большая страна, у них большие амбиции. Так что сейчас китайским фильмам всюду должны начать давать призы - и все тамошние режиссеры будут думать примерно так: "Если кино получится неинтересно для зрителя - я получу приз в Каннах".

Москва

[inc pk='697' service='table']