Неудовлетворенное желание

Казахская этническая музыка стала востребована. Между тем прилавки специализированных на продаже аудионосителей магазинов наглядно демонстрируют дисбаланс спроса и предложения. Одна из причин - амбиции шоу-бизнеса лишены делового характера

Неудовлетворенное желание

Творческие тренды сложно оценить, но можно утверждать, что аудитория любителей казахской национальной музыки перестала быть узкой. Народные кюи и песни посредством современной аранжировки становятся популярными среди различных категорий слушателей и занимают лидирующие места в музыкальных топах. Все больше появляется новых песен на казахском языке, в которых гармонично сочетаются национальные и современные мотивы. Эти продукты творчества объединяются жанром этно, предпочтение которому отдает все больше слушателей.

Между тем приобрести диск с полюбившимся альбомом трудно: или его уже нигде нет, так как тираж распродан, или его нет как такового.

Мьюзик-шопинг

[inc pk='2379' service='media']

Рынок легальной аудиопродукции сегодня представлен специализированными торговыми точками. Наиболее известны сетевые магазины "Меломан", "Граммофон" и "Серебряный диск", филиалы которых имеются и в регионах. Однако казахстанская музыка, несмотря на возрастающий к ней интерес, до сих пор остается для ритейлеров своего рода факультативным продуктом. Во многих магазинах полки с надписью "казахстанские исполнители" находятся не на самом престижном месте - внизу. На уровне глаз - диски для любителей зарубежной музыки. Это - показатель отношения. К тому же ассортимент, имеющийся в магазинах, даже если не брать в расчет не очень популярных исполнителей, мягко говоря, неполный. Казахстанские музыканты в жанре этно, востребованные не только в Казахстане, но и за пределами страны, представлены слабо.

- Спрос на азиатскую, арабскую музыку наблюдается во всем мире. В творчестве европейских музыкантов, к примеру, Стинга, заметны азиатские мотивы. На подъеме и казахстанское этно, - подтверждает исполнительный директор сети магазинов "Меломан" Вадим Галенко. - Однако нельзя говорить о всеобъемлющей популярности. Во всяком случае, продажи дисков казахстанских исполнителей пока еще не сравнимы с зарубежными аналогами.

Несмотря на возлагаемые надежды на южноказахстанского потребителя, наиболее склонного слушать этно, продажи этно-дисков в данном регионе почти нулевые. Значительное количество легальной аудиопродукции потребляет Алматы, меньше - Астана, остальные города приносят незначительные сборы.

Неля Иванова, руководитель сети "Граммофон", считает, что причину нехватки казахскоязычных дисков следует искать в их маленьких тиражах. "Покупатели очень часто ищут фольклорные диски, сборники, - говорит она. - Казахские песни сейчас очень востребованы, но, к сожалению, предложения почти нет".

Действительно, казахстанские исполнители ограничиваются минимальными тиражами - тысяча, редко - две тысячи. Тираж диска Асылбека Енсепова (домбра в современной аранжировке) в 5 тысяч штук - рекордный. Причин малотиражки несколько, и они связаны между собой.

Дорого и невыгодно

Пожалуй, основная причина практически всех проблем - недостаток денег. Казахстанский шоу-бизнес, который, по признанию певцов и продюсеров, в целом малобюджетный, не исключение. Популярный музыкант Едиль Кусаинов, владеющий семью древними казахскими инструментами и горловым пением, уже несколько лет на сцене, но только сейчас готовится к выпуску диска, именно по причине нехватки средств.

Запись так называемого мастер-диска - оригинала, с которого копируется весь тираж, можно сделать на казахстанских студиях. На диске обычно размещают 10-12 композиций. Стоимость записи одной композиции варьирует в пределах 1-2 тыс. долларов. В России эта услуга стоит в два раза дороже, тем не менее часть казахстанских исполнителей обращается туда. "У нас в стране слабая школа звукорежиссеров - они либо не слышат звуки, либо неверно их используют, даже при наличии профессиональной техники. Мастеринг, который допускает лишние частоты, может прекрасно звучать на одной аппаратуре, но все изъяны будут слышны при использовании другой техники. Профессионалов - единицы. Поэтому и сегодня актуально обращаться к москвичам", - разъясняет ситуацию продюсер Ермек Ельгезеков.

Тиражирование диска производится в Москве и Екатеринбурге. Дело в том, что при обычной перезаписи с мастер-диска на потребительский диск последний может на некоторых компьютерах не "читаться". Гарантированное воспроизведение записей на любой технике обеспечивают только супероснащенные российские заводы, где запись производится лазером, качественная заливка, термопечать и т.п.

В силу технических особенностей минимальный с точки зрения цены тираж - 1000 штук. Затраты на дизайн - от 100 до 1000 долларов. Расходы на оформление таможенных документов и доставку составляют порядка 300-400 долларов. Итого средняя стоимость тысячного тиража с учетом создания мастер-диска - 25 тыс. долларов. Стоимость казахстанских CD в рознице от 600 до 2500 тенге.

Очевидно, что увеличение тиража ведет к снижению себестоимости одного диска. Однако даже в этом случае расходы получаются для казахстанских певцов достаточно значимые. К тому же, как утверждают сами певцы и продюсеры, ажиотажного спроса на их диски нет, и потому не факт, что даже минимальный тираж будет распродан. Это сдерживает и достаточно известных исполнителей, которые не рискуют вкладывать средства в грамзапись. Тем более что эти инвестиции не только не приносят прибыли, но и не всегда окупаются.

Правила шоу-бизнеса, принятые в мире, в Казахстане не работают. Если на Западе прибыль с продаж дисков составляет 70-90% доходов артиста, то в Казахстане такой статьи доходов вообще нет. "Во всем цивилизованном мире концерты артистов - это поддержка продажи диска. У нас все наоборот: главный доход исполнителей - это выступления на свадьбах, в клубах. И к этому все привыкли", - говорит арт-продюсер кобызистки Газизы Булат Акунов.

По словам руководителя ансамбля "Досмукасан", директора музыкально-продюсерского центра "Эуен" Мурата Кусаинова, средства, заработанные артистом на концертах, идут на производство дисков. На оставшиеся деньги артисты снимают клипы и в итоге остаются ни с чем.

Продажи CD растягиваются на год-два, что делает возможную прибыль гарантированным убытком. То, что 20-миллионный тираж дисков Земфиры был распродан за 20 дней, для казахстанских музыкантов даже не мечта. "Ситуация, когда диски популярных исполнителей продаются год-два - не редкость, - говорит продюсер Ермек Ельгезеков. - Даже на сольном концерте Рамазана Стамгазиева, где собрался полный зал - 3,5 тысячи зрителей, было продано всего два диска. Для меня это было шоком".

Между тем в казахстанской шоу-индустрии есть и проекты с успешными продажами. К примеру, за 4 месяца было продано 4,5 тыс. дисков Асылбека Енсепова по цене 10 долларов каждый. На оставшиеся 500 штук цены завысили до 18 долларов. "Даже если представить, что тираж будет распродан до нуля, прибыли мы не получили, так как каждый диск в кожаном переплете ручной работы обошелся мне в 3,5-4 тысячи тенге", - утверждает музыкант.

[inc pk='2380' service='media']

Продавцы музыкальных магазинов утверждают, что нередко CD отечественных раскрученных артистов раскупаются в одночасье. Покупатели спрашивают " Улытау", "Уркер", но тираж распродан, а певцы не торопятся его переиздавать. В продюсерском центре группы "Улытау" нам сказали, что готовится новый альбом, а старый выйдет в переиздании с новыми вещами.

- Существуют стандартные формулы принятия решений на предмет количества экземпляров копий. Они базируются на том, сколько конкретно готов вложить спонсор или продюсер в данный проект. И если тираж тысячный, а спрос превысил планку незначительно, то издание дополнительной партии экономически невыгодно, - говорит Булат Акунов.

Игроки шоу-бизнеса утверждают, что емкость казахстанского рынка слишком мала. Здесь и фактор малочисленности населения, и низкая платежеспособность. Об увеличении тиражей посредством расширения аудитории за счет экспорта в Казахстане уже задумываются. "Я был недавно в Лондоне - там продается узбекская музыка, а нашей нет. Причем узбеки представляют национальную музыку, а у нас прекрасно развивается современное этно, которое более востребовано", - рассказывает Вадим Галенко. Теперь он обдумывает возможность поставки дисков казахских исполнителей за рубеж. Руководитель "Меломана" знает, что проволочек с регистрацией прав будет немало. Дело в том, что за рубежом маркировка лицензионных дисков существенно отличается. Обязательно должны быть указаны лицензионные программы, на которых создавался продукт. У нас в стране практически все студии работают в основном на пиратских программах. И потому казахстанские музыканты стали продавать права на производство казахстанских грамзаписей зарубежным студиям.

Кадры решают все

Представители шоу-индустрии сами признают, что музыкальный бизнес только начал формироваться. Отсутствие опыта и элементарных навыков тоже является причиной пассивности аудитории в приобретении дисков казахстанских исполнителей. Даже если потенциальному покупателю нравится творчество определенного исполнителя, его диск необходимо "пропиарить" - заставить человека пойти в магазин, как сказал один из собеседников, "совершить поступок". Продюсеры, менеджеры, да и сами музыканты не ставят такой задачи.

- На прибыль от продажи своих дисков я не рассчитываю. Просто хочу, чтобы молодое поколение слушало наши песни, знало патриархов казахстанской эстрады. Вообще, выпуск CD - это скорее самоутверждение артиста, чем желание получить прибыль, - рассуждает Мурат Кусаинов.

По мнению аранжировщика Рината Гайсина, наши исполнители выпускают диски скорее только для того, чтобы дать знать народу, что вышел новый альбом. "Продажа диска зависит от хорошей рекламной кампании. Таковой у нас практически нет, в отличие от европейских стран, где раскрутка диска - самое главное дело".

Именно по причине российского промоушна, более востребованными оказались диски наших звезд, обосновавшихся в Москве, Батыра Шукенова, "Мюзик-колы", чем их коллег, которые раскручиваются, используя местные "ресурсы". Лишь один телеканал (музыкальный, но транслирующийся исключительно в Алматы) показывает клипы, не беря плату с артистов, правда, только в том случае, если комиссия канала решает, что данный видеоклип подходит по формату.

- Остальные каналы требуют от 15 до 80 долларов за прокрутку клипа в музыкальных программах. Чтобы клип прокрутили по всем каналам в течение месяца, необходимо отдать порядка тысячи долларов, - говорит Ермек Ельгезеков.

Но клип не единственно возможный ресурс для раскрутки исполнителя или диска. Стратегию промоушна должны выстраивать и реализовывать квалифицированные специалисты. Редко можно встретить человека не просто с узкоспециализированным образованием (при консерватории было открыто продюсерское отделение, но туда поступали неудавшиеся музыканты, да и преподавательский состав был непрофессиональным), но и вообще просто менеджеров. "У российских звезд целый штат - директора, промоутеры и т.д. Вы не поверите, но Асылбек Енсепов сам привозит свои диски, сам выгружает. Да и не только он", - говорит Вадим Галенко.

В Казахстане нередко миссию менеджера выполняют, как это ни странно звучит, родственники музыкантов. Зачастую, видимо, в целях экономии, сами музыканты пытаются исполнять эту роль. Между тем хороший музыкант за редким исключением может стать хорошим продюсером. Для этого нужны организаторские способности, юридическая грамотность. Каждый должен заниматься своим делом. По словам Темирлана Тулегенова, в шоу-бизнесе немало приспособленцев, которые за копейки забирают авторские права и, работая с артистами, думают только о своей выгоде.

Продюсеры должны уметь выполнять посреднические функции между исполнителями и розничными сетями. Магазины есть, спрос растет, а товара (местного) нет. Продюсеры кивают на сети - "не могут определить потребность рынка". Сети кивают на поставщиков - "не обеспечивают спрос". Все это означает только одно - не выстроена цепочка, не налажен диалог.

- У нас выпуск диска - понты. Мол, вот я выпустил диск. Плюс определенная реклама, - делится мнением Темирлан Тулегенов. - Диски в основном дарят, то есть не воспринимают выпуск дисков как бизнес. Вот в чем проблема застоя в музыкальной индустрии. Хаос - причина нехватки грамотных людей, профессиональных кадров.

Пиратская страна

Все эти причины-проблемы неудовлетворенного спроса населения связаны с низким уровнем защиты интеллектуальной собственности. Все собеседники "Эксперта Казахстан" придерживаются мнения, что казахстанский закон, регулирующий вопросы авторского права интеллектуальной собственности, удовлетворяет международным стандартам. Но государственная машина не защищает интересы авторов. Если на Западе объемы пиратства оцениваются в 30-40%, то у нас - в 70-80%.

Ключ к решению проблем казахстанской музыки, начало ее спасения, музыканты видят в решении проблем с защитой интеллектуальной собственности. Прямая зависимость с развитием шоу-индустрии бесспорна.

- Я не вижу заинтересованности государства в разрешении данной проблемы. Ни Минкультуры, ни Минюст, ни сами музыканты не понимают необходимости борьбы с пиратством. Каждый доволен тем, что имеет возможность кусать пирог со своей стороны, - говорит Темирлан Тулегенов. - Государственные программы, вроде фонда поддержки культуры, на мой взгляд, несерьезны и создаются не иначе как для разворовывания бюджетных средств. Между тем необходимо внести изменения в уголовный, административный и гражданский кодексы, а механизм преследования пиратов - передать в руки силовых структур.

- Воруют музыку звукорежиссеры еще на пульте, либо постфактум после выхода в продажу. Вот, к примеру, при записи диска Батыра "Ата-Ана" утечки не было. И пиратские копии появились через пару недель после выхода оригинала. Это достаточный срок для того, чтобы осуществить основные продажи, - говорит Галенко и приводит в пример Узбекистан: - Пиратских аудионосителей с записями узбекской эстрады в стране нет, значит, борьба возможна.

Казахстанские исполнители редко выпускают кассеты в какой-то степени из-за пиратства (да и непрестижно). Кассету легче тиражировать в домашних условиях. Проблема в данном случае лежит в другой плоскости - часть населения просто не понимает, что такое качество, а часть не хочет или не может платить. "Если у кого-то магнитофон стоит меньше 1000 тенге, то и кассета за 100 тенге его вполне удовлетворит. По поездам ходят "бизнесмены" и тут же по вашему желанию переписывают на двухкассетниках на ваших глазах любую запись за 100 тенге", - говорит Ельгезеков. - Важен сам факт обладания той песней, которую человек слышал по телевизору или радио".

Рост шоу-индустрии не идет ни в какое сравнение со стремительными темпами роста пиратства, прибыль которых превышает 300-400%. Пираты не платят налоги, гонорары и пр. Нелицензионные диски создают демпинг, что, впрочем, выгодно потребителю.

- Покупателей, которые будут слушать только лицензионную музыку, немного. Сегодня выпустят новый диск, завтра появятся пиратские копии, - говорит Гайсин. - Кроме того, друзья обмениваются дисками, кассетами и переписывают их. Таким образом, делаются несколько копий, и это тоже своеобразное пиратство.

Это как в фильме "Джек Восьмеркин - американец", где главный герой вырастил табак, скрутил сигары и дал попробовать сельчанам. Мужики с удовольствием затягивались и просили по второй. И когда Джек сказал, что "теперь по пятаку", его, мягко говоря, не поняли.

Впрочем, ситуация исправляется - все больше людей понимают, что качественный аудионоситель не может быть дешевым. И роль государства в решении проблемы с пиратством - самая важная. Смогли же, например, свести к минимуму нелегальное производство алкогольной продукции. Понятно, что шоу-бизнес с алкогольным не идет ни в какое сравнение при расставлении экономических приоритетов. Однако и музыкальная индустрия в перспективе могла бы приносить ощутимые прибыли государству. Если страна даст возможность шоу-бизнесу стать сильным, высокодоходным, то станет актуальной и тема налогообложения.