Вторая попытка министра

Вторая попытка министра

Конец августа был чрезвычайно богат на всевозможные инициативы во всех сферах жизни, выдвинутые как представителями партий, так и отдельными гражданами. Но из всех событий одно стояло особняком - Министерство информации презентовало новый вариант злополучного закона "О СМИ".

Общее впечатление от появления долгожданного документа было несколько смазано временем его выхода в свет - в аккурат накануне начала периода предвыборной агитации. Однако министр печати Алтынбек Сарсенбаев, представлявший проект закона, кстати, второй номер в партийном списке " Ак жола", такую связь опроверг, заявив, что лишь выполняет свои обещания, данные медиа-сообществу при вступлении на должность министра, а также напомнил, что президент еще год назад говорил о необходимости принятия нового закона. Собственно, предшественник г-на Сарсенбаева на посту главы Мининформации такую попытку сделал, однако завершилась она большим конфузом. Парламент закон принял, попутно ужесточив нормы и так не самого либерального документа, но президент наложил вето. И в силе остался закон от 2001 года, автором и активным проводником которого, по иронии судьбы, был ныне действующий министр информации.

Посему текст нынешнего проекта г-на Сарсенбаева вызвал по меньшей мере любопытство. Проект отличается от ныне действующего закона, как небо от земли. Прежде всего общей идеологией. Именуется он "О гарантиях свободы слова в Республике Казахстан" и имеет ряд положений, которые можно назвать революционными. Во-первых, авторы всерьез решили, насколько это возможно, отделить СМИ от государства, точнее, от чиновников. В законопроекте существенно упрощен порядок регистрации - теперь достаточно лишь зарегистрировать юридическое лицо и направить уведомление в Национальную государственную палату. Государству прямо запрещается создавать СМИ совместно с юридическими и физическими лицами-резидентами, либо с иностранными гражданами, а также "государственные органы исполнительной власти не могут владеть контрольным пакетом СМИ, рассчитанных на массовую аудиторию, кроме одной общереспубликанской газеты, одной теле- и радиокомпании и специализированных СМИ". Облегчен доступ на казахстанский рынок СМИ иностранного капитала, что наверняка позволит привлечь в медиа-сектор крупных зарубежных партнеров и повысит как уровень профессионализма изданий, так и уровень конкуренции на рынке.

Еще одно нововведение - авторы законопроекта всерьез намерены разрушить сложившиеся на рынке медиа-империи путем применения антимонопольных положений. От себя заметим, что существующие в настоящее время примеры медиа-монополий, видимо, настолько ярко стояли перед глазами авторов, что они в процессе написания допустили прямо-таки фрейдистскую описку. В пункте 3 статьи 15 указывается, что "физическому лицу, которое является единоличным учредителем вещательной организации или вклад которого в вещательную организацию обеспечивает контроль над нею, или супругу этого лица не может принадлежать более 25% акций (долей капитала) в других вещательных организациях".

Несмотря на отдельные очевидные достоинства проекта, в нем есть моменты, которые прямо перечеркивают его прогрессивный характер. Это прежде всего статья 40, где повествуется о правилах аккредитации журналистов. Интересно, что она... перекочевала из ныне действующего закона в новый проект, хотя идеологически ему полностью противоречит. Более того, даже забракованный в начале лета президентом закон "О СМИ" содержал более либеральные положения касательно взаимодействия представителей масс-медиа и органов власти. Так вот, в проекте по-прежнему утверждается, что аккредитация журналистов при том или ином госучреждении будет носить отнюдь не регистрационный, а разрешительный характер, то есть журналисты аккредитуются "по согласованию" с органом власти или общественным объединением. Причем лишить их аккредитации можно за нарушение правил аккредитации, а также за "распространение не соответствующей действительности информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию аккредитовавших его органов". Право определять степень соответствия информации действительности, согласно тексту проекта, остается за самими "органами". Что, безусловно, дает широкий простор для чиновничьей инициативы как по аккредитации лишь угодных журналистов, так и творческого подхода к определению "чести, достоинства и деловой репутации". За СМИ лишь оставлено право обжаловать эти решения в суде. Представляется, что гораздо более уместно, исходя из духа законопроекта, применить положения, противоположные написанным. А именно: производить аккредитацию путем регистрации поступивших от СМИ заявок и лишать аккредитации представителей прессы только по решению суда.

Есть еще один немаловажный нюанс, на котором хотелось бы остановиться. Это "проходимость" данного проекта через правительство, а затем и парламент. Далеко не все разделяют мнение, что данные учреждения настолько прониклись идеями демократии и свободы слова, а также по определению министра печати "духом времени и настоящего периода", чтобы пропустить данный законопроект, даже в частично первозданном виде. Изящный пассаж Алтынбека Сарсенбаева о том, что если правительство будет относиться к законопроекту "ненормально, то это ненормальное правительство", ровным счетом ничего не говорит о шансах на действительное принятие данного документа. Более того, едва ли не большую угрозу для законопроекта представляет парламент. Однако поскольку законопроект предлагается внести на рассмотрение уже нового состава нижней палаты, журналистам остается искать утешение в известной латинской пословице dum spiro spero (пока живу, надеюсь).

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?