Сверхзадача с одним условием

Утроить ВВП в ближайшие 11 лет - такой амбициозный план поставлен перед правительством. Но чтобы отмежеваться от экстенсивного роста, сместив акценты с сырьевой экономики на высокотехнологичные производства, необходимо ликвидировать громадный дефицит квалифицированных управленцев и специалистов

Сверхзадача с одним условием

Б удучи с рабочей поездкой в Актюбинске, глава страны Нурсултан Назарбаев заявил о том, что Казахстан в результате реализации индустриально-инновационной стратегии намерен увеличить к 2015 году объем внутреннего валового продукта в 3,5 раза по сравнению с 2000 годом. По ВВП на душу населения уже в этом году будет превышена планка в 2 тыс. долларов (в "переломном" 1999 году было всего 600 долларов), а через 11 лет страна планирует производить ВВП на душу населения, как подчеркнул президент, "в размере 8 тысяч долларов, или на уровне таких стран, как Южная Корея и Саудовская Аравия".

Задача по столь значительному увеличению ВВП и благосостояния народа в целом выполнима. Производственные мощности в сырьевых отраслях имеют большой потенциал, к тому же мировые цены на основные экспортные казахстанские ресурсы - нефть, газ, металл - постоянно растут. Однако поручение президента не из легких: это должен быть не количественный, а качественный рост. Правительству необходимо основательно реструктуризовать экономику, постепенно исключив доминанту сырьевого сектора.

Депрессия - в истории

Поступательный рост ВВП наблюдается в стране последние пять лет. Экономика за это время выросла на 45%, но пока так и не достигла уровня 1991 года, поскольку в первой половине 1990-х годов темпы падения ВВП ежегодно составляли 10-14%. Но страна уже выходит из цикла глубокого падения: через год-два мы сможем сравняться по экономическому развитию с додепрессивным периодом. При этом в стране просчитывается лишь номинальный ВВП - в текущих ценах, установленных на рынке. Таким понятием, как "реальный ВВП", рассчитываемый на основе постоянных и неизменных цен, в Госкомстате не оперируют. Скорее всего это связано с тем, что в 1991 году Казахстан находился в рублевой зоне, и все сравнения некорректны. Измерять ВВП в текущих ценах и проще, и нагляднее: рост номинального ВВП куда впечатлительнее.

Во многом экономический рост связан с увеличением объемов производства промышленной продукции. Например, только в прошлом году объем добычи нефти и газоконденсата составил 51,275 млн тонн, что на 8,6% больше, чем в предыдущем году, объем производства в горнодобывающей промышленности возрос на 8,8%. Однако экономисты отмечают, что пусть медленно, но все-таки происходит содержательное изменение роста. В 2003 году предприятиями обрабатывающей промышленности произведено продукции на 1088,9 млрд тенге, или на 9% больше, чем в 2002 году.

"Если в 1999-2000 годах ВВП базировался в основном на темпах роста добывающих отраслей, то сейчас начинают увеличиваться темпы роста перерабатывающего сектора, - говорит заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Гульмира Курганбаева. - Возросла доля услуг, перерабатывающих отраслей сельского хозяйства, легкой, химической, металлургической промышленности, машиностроения".

По мнению первого вице-министра индустрии и торговли Госмана Амрина, темпы роста экономики Казахстана высокие, но не исключительные. Решающим является наличие крупных энергетических ресурсов и увеличение энергопотребления в мире. Благодаря этому обозначилась тенденция по улучшению макроэкономических позиций Казахстана, что само по себе влияет на реструктуризацию внутреннего валового продукта. "Наличие рядом двух мощных рынков - Китая и России - геоэкономически предопределяет возможности расширения экономики Казахстана, - говорит г-н Амрин. - Кроме того, Казахстан имеет и свой потенциал роста. С одной стороны, хорошие энергетические, сырьевые возможности, с другой - факторы производства: неплохая рабочая сила, приток капитала. Но есть и субъективная составляющая оптимистичных прогнозов. Это государственная политика. Предпринимаются большие усилия, направленные на изменение структуры экономики, поддержание роста, модернизацию".

Уйти от зависимости

Если брать долевое отношение, то в структуре ВВП сырьевой сектор занимает до 40%. Правительство не считает, что это критический максимум, утверждая, что сырьевой сектор является локомотивом для смежных отраслей экономики. Однако президент страны, заявляя об утроении ВВП, особо подчеркнул, что мы должны "уйти от сырьевой зависимости и создать другую экономику, поскольку любое сырье имеет обыкновение кончаться".

Как это сделать, зафиксировано в стратегии индустриально-инновационного развития. В документе расписан подробный план действий - от формирования пула институтов развития до создания конкурентоспособных кластеров. Институциональная платформа практически подготовлена: учрежден ряд фондов - Национальный, Инвестиционный, Инновационный. С начала года успешно работает на рынке государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. В ближайшие два года правительству предстоит определить несколько точек роста, на которых будут сконцентрированы ресурсы, в том числе финансовые. На 2006-2010 годы запланировано активное развитие научно-инновационной инфраструктуры, но развитие экономики по-прежнему будет обеспечиваться в основном за счет прироста добычи нефти и газа. На последнем этапе - с 2011 по 2015 год - темпы роста производства товаров, работ и услуг должны опережать увеличение добычи нефти и газа. В обозримой перспективе объем инвестиций в развитие производственной инфраструктуры в нефтехимическом секторе составит около 80 млрд долларов, что позволит производить около 200 разновидностей полимерных изделий широкого применения. Для сравнения: за годы независимости Казахстана приток прямых иностранных инвестиций в страну составил около 26 млрд долларов США.

- Среднегодовой прирост физического объема ВВП в среднем до 2015 года должен составлять 8,5-9%. Эти темпы достаточно реальны, во всяком случае, в среднесрочной перспективе, учитывая, что мы будем генерировать доходы от нефтяного сектора в инфраструктуру для углубления диверсификации экономики, - заявил "Эксперту Казахстан" министр финансов Арман Дунаев.

По его словам, реализация стратегии индустриально-инновационного развития позволит к 2015 году увеличить удельный вес производства товаров в структуре ВВП с 46,5% в 2000 году до 50-52%. Увеличится удельный вес услуг научной и научно-инновационной деятельности с 0,9 до 1,5-1,7%, доля высокотехнологичной продукции составит 9-11% против 0,6% в 2000 году. Правительство ожидает, что качественные изменения также произойдут в структуре добавленной стоимости обрабатывающей промышленности. Доля металлургии и обработки металлов упадет с 40,1 до 27-28%, доля переработки сельхозпродуктов возрастет с 38,1 до 45-46%. Если все пойдет по плану, то к 2015 году реальные денежные доходы населения увеличатся в 2,5 раза.

Какой рост нам нужен?

К нынешнему экономическому росту правительство не имеет почти никакого отношения. Как известно, все крупные нефтегазовые проекты реализуются иностранными инвесторами, а цена на нефть определяется факторами, лежащими за пределами возможностей кабинета министров. Единственная, пожалуй, заслуга - создание некоторых стимулов. Так, в Казахстане относительно низкая налоговая нагрузка - около 22-23% ВВП, и, более того, в настоящее время налоговое законодательство перерабатывается с целью снижения налогового бремени для перспективных отраслей.

Правительственные чиновники, которые не без гордости любят обсуждать вопросы роста и вообще проблемы количественных показателей, об этом практически не говорят. Они твердо знают, что экономика Казахстана, особенно учитывая уровень ВВП, к которому надо прирастить требуемое, неизбежно достигнет подобных показателей. Прежде всего в результате реализации запланированных нефтяных проектов - добыча нефти к 2015 году должна вырасти до 150-180 млн тонн, или в 3-3,5 раза - и ценовой конъюнктуры на энергоносители.

Более важной в настоящий момент является проблема не количества, а качества этого роста. Именно сейчас на фоне нефтяных цен решается вопрос, уйдет ли страна от сырьевой зависимости и дальнейшего усиления зависимости от западных инвестиций или нет. В прошлом году доля иностранных инвестиций в основной капитал составила 28% от общего объема инвестиций. Причем практически все они были направлены в сырьевой сектор. Доля же инвестиций собственного казахстанского бизнеса составила порядка 55%. В России, между тем, в прошлом году эта доля была около 82% от общего объема инвестиций. Кроме того, там 60% роста, по оценкам Всемирного банка, обеспечил средний бизнес и лишь около 30% - крупные энергетические компании. В Казахстане же эти показатели практически диаметрально противоположны. Кроме того, по последним данным Агентства РК по статистике, 41% всех инвестиций в первом полугодии опять пришелся на нефтегазовый сектор, в обрабатывающую промышленность - лишь 9%.

По сути, правительство стоит перед серьезной дилеммой: всеми силами добиваться выполнения количественных показателей или отбросить этот фетиш и перейти к структурной перестройке экономики. Необходимо изменить подходы к оценке деятельности как отдельных министерств и акимов, так и правительства в целом. От бодрых рапортов о росте ВВП перейти к четкой оценке качественных изменений, произошедших в экономике.

"Конечно, мы все хотим высоких темпов роста. Пожалуйста, но при нормальной структуре экономики. Мы должны создать все необходимые условия не для того, чтобы обеспечить рост в 3,5 раза, а для развития несырьевого сектора. А здесь главное - нет инвестиций, нет научно-технического потенциала, а самое главное - высокие доходы от нефти не перетекают, как во многих странах, в обрабатывающий сектор. Капитал уходит за границу, поскольку основными владельцами крупных нефтяных компаний являются иностранные корпорации. Им развитие обрабатывающей промышленности Казахстана не сулит ничего, и оно им не нужно. Стимулов нет, они не будут вкладываться туда, где доходность сейчас ниже, чем в нефтяном секторе", - убежден доктор экономических наук, председатель попечительского совета Ассоциации экономистов Казахстана Арыстан Есентугелов.

Нельзя сказать, что в правительстве этого не понимают. Недавно на заседании Кабмина, на котором обсуждались вопросы инновационного развития страны, премьер Даниал Ахметов заявил: "Мне кажется, что часть членов правительства находится в некоторой эйфории от роста ВВП. За последние 4 года он составил 49% (по официальным данным Агентства РК по статистике, за 1999-2003 год рост ВВП составил 45%. - "Эксперт Казахстан"). Многие ошибочно думают, что это связано с объективным развитием экономики в целом, хотя мы отчетливо понимаем, что это далеко не так. Очевидны пробелы деятельности правительства. Все основные элементы инновационной системы у нас являются наиболее отсталыми: и научный потенциал, и структура - технопарки, центры. Финансовая инфраструктура более чем не развита, практически отсутствуют инновационные предприятия. Мы находимся в стадии, в которой нужно принимать какие-то очень серьезные решения".

В целом у нас пишутся хорошие государственные программы, но они далеко не всегда согласуются по целям, задачам и срокам. Реализуется несколько крупных инфраструктурных проектов (линия электропередачи Север-Юг, строительство железных и автодорог), однако этого явно недостаточно. Кроме того, мы наблюдаем поверхностный подход к вопросам реструктуризации экономики: сжатые сроки, требование что-то менять, неважно что. "Еще в октябре прошлого года перед акимами ставилась конкретная задача - реализовать совместно с институтами развития как минимум по одному инвестиционному проекту, но данное поручение не выполнено", - сетовал премьер на расширенном заседании правительства в начале августа.

Очевидно, что не налажен и жесткий государственный контроль за целевым и эффективным использованием бюджетных средств, выделяемых через институты развития на различные проекты. На днях сам глава кабинета поручил Министерству экономики и бюджетного планирования ужесточить требования к отбору инвестиционных проектов, финансирование которых предусмотрено из госбюджета в 2005-2007 годах.

Кадры решают все

Задачи, поставленные президентом, в правительстве намерены строго исполнять. Главное, говорят, надо сохранить выбранный темп. Нельзя ни уменьшать рост ВВП, чтобы выполнить намеченное, ни увеличивать - не "перегреть бы экономику". Но, безусловно, внешние факторы и цены на нефть будут играть значительную роль в ближайшие три-четыре года, пока еще сохранится тенденция формирования ВВП на добывающем секторе.

Что может помешать достичь блестящих результатов за "две пятилетки"? По словам Гульмиры Курганбаевой, Казахстан подстерегает по крайней мере четыре опасности: дисбаланс развития отраслей, диспропорциональное развитие регионов, теневизация экономики (сегодня до трети экономики не учитывается в ВВП), дефицит интеллектуальных ресурсов. В настоящее время эти факторы влияют на то, что экономический рост в Казахстане по качественному содержанию остается далеко не тем, каким мог бы быть.

А секретарь комитета по финансам и бюджету мажилиса парламента Виктор Веснин считает, что помешать добиться качественного увеличения ВВП может лишь человеческий фактор: косность, неумение и нежелание мыслить, отсутствие профессионализма.

Действительно, в стране наблюдается острейший дефицит квалифицированных управленцев, специалистов по новым и перспективным направлениям - биоинженерия, нефтехимия, металлургия и т.д. Казахстанские вузы верны старой конъюнктуре, плохо чувствуют и не просчитывают потребности сегодняшнего и завтрашнего дня. Президентская же программа обучения кадров за рубежом " Болашак" не нацелена на "всеобщую подготовку": за 11 лет, что она существует, в ведущих вузах мира получили образование немногим больше 700 человек.

Наша страна не первая сталкивается с подобной проблемой. Старый Свет и США, например, в последние годы постоянно практикуют "импорт умов". Китай в течение последнего десятилетия на выгодных условиях приглашал специалистов с очень высокой степенью подготовки, с высшим техническим образованием: он начинал с копирования технологий, а теперь на их базе создает свои конкурентные продукты.

В Казахстане только начинают предприниматься первые шаги в этом направлении. Так, совсем недавно решено предоставлять гражданство лицам, имеющим отличное образование и перспективные специальности. Но одним этим жестом доброй воли проблему дефицита вряд ли решить, потому что заманивать надо отнюдь не гражданством - для классного специалиста важна материальная сторона, возможность реализовать творческий потенциал, карьерный рост в конце концов. А поэтому требуется новая государственная политика и в сфере иммиграции, и в кадровом вопросе. Ведь только в том случае, если в стране будут качественные человеческие ресурсы, появится все остальное, о чем мы сегодня мечтаем: передовые технологии, предпринимательство, не сырьевой экономический рост.