Чистота по-японски

Чистота по-японски

Политический роман

Мисима Ю. Несущие кони. Море изобилия/ Пер. с японского - СПб.: "Симпозиум", 2004 - 448с.

Роман Юкио Мисимы "Несущие кони" - вторая часть тетралогии "Море изобилия" - интересен не только своей высокоэстетичной формой стилистики, характерной для японской литературной традиции, но и четко выраженным идейным содержанием, окрашенным ярким экзистенциальным мотивом. Идеологическая установка настолько сильна, что превращает часть романа в политический памфлет, в ущерб художественности произведения. Выкристаллизованная идейно-политическая линия повествования задается содержанием брошюры "История "Союза возмездия" и представляет собой книгу в книге, архетип-прообраз, к которому, как к чистому истоку, устремлен в своих убеждениях главный герой Исао Иинума. Взывая к патриотическим чувствам молодых японцев через пылко изображенные искренность и чистоту юного Исао, автор пытается укрепить идеалы монархического правления и воскресить этику самурайского милитаризма.

Но политическое вероисповедание Мисимы скорее часть чего-то большего, часть театрализованного представления, разыгранного им со вкусом на сцене жизни. "Несущие кони" - во многом автобиографическое произведение, а точнее сказать, программа действий на будущее. Мисима создал военизированную молодежную организацию и пытался совершить государственный переворот. В момент его провала он, как и Исао, сделал харакири. Ценность романа не в пропаганде политических взглядов, а, скорее, в экзистенциальных размышлениях, взращенных на чувственной эстетике декаданса.

Философия чистоты, обретаемой в смерти, как следствие "чистой преданности" высоким самурайским идеалам, противопоставляется рационально просчитанной повседневности существования. Эта идея становится основным мотивом романа, затрагивающим классическую тему отцов и детей, молодости и зрелости, страсти и разума. При чем сам Мисима на стороне молодости и страсти. В романе сталкиваются два глубинных инстинкта: Эрос (жажда жизни), облекающий себя, с точки зрения автора, в искажающие истину рациональные формы, и Танатос (влечение к смерти) - проявление подлинности существования. Автору удается объединить эти две великие противостоящие друг другу силы через эротизацию смерти. Мисима занимает наполненную чувственной эстетикой позицию влюбленного в смерть: "Когда говорят "осыпаться цветами", окровавленные тела разом превращаются в цветы сакуры. Чистота была превращением чего-то в прямо противоположное по собственному желанию. Поэтому чистота была поэзией". В романе ощущается сильное влияние Ницше. Аполлоническое понимание красоты пронизывает эстетику романа. А мотив "возвращения того же самого" гармонично сочетается у Мисимы с буддийской концепцией круговорота жизни. Творчество Мисимы - это причудливое соединение идей европейской литературы и японской изобразительной традиции. Его имя можно поставить не только в один ряд с Кобо Абэ, Ясунари Кавабатой, Кэндзабуро Оэ, но и с Достоевским, Кьеркегором, Камю.