Трансфертные потери

Казахстан признан в мировом сообществе нефтяной державой. Помимо роста добычи и экспорта "черного золота", это должно означать большие бюджетные доходы. Но реальная действительность свидетельствует об обратном

Трансфертные потери

По разведанным запасам нефти Казахстан занимает 13-е место в мире. Разведанные извлекаемые запасы нефти и газового конденсата составляют 4,6 млрд тонн, в том числе газового конденсата - 331,5 млн тонн. Запасы нефти на шельфе Каспия оцениваются в 1,6 млрд тонн, что составляет более 38% от извлекаемых запасов "черного золота". Запасы природного газа составляют порядка 3 трлн куб. метров.

В будущем прирост извлекаемых запасов нефти и газового конденсата будет происходить в основном за счет морских месторождений. К 2010 году прирост запасов ожидается на уровне чуть менее 2,5 млрд тонн, к 2015 году - более 3,8 млрд тонн, к 2020 году - 5,2 млрд тонн. Однако обладание крупными разведанными запасами углеводородного сырья еще не является гарантией процветания. Необходимо найти свое место в системе мировых рынков, что позволит получать наибольшие коммерческие результаты и политические выгоды.

[inc pk='2361' service='media']

В настоящее время на долю нефтяного сектора приходится порядка 14% валового внутреннего продукта (ВВП). Это практически идентично совокупному вкладу в ВВП транспортного и строительного сектора республики. Причем за последние 5 лет доля нефтегазового сектора в ВВП возросла в 2,1 раза.

Начиная с 1996 года в Казахстане идет неуклонный рост добычи нефти и газового конденсата. Однако в первой половине 90-х годов, особенно в 1994-1995 годы, уровень добычи нефти в республике был заметно ниже, чем в 1985-1990 годы (график 1).

В числе более чем 60 всех нефтедобывающих государств мира Казахстан по объему добычи углеводородного сырья занимает 18-е место. Среди стран Европы и Евразии по уровню добычи нефти Казахстан занимает четвертое место после России, Великобритании и Норвегии. Причем если в 1985 году в суммарном объеме добычи нефти в странах Европы и Евразии доля Казахстана составляла 2,8%, то в 2002 году - уже 6,5%. (Для сравнения: в России - 67,2% и 52,2% соответственно, в Норвегии - 4,9% и 19,1%, в Великобритании - 15,8% и 14,1%). В 2003 году по сравнению с 2002 годом темпы роста добычи нефти в Казахстане возросли на 8,3%.

Сравнительный анализ изменения динамики ВВП и объемов добычи нефти в республике за последние 10 лет показывает, что темпы роста нефтедобычи существенно опережают темпы роста экономики. В частности, рост ВВП за этот период составил 123,4%, а темп роста добычи нефти (включая газовый конденсат) - 227,0%. В результате это оказало существенное влияние на рост объемов промышленного производства и экономики в целом.

Рост объемов производства казахстанской нефти обусловлен двумя факторами. Во-первых, это связано со значительным увеличением притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в нефтедобывающую отрасль. Во-вторых, существенное влияние на ситуацию в нефтяном секторе казахстанской экономики оказывает благоприятная конъюнктура мировых рынков углеводородного сырья.

Рассмотрим первый из этих факторов. Одним из важнейших аспектов процесса экономических реформ в Казахстане было создание благоприятного инвестиционного климата для отечественных и иностранных инвесторов. Инвестиционный климат в нашей стране является одним из самых привлекательных не только в странах СНГ, но и среди государств Центральной и Восточной Европы и стран Балтии. Казахстан намного опережает остальные страны СНГ по привлекательности экономики для потенциальных инвесторов, стабильности политической системы и доступу к финансовым ресурсам. Это подтверждается, к примеру, тем, что республика первой среди государств Содружества получила инвестиционный рейтинг.

По состоянию на 1 апреля 2004 года валовой приток ПИИ в экономику Казахстана составил 27 103 млн долларов. Из совокупного объема ПИИ, поступивших в экономику страны за последние десять лет, более 58% было направлено в горнодобывающую отрасль. При этом в добычу сырой нефти и природного газа за этот период вложено 52% от всей суммы ПИИ. Не секрет, что для зарубежных инвесторов привлекательными являются сырьевые отрасли, особенно добывающие сектора нефтегазовой и металлургической промышленности.

Другим важным фактором, оказывающим влияние на динамику добычи нефти и роста производства в нефтегазовой отрасли (да и экономики в целом), является благоприятная ценовая ситуация на мировых товарно-сырьевых рынках, прежде всего нефти. Это стимулирует нефтедобывающие компании наращивать объемы производства и экспорта нефти.

Казахстан, так же как Россия, Азербайджан и Туркменистан, в значительной степени зависят от экспорта энергетических ресурсов. В Казахстане экспорт углеводородного сырья начиная с 1995 года неуклонно растет. Так, объем добычи нефти за 1995-2003 годы возрос в 2,5 раза, а экспорт в натуральном выражении - без малого в 4 раза. При этом доля экспорта нефти и газового конденсата в общем объеме экспорта (12,9 млрд долларов) из республики перманентно растет - с 15% в 1995 году до 54,4% в 2003 году (таблица 1).

За период 1995-2003 гг. доля экспорта сырой нефти (включая газовый конденсат) в общем объеме ее добычи увеличилась с 55% до 83%. Причем в последние пять лет этот показатель колеблется на уровне 80%. Высокие мировые цены на углеводородное сырье в совокупности с оживлением экономик ведущих государств мира после финансового кризиса 1997-1998 годов, оказали влияние на уровень добычи и экспорта казахстанской нефти.

Характерной особенностью отечественного экспорта углеводородного сырья является ее географическая направленность. Основные объемы экспорта сырой нефти и газового конденсата осуществляются в страны вне СНГ, доля которых неуклонно растет - в натуральном выражении с 50% в 1998 году до 77% в 2002 году, в стоимостном - с 59% до 87% соответственно. В списке импортеров казахстанской нефти лидируют оффшорные зоны. Так, если в 1998 году экспорт на Бермудские и Виргинские острова составлял в натуральном выражении 6%, то в 2002 году - 34%, в стоимостном 7% и 43% соответственно.

В 2003 году в страны СНГ поставлено всего порядка 16% от общего объема экспорта углеводородного сырья. Остальная нефть "утекает" в страны дальнего зарубежья, главным образом в оффшорные зоны (в основном в Бермудские острова). Переориентация экспорта в оффшорные зоны обусловлена следующей специфической особенностью в развитии нефтяного сектора республики.

Речь идет о практике трансфертного ценообразования, применяемой нефтяными компаниями (как иностранными, так и отечественными) при поставках углеводородного сырья за пределы Казахстана. В условиях Казахстана, как и других стран СНГ, механизм трансфертного ценообразования, намеренно применяемый крупными транснациональными корпорациями для увода капитала из страны, приобретает все более изощренные формы. В результате проделываемых манипуляций очень трудно доказать аффилированность сторон, участвующих в сделке и, как следствие, почти невозможно установить факт намеренного занижения цены. Между тем значительная доля экспорта стратегических ресурсов республики осуществляется по заниженным ценам. В качестве примера приведем некоторые расчеты (таблица 2), которые вполне справедливы для макроэкономического анализа.

По нашим оценкам, за 1998-2003 годы потенциальные потери от трансфертных цен по экспорту нефти составили 9515 млн долларов. Учитывая максимальную ставку корпоративного налога в 30%, можно утверждать, что за эти годы государственный бюджет страны недополучил только от экспорта нефти порядка 2855 млн долларов.

В действительности уровень налоговой нагрузки нефтедобывающих компаний в Казахстане значительно ниже. Так, по данным Министерства финансов республики, нетто-коэффициент налоговой нагрузки для добычи сырой нефти и природного газа, а также предоставления услуг в этих отраслях в 2003 году в среднем составил 17,2%. Для крупнейших иностранных нефтяных компаний этот коэффициент в последние годы вопреки элементарной логике был крайне низким. К примеру, в 2002 году для китайской CNPC "Актобемунайгаз" - с 22% до 15,4%. Однако в 2003 году нетто-коэффициент налоговой нагрузки для этой нефтяной компании составил 29,6%.

[inc pk='2362' service='media']

Для сравнения: в большинстве нефтедобывающих государств мира доля, получаемая ими от доходов, связанных с добычей нефти, очень высока. К примеру, в Индонезии этот показатель составляет 88%, в Малайзии - 83%, в Китае - 60%, в Нигерии - 86%, в Анголе - 85%, в Норвегии - 82%, в США - 52%, в Великобритании - 33% (в последних двух странах этот коэффициент применяется для месторождений с добычей до 1 млн тонн в год).

Несмотря на значительный рост экспорта нефти, серьезную проблему для экономики Казахстана имеет наполняемость государственного бюджета. За последние девять лет бюджет страны (в долларовом эквиваленте) увеличился почти в 1,9 раза (график 2).

За эти же годы экспорт казахстанской нефти в стоимостном выражении, как отмечалось ранее, возрос почти в девять раз. Конечно, нельзя ставить знак равенства между этими показателями роста. Необходимо элиминировать влияние роста объемов добычи и роста мировых цен на углеводородное сырье, чтобы определить конкретные размеры бюджетных потерь.

Однако абсолютно точно утверждение, что бюджет несет значительные потери от налоговых, таможенных льгот и преференций. Многие сотни миллионов долларов теряет бюджет от использования механизма трансфертных цен, наличия значительной доли теневой экономики в ВВП (23% в 2002 году).

После азиатского и российского финансового кризиса 1997-1998 годов доходы государственного бюджета Казахстана возросли в 1,7 раза, увеличившись с почти 4 млрд до 6,7 млрд. Для сравнения: бюджет России за эти годы увеличился в пять раз - с 20 млрд до 100 млрд долларов. Безусловно, нельзя сравнивать в абсолютном выражении бюджетные показатели двух стран. Но экономики наших государств схожи в одном - обе "сидят" на нефтяной игле.

Существенный рост бюджета России, думается, связан с весьма низкой ставкой подоходного налога (13%). В Казахстане с 1 января 2004 года верхняя ставка подоходного налога составляет 20%. Однако с учетом 10% обязательных выплат в пенсионный фонд максимальная величина отчислений по сути составляет 28%.

В конечном итоге низкие темпы наполняемости государственного бюджета сказываются на социальной сфере, в развитии которой по существу нет коренных изменений. Понятно, что средняя заработная плата и реальные доходы населения Казахстана из года в год растут. Но этот рост мог быть значительно выше, если бы не было отмеченных проблем с наполняемостью государственного бюджета.

[inc pk='688' service='table']