Рождение патриота

Перед минувшими выборами тема патриотизма с новой силой понеслась из "шарманок" политических партий. И хотя уже успели приесться и музыканты, и сама музыка, народ все же отдает свой голос в качестве оплаты в надежде на то, что сказка станет былью. Однако теперь в ряду торговцев патриотизмом появился совершенно новый представитель. Этот раздает товар бесплатно, не требуя взамен отдать свой голос на выборах

Рождение патриота

"38 баурсаков" - название нового общественного объединения с политическими целями, но без политических амбиций, призванного и призывающего бороться за казахстанский патриотизм "с человеческим лицом". Речь идет не об абстрактном патриотизме, который мог бы быть основан на фактах из истории, программе "Казахстан-2030" или долге каждого гражданина. Патриотизм, проповедуемый "баурсаками", - бытовой, повседневный. Они не стали заниматься созданием какой-то идеологии, полагая, что этим должно заниматься государство и незачем дублировать то, что уже делают другие. Объединение находится вне политики и вне партий. Им просто не все равно, в какой стране они живут.

О смысле патриотизма

Слова имеют способность вводить в заблуждение. Понятие "бытовой патриотизм" воспринимается как нечто банальное и скучное. Но этот вид патриотизма является единственным реально возможным: не бывает патриотизма от случая к случаю, он либо есть, либо его нет, и проявляется он в жизни каждого человека, а не только в жизни политиков.

Начав с простого разговора, баурсаки (тогда еще просто друзья и знакомые) стали первыми, кто понял - патриотизм вещь практическая, утилитарная, повседневная. Хотя изначально речи о патриотизме в этом разговоре не было. Осознание этого пришло в процессе обсуждения насущных проблем, которые у каждого баурсака были свои, но в итоге возникало одно и то же препятствие - дефицит доверия.

Баурсак Бекжан Идрисов: У меня давно уже идея есть - детскую площадку во дворе сделать. Несколько раз соседей пытался расшевелить, листовки расклеивал. Цель-то простая - детскую площадку построить, поскольку наши дети там играют. И соседи как-то странно на это отреагировали. Они сказали, что они не верят. Они не мне конкретно не верят или кому-то там еще, они просто не верят. Такое общее неверие. Я это называю дефицитом доверия в обществе. Он на всех уровнях происходит. Скажем, я сталкиваюсь с ситуациями, когда президент компании решает вопрос обеспечения картриджами какого-то подразделения, хотя этим должен заниматься соответствующий человек. Но все дело в том, что президент компании просто не доверяет вопросы, связанные с расходами, кому-то другому.

Ситуация, знакомая каждому хоть немного активному казахстанцу - наличие хорошей идеи еще не гарантирует ее реализацию. Один человек не способен решить большие проблемы и воплотить в жизнь большие проекты - нужны соучастники. В социуме, испытывающем дефицит доверия, харизматическая личность a priori будет восприниматься скорее с опасением, чем с воодушевлением. К той же мысли, но уже основываясь на своем опыте, пришли и баурсаки - часто хорошие начинания, которые интересны обществу, не проходят по банальной причине недоверия. Выяснилось, что подобного рода нерешенные вопросы есть почти у каждого. Например, всем хотелось бы жить в чистом городе, но никто не верит в то, что это можно сделать своими собственными силами. И несмотря на то, что все понимают, что никто, кроме них, не сделает этого, никто ничего не делает.

Механика бытового патриотизма

Разобщенность - антоним общества. Власть имеет тот, чья воля принимается и поддерживается обществом. Разобщенное общество может поддерживать волю субъекта только по принуждению или за деньги, другие механизмы не действуют. Соответственно, только чиновники и инвесторы имеют возможность инициировать и реализовывать социальные проекты; человек, не принадлежащий к этим кругам, вынужден выполнять роль "приемника" и исполнителя. Не имея ни денег, ни власти, гражданин может надеяться только на добрую волю своих соотечественников, а при дефиците доверия он не имеет никаких шансов. Инициатива снизу становится возможна только через взаимную поддержку.

Бытовой патриотизм и есть та самая поддержка. Это сила, которая способна преодолеть социальные, национальные и любые другие различия граждан одного государства. Это умение не только найти общий интерес, но и объединить усилия для достижения общей цели. В конечном итоге именно он дает возможность каждому гражданину общества стать инициатором общественных проектов и позволяет ему стать способным самостоятельно, без участия государства решать свои проблемы. Но самое важное в бытовом патриотизме - это то, что его невозможно построить по заранее созданному плану. Он изначально нерационален, это эмоциональная составляющая отношения к стране, к своей жизни. Возможно, именно поэтому государство до сегодняшнего дня терпит поражение в своих попытках "вывести" казахстанского патриота. Он просто не может родиться в инкубаторах государственных институтов, он дитя народа. Его можно объяснить, но не создать искусственным путем.

И с этой точки зрения появление "38 баурсаков" есть событие историческое. Это первый сигнал к тому, что общество имеет шанс на излечение от дефицита доверия. "Родить патриота" - именно так сформулировали свою цель члены новой организации. Баурсаки пока не имеют единого толкования своего символа. "Долго спорили и в итоге пришли к выводу, что баурсак - это такой нормальный символ, - говорит один из участников проекта Бекжан Идрисов. - Раньше было ругательное слово, вернее, производные от "баурсак" - "побаурсачим", например. Типа приехали, побаурсачили и уехали, и толка никакого. А ведь в глобальном смысле баурсак - это хлеб. Люди сеяли хлеб, люди его убирали, мололи пшеницу, а потом уже появлялся баурсак. То есть баурсак - это символ созидания".

Праздник баурсака

"Тот казенный патриотизм, о котором говорит власть, никто не чувствует. Нужно что-то народное. Мы думали, почему в Европе люди День святого Валентина отмечают? Они просто собираются и дарят какие-то сердечки. Мы переняли эту традицию, и сейчас она стала как бы нашей. Почему же не сделать по подобному принципу День баурсака? Он должен быть традиционным, быть близким для всех. Мы хотим показать пример обществу, что в принципе, есть очень много того, что нас объединяет", - комментирует идею празднования Татьяна Шайдинова. Государство тоже предпринимало попытки сделать традиционными национальные праздники, однако до сих пор они не прижились в народе. Многие ли, например, могут сейчас вспомнить дату Дня Конституции или Дня Республики? Политика не проникает в повседневность обывателя, и незнание дат основных праздников, государственного гимна и символов государственности - это лишь одни из многочисленных симптомов. Члены движения с гордостью вспоминают, как в клубе Chinzano, после сообщения о получении олимпийской золотой медали казахстанским боксером Бахтияром Артаевым, все 38 баурсаков встали и исполнили гимн на казахском языке. Посетители клуба были просто шокированы. Для обывателя картина казалась неестественной, несмотря на то, что это основы нормального существования любого независимого государства.

Планируемый праздник стал основной целью баурсаков. Ведь речь идет об эмоциональной близости народа, и где, как не на празднике может быть проявлена эта близость. Конечно, существует и идеология праздника и смысл выбранного символа - баурсак, - но они остаются вторичными по отношению к главному - потребности высказать гордость за свой народ, любовь к своему отечеству. Сила быстрее приобретает имя, чем имя силу. "38 баурсаков" - это случай, когда новая сила находит свое выражение в знакомых именах, причем сила эта получает все большую поддержку как со стороны простых граждан, так и со стороны бизнесменов. "Сейчас ко мне обратились представители Ассоциации специалистов по формированию здорового образа жизни. Когда они услышали про День баурсака, сразу предложили выдать сертификат под номером 001, как первому рецепту здоровой пищи. И люди, привлеченные к выпечке баурсаков на празднике, смогут в дальнейшем использовать знак "здоровая пища", - говорит Татьяна Шайдинова.

Обратная сторона баурсака

"Все говорят, что в Казахстане мир и стабильность, согласие. Однако когда начинают каждого спрашивать, появляются какие-либо негативные оценки", - считает господин Абдыгалиев. В этом, по его мнению, существует потенциальный очаг напряженности.

И неосторожный шаг или недостаточное внимание к этой проблеме со стороны государства может привести к социальному взрыву и разобщенности.

Во многом эта "раздвоенность" сознания казахстанцев является причиной замедленного развития гражданского общества и представляет серьезную проблему для его развития. При этом здесь, как в Зазеркалье, для того чтобы остаться на месте, нужно бежать изо всех сил. Если не происходит работы по созданию благоприятной ситуации, то положение дел будет только ухудшаться. Берик Абдыгалиев говорит, что казахская нация может замкнуться в самой себе и развиваться как сугубо национальная, без учета присутствия на казахстанской земле представителей других национальностей. Это в свою очередь приведет к озлобленности национальных меньшинств и к эскалации напряженности.

Проект "38 баурсаков" выглядит как альтернатива такому пути развития. Конкретная опасность для проекта будет заключаться в том, что у народа попросту не хватит энтузиазма. Если дефицит доверия, который во многом порожден национальными различиями, будет превосходить суммарный заряд позитивного отношения казахстанцев к своей родине и своему общему будущему на этой земле, проект не сможет развиваться.

Для того чтобы Казахстан продолжал оставаться многонациональным, по мнению господина Абдыгалиева, необходимо более активное участие государства в вопросах этнической политики.

Баурсак Берик Абдыгалиев: Межнациональная тема, к сожалению, у нас закрыта. Считается, что говорить на эту тему может только президент. Кроме него в эту сферу никто не лезет, потому что просто боятся этой темы - очень много непонятных вопросов. Нет элементарной концепции национальной политики, не указаны приоритеты, не раскрыты механизмы. У нас этим занимаются от случая к случаю: какие-то мероприятия, фестивали, заседания Ассамблеи народов Казахстана.

На вопрос о том, есть ли в обществе востребованность на такой продукт, как патриотизм, баурсаки отвечают - есть. Просто никто особенно не занимался его продвижением.

Идея, несмотря на недавний срок своего существования, получила определенную известность в Алматы, поэтому название "38 баурсаков" остается условным: на самом деле участников проекта гораздо больше. Новые люди предлагают себя в роли тридцать девятого баурсака, и таких "тридцать девятых" набралось уже достаточно много. Есть и свой веб-сайт, www.baursak.kz, который создали казахстанские патриоты. Праздник же по замыслу самих баурсаков должен привлечь еще больше поклонников движения. На вопрос о планах по расширению организации баурсаки отвечают скромно: "Если каждый гражданин нашей страны станет патриотом и назовет себя при этом баурсаком, это будет отлично!".