Пример для подражания

В то время как в Казахстане идет активная дискуссия о необходимости развития кластерного производства, малые предприятия Киргизии уже давно работают по этой схеме. При этом модным словом "кластер" в соседней республике практически не пользуются

Пример для подражания

Наиболее активно по кластерной системе работают предприятия легкой промышленности Киргизии. Продукцию made in Kyrgyzstan можно встретить не только на прилавках казахстанских и российских магазинов, но и стран дальнего зарубежья. В Бишкеке популярность киргизского текстиля объясняют просто: страна всегда славилась своей высококачественной продукцией и мастерством местных швей.

Легкая промышленность в Киргизии была одним из наиболее крупных секторов экономики до начала 90-х годов. Затем правительство страны инициировало приватизацию предприятий легпрома, но на рост производства это не повлияло - сегодня в Киргизии стабильно работают лишь 5-6 крупных фабрик. Основные объемы продукции производят малые и средние предприятия, работающие в условиях упрощенной системы налогообложения. Бизнесмен платит фиксированную сумму за патент вместо многочисленных других налоговых обязательств.

Подобные компании успешно конкурируют с турецкими, индийскими и восточно-азиатскими производителями. Мужская и женская одежда поставляется торговцам на оптовых рынках в Бишкек, откуда ее везут в том числе в Казахстан и Россию.

Именно с ширпотреба начинали и несколько текстильных компаний, которые сейчас "делают погоду" в легкой промышленности страны. "Я всегда говорила о том, что в Киргизии только ленивый не занимается производством одежды, - говорит учредитель и директор компании " Александра Мода" Эльза Ким. - Во-первых, в Бишкеке крупнейший в Центральной Азии оптовый рынок, то есть гарантированный рынок сбыта. Во-вторых, после закрытия многочисленных фабрик не у дел остался высококвалифицированный персонал, который в результате разобрали по малым предприятиям. Причем эта рабочая сила достаточно дешева. Кроме того, в стране действуют три высших учебных заведения, готовящих специалистов легкой промышленности".

В 1995 году "Александра Мода" начинала работать, имея в штате лишь десять человек и три швейные машинки. Первые годы работы прошли "как у всех": в поисках постоянных клиентов, в выполнении крупных оптовых заказов. Изначально сделав своим основным направлением пошив модной женской одежды, сотрудники "Александры" впоследствии от него не отказались. Линия женской одежды начиналась с пошива махровых женских халатов, очень популярных у покупателей в конце прошлого века. Потом появился собственный дизайнер, что в компании называют "очень важным кадровым решением".

- Сейчас многие "подпольные" цехи, не имея квалифицированных дизайнеров, просто берут готовые модели из журналов, либо копируют приобретаемые в бутиках образцы одежды, - поясняет менеджер по проектам и внешним связям " АМ" Ольга Залевская. - Поэтому мы ориентировались на создание отдела технического дизайна, что и помогает нам предлагать сегодня своим покупателям эксклюзивные виды одежды. Сейчас у нас законченное производство, начиная с эскизов и конструкций, пробных и экспериментальных моделей, и заканчивая массовым пошивом.

Раз в неделю сотрудники "Александра Моды" в обязательном порядке собираются на художественный совет, где дизайнеры представляют последние разработки одежды. Приглашаются на этот совет и оптовики, которые, как считается, лучше осведомлены о предпочтениях потребителя. Модель идет в массовое производство, только если она условно будет продана на худсовете.

Эльза Ким говорит о том, что компания изначально была ориентирована на изготовление экспортной продукции, но несколько лет потребовалось для того, чтобы накопить необходимые финансовые средства, обновить оборудование, привлечь лучших мастеров. По ее мнению, рынок Кыргызстана слишком мал, чтобы вести на нем прибыльный бизнес, швейная промышленность перспективна только в том случае, если продукция уходит на экспорт. Эксперт Министерства финансов Киргизии Гульнара Ахматова объясняет это тем, что помимо небольшого, около 5 млн человек, населения страны, еще одним ограничивающим фактором является низкая покупательская способность местных жителей. По словам госпожи Ахматовой, потребители с низким уровнем доходов имеют ограниченные средства для приобретения одежды и обуви, тогда как покупатели из среднего и высшего класса общества предпочитают импортные товары более высокого качества.

Своего первого оптовика-иностранца в "Александра Моде" не помнят. Продавая товар напрямую оптовикам, компания не отслеживала дальнейшую судьбу своей продукции. Сейчас эту систему в компании хотят поменять. Менеджер по маркетингу "АМ" Максим Пак говорит, что прежде предприятие выступало "пассивным производителем", когда в отдел продаж приходили оптовики и делали заказы. Несмотря на постоянный поток желающих сделать заказ, определенная нестабильность все же присутствовала. Теперь возникла необходимость полностью изменить стратегию компании, перенаправив ее с оптовиков на конечных потребителей. "Мы хотим не только продавать "физический товар", но и предоставлять какие-то сервисные услуги, например, доставку груза до места назначения, проводить показы мод, работать на условиях франчайзинга. Можно придумать много "фишек", которые дадут нам конкурентное преимущество", - объясняет господин Пак.

"Мы называем эту стратегию "от базаров на более высокий уровень", тем более что чувствуем свою готовность работать на уровне пусть не мировом, но "выборочно-региональном, - говорит Эльза Ким. - Наша компания уже имеет серьезные позиции в России и Казахстане. В планах выход на рынки европейских стран. Большое преимущество перед теми же казахстанскими производителями в том, что Киргизия является членом Всемирной торговой организации и имеет определенные торговые преференции".

На экспорт продукция идет под торговой маркой "Александра". В компании говорят о том, что "Александра" - это не только торговая марка, это концепция взаимоотношений между продавцом и покупателем. "Брэнд - это не материальная ценность. Это общее отношение покупателей к тому или иному товару, - говорит Эльза Ким. - Мы стремимся вырасти до такого уровня, чтобы люди понимали, что мы продаем не только одежду, но и жизненный стиль, продаем образ".

Чтобы соответствовать поставленным самим себе высоким стандартам, компания открыла в Бишкеке "бутик", в котором дизайнеры реализуют свои художественные амбиции. Здесь отрабатываются идеи маркетинговых исследований, идет изучение спроса, работа с индивидуальными заказами. "Все эти мероприятия носят не массовый характер, они, скорее, тонкого эмоционального уровня", - объясняет она.

Помимо выпуска женской одежды, "Александра Мода" занимается пошивом спецодежды. С небольшого заказа на фирменные халаты для сотрудников одной из местных компаний это направление превратилось в устойчивое производство, где работают специальные дизайнеры, которые для каждого клиента придумывают оригинальный дизайн.

"Многие производители занимаются только одним узким направлением, например, шьют носовые платки. И так продолжается из года в год. Они продолжают шить платки, но не хотят шить полотенца. Есть владелец цеха, есть пять, к примеру, заказчиков, которые забирают эти платки и продают. Процесс отработанный, и они больше ни в чем не заинтересованы", - объясняет Эльза Ким преимущества своей компании перед другими предприятиями легкой промышленности. Она гордится тем, что своего нынешнего успеха компания достигла только за счет собственных ресурсов, не привлекая каких-либо инвестиций и кредитов.

Чем помогает государство? На этот вопрос сотрудники "Александра Моды" отвечают так же, как и большинство их коллег: тем, что не мешает работать. Проблем у легкой промышленности много, но носят они, скорее, "внутренний характер". Компании не всегда успевают сориентироваться в спросе на ту или иную одежду, часто товар залеживается. Гульнара Ахматова говорит о том, что сегодня основными причинами, сдерживающими рост производства в легкой промышленности, являются не только отсутствие потенциального внутреннего спроса, но и недостаток оборотных средств. Высокая изношенность оборудования и устаревшие технологии препятствуют росту качества продукции и конкурентноспособности.

Оптимистов из "Александра Моды" подобные прогнозы не пугают. "У нас молодая амбициозная команда, которая стремится открыть для себя что-то новое, достичь очередных высот", - объясняет Максим Пак. - Деньги в качестве приоритета для развития - это уже прошлое. Настоящее - стремление к самореализации, духовная причастность к корпоративной культуре". Сейчас в трех цехах "АМ" работает около 200 человек, и все они, по замыслу топ-менеджеров, несут пусть во многом моральную, но ответственность за общее развитие компании.

"У нас были большие проблемы с поставками тканей. Китайские ткани дешевы, но они очень низкого качества. Чтобы обеспечить качество конечной продукции, изначально необходимо было хорошее сырье, мы поставляем его из Южной Кореи, - вспоминает Ольга Залевская. - Конечно, мы были бы не против, если бы государство снизило налоги и пошлины, но это такой общий вопрос, в котором замешана не только экономика, но и политика".

Проблемы, характерные для всех предприятий легкой промышленности, Эльза Ким стала решать с помощью своих коллег по швейному делу. Создав и возглавив ассоциацию "Союзтекстиль", она занялась активным продвижением киргизской продукции на зарубежных рынках. Перспективы сотрудничества "Союзтекстиля" с казахстанскими бизнесменами были обсуждены на состоявшемся недавно в Бишкеке Текстильном форуме. Инициатива киргизских текстильщиков кооперироваться со своими казахстанскими партнерами вызвана, по определению директора "АМ", "острой необходимостью". "В Казахстане сейчас развивается трикотажное производство, что подталкивает местных предпринимателей к поискам поставщиков шерстяной и хлопковой пряжи", объясняет госпожа Ким. "Наши предприятия эту пряжу могут поставить без проблем. Что касается одежды, то казахстанские швейники предпочитают шить либо спецодежду, либо работать по эксклюзивным заказам. Поэтому рынок "массовой одежды" в основном занят киргизскими и китайскими производителями".

Казахским фирмам, в свою очередь, выгодно сотрудничать с киргизскими, размещая заказы на выпуск той или иной продукции.

О возможности создавать межстрановые кластеры говорит и премьер-министр Казахстана Даниял Ахметов. По его словам, созданные в республике институты развития должны участвовать в проектах, направленных на создание промышленных кластеров. Правда, в числе "первоочередных" кластеров господин Ахметов называл совместные проекты в области нефтехимии, переработки газа, черных и цветных металлов. Но не исключено, что Казахстан, переняв опыт предприятий легкой промышленности Киргизии, начнет создавать кластеры и в этой отрасли экономики.