Какой парламент мы получили, или Размышления после выборов

В начале октября в Казахстане прошли повторные выборы в парламент страны в 22 из 67 одномандатных округов. Парламентские выборы, таким образом, можно считать завершившимися и проанализировать, что нам ждать от нового состава народных избранников

Какой парламент мы получили, или Размышления после выборов

28 сентября Центральная избирательная комиссия (ЦИК) обнародовала итоговые данные выборов депутатов мажилиса. Среди прошедших отбор в первом туре 29 представителей "Отана", 10 - "Аиста", 2 - "Асара". Лишь пятеро депутатов относятся к категории самовыдвиженцев, при этом партийная причастность большинства из них к одной из этих трех партий не вызывает сомнений. С учетом партийных 10 мест численность "отановцев" возрастет на 6 мандатов, у "Асара" и блока "Аист" прибавка существенно скромнее - по одному дополнительному месту. В целом контуры парламента просматриваются вполне отчетливо. Уже по итогам первого тура и голосования по партийным спискам 63,6% мест имеет "Отан"; 18,2% мандатов у "Аиста"; 5,5% - у "Асара"; 1,8% - у "Ак жола".

Вне зависимости от результатов второго тура в парламенте будут две фракции ("Отан" и "Аист"). У партий, попавших в партийную "десятку", "Ак жола" и "Асара", пока сохраняется шанс образования совместной фракции, но этот вариант маловероятен, в предвыборной кампании "Асара" главной мишенью для атак был как раз "Ак жол".

Слагаемые успеха "Отана"

По данным ЦИК, в голосовании приняло участие немногим менее пяти миллионов человек, или 56,5% списочного состава. За "Отан" проголосовало более 2,883 млн избирателей, что составило 60,6% голосов. Партия стала лидером в 15 из 16 субъектов, то есть четырнадцати областей и двух столиц. Безоговорочны позиции "Отана" в Северо-Казахстанской (81,2%), Атырауской (71,7%) областях. Не менее впечатляющи успехи партии в Жамбылской (68,2%), Южно-Казахстанской (65,7%), Алматинской (64,4%) областях, где количество ее сторонников составило около двух третей. В других областях достижения менее внушительны. Так, в Кызылординской области "Отан", набрав 34,5%, уступил "Ак жолу", который опередил его на 3,5%. В Мангистауской области, а также в Алматы партия "недотянула" до 50% голосов. Дисперсия, то есть разброс показателей по областям, весьма значителен: от 34,5% в Кызылординской области до 81,2% в Северо-Казахстанской. С учетом низкой явки в городах ясно, что именно жители сельских районов обеспечили доминирование "Отана" в парламенте. Об этом факте косвенно свидетельствуют итоги электронного голосования в городских округах, в которых "Отан" набрал 42,7%.

После опубликования итогов выборов началась межпартийная полемика. На первой ее стадии активность проявила оппозиция, обвинившая ЦИК, исполнительные органы власти в фальсификации данных, в неготовности и неспособности к честной конкурентной борьбе. На втором этапе шквал негодования прозвучал уже в адрес "Ак жола", который "не смог с достоинством" перенести горечь поражения. Спонтанность, возможно, излишняя категоричность оценок представителей умеренной оппозиции сменилась, судя по всему, срежиссированной акцией властных структур, от лица которых выступили представители ряда общественных организаций, к примеру, комитета солдатских матерей, спортивных организаций и так далее.

К числу слагаемых успеха "Отана" можно отнести ряд моментов. Во-первых, это административный ресурс. Пожалуй, впервые в истории суверенного Казахстана была предпринята попытка легитимизации некоторых спорных моментов. Так, из уст высокопоставленного чиновника прозвучала примечательная мысль о законности и уместности предоставления местными властями кандидатам от провластных партий автотранспорта и помещений для проведения ими предвыборной кампании. Необходимость же создания равных условий для партий, прописанную в законе "О выборах", умолчали. Представители оппозиции зачастую были лишены возможности организации встреч с избирателями в арендованных помещениях из-за надуманных предлогов типа экстренного их ремонта либо других аналогичных поводов.

Важным моментом, способствующим повышению роли административного ресурса, стала очевидность недоработок в законе "О выборах". Избирательные комиссии на местах преимущественно были укомплектованы представителями "Отана", от них же зависел финальный подсчет голосов. Монополизация полномочий по организации и проведению выборов ЦИК и окружными избирательными комиссиями фактически дезавуировали значимость такого института, как наблюдатели от партий. Многочисленные нарушения ведения предвыборной агитации фактически были проигнорированы, что также нельзя отнести в актив прошедших выборов.

К слагаемым успеха "Отана", несомненно, можно отнести раскрученный тезис о том, что эта структура является президентской партией. Тем самым остальные партии, в том числе и пропрезидентские "Аист" и "Асар", автоматически попали в разряд второстепенных, не говоря уже об умеренной оппозиции в лице "Ак жола". Общеизвестно, что образование практически всех партий страны так или иначе инициировано либо санкционировано "сверху". Ранжирование партий по принципу "кто главнее", не имея особого смысла, стало для аналитиков от власти способом проектирования состава будущего парламента с указанием оптимального, по их мнению, расклада сил.

В конечном итоге "Отан" победил с существенным отрывом, но качество победы, а главное, ее последствия, судя по всему, не стали впечатляющими. Достижение целей, обозначенных президентом страны Нурсултаном Назарбаевым в программе политической модернизации, теперь затруднено, так как итогом выборов взамен консолидации политических сил мы получим рост конфронтационного потенциала.

"Ак жол", "Асар", "Аист" и другие

Согласно данным ЦИК, "Ак жол", набрав 12,0% голосов, занял второе место по партийному списку. В Кызылординской области он стал лидером, опередив "Отан", в ряде других регионов, к примеру, в Мангистауской области, его позиция была сопоставима с лидером. Второе место у "Ак жола" в Астане, Алматы, Западно-Казахстанской, Карагандинской и Алматинской областях. Низки показатели у партии в Северо-Казахстанской (1,9%), Жамбылской (5,7%), Восточно-Казахстанской (5,9%) и Павлодарской (6,3%) областях. Разброс в региональных показателях весьма существен: от 1,9% в СКО до 38,0% в Кызылординской области.

"Асар" в сравнении с "Ак жолом" имеет, согласно официальным данным, существенно меньшую дисперсию показателей: 4,5% в Павлодарской и 13,4% в Карагандинской областях. Партия вслед за "Отаном" заняла вторые места в Акмолинской, Актюбинской и Атырауской областях. В других областях, за исключением "провальных" Павлодарской (4,5%) и Северо-Казахстанской (5,3%) областей, она заняла третьи места и имеет диапазон показателей в районе 9-12%.

У "Аиста" вторые места в промышленных регионах, таких как ВКО (12,9%), Жамбылская область (8,5%), а также в регионах с преимущественно сельскохозяйственной направленностью: Костанайская область (13,7%) и Северо-Казахстанская область (9,0%).

Оппозиционный блок "КПК-ДВК", несмотря на то, что по официальным итогам выборов не попал в партийную "десятку", уверенно занял второе место в Павлодарской области (15,7%). Остальные партии стали явными аутсайдерами. Менее двух процентов набрали Коммунистическая народная партия, социал-демократическая партия "Ауыл", Партия патриотов Казахстана, Демократическая партия Казахстана и партия "Руханият".

Итоги выборов: последствия и тенденции

Итоги выборов, несмотря на явную небесспорность данных ЦИК, еще долго будут осмысляться не только общественностью, но и аналитиками от власти. Вопреки мощному административному и медийному ресурсам, которые применялись провластными структурами, умеренная оппозиция уверенно заняла второе место в табели о рангах. Согласно официальным данным, она получила около 12%, хотя по данным EXIT POLL, проведенного Казахстанским институтом социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП), у партии 20,9% и, соответственно, два партийных места. Столь же убедительным по данным КИСЭИП было положение кандидатов от партии по одномандатным округам. В целом "Ак жол" имел шансы создать полноценную фракцию в мажилисе. Этого не случилось, скорее, из-за административного ресурса. Однако последствия выборов не стали от этого менее значимыми.

К числу главных из них можно отнести явно обозначенное тяготение населения к представителям умеренной оппозиции. Согласно данным социологических исследований, население страны ранее не дифференцировало понятие "элита" и "контрэлита". В дихотомии "мы" (население) и "они" эти субъекты воспринимались как нечто целостное, нерасчлененное. Столкновение позиций и противоречия между ними, периодически освещаемые в СМИ, однозначно воспринимались населением как внутриэлитные "разборки".

Сентябрьские выборы иллюстрируют явно обозначенную тенденцию произошедшего сдвига в массовом сознании, которое стало выделять оппозицию в качестве самостоятельной политической силы. В публикациях журнала "Эксперт Казахстан" неоднократно указывалось, что специфическая особенность казахстанцев заключается в настрое на необходимость легитимных перемен. Похоже, что запаздывание власти с преобразованиями в социально-экономической сфере способствовало отчуждению от нее населения и предпочтению более адекватной политической силы в лице умеренной оппозиции.

Вторым не менее значимым следствием является серьезное поражение радикальной оппозиции, переход большей части ее сторонников в ряды умеренной. Показательно, что электорат Мангистауской области, еще несколько лет назад относившийся к "красному поясу", безоговорочно поддержал "Ак жол", в то время как оппозиционный блок "ДВК-КПК" набрал там на порядок меньше голосов. Вместе с тем в Павлодарской области, где позиции блока еще достаточно сильны, картина кардинально иная. Там у "КПК-ДВК" 15,7%, а у "Ак жола" - 6,3%.

Согласно данным КИСЭИП, умеренная оппозиция лидировала по итогам выборов не только в Кызылординской области, но и в Алматы. По всей видимости, тенденция усиления позиций умеренных в случае ее игнорирования как центральными, так и местными властями, то есть проведения ими прежней политики, будет набирать силу.

Препятствием может стать "радикализация" "Ак жола". Судя по характеру заявлений лидеров партии, сделанных после обнародования официальных итогов, они настроены именно на этот шаг. Несмотря на наличие во многом объективных причин - многочисленных фактов нарушения выборного законодательства, этот путь явно тупиковый, хотя бы из-за низких рейтинговых показателей у оппозиционного блока "КПК-ДВК", который население не поддерживает.

В существующих политических условиях функциональное назначение умеренной оппозиции многопланово. Прежде всего это функции центра, установления баланса между провластными силами и радикальной оппозицией. С другой стороны, умеренная оппозиция уже по определению способна стать конструктивной, предлагая альтернативные правительственным законопроекты и программы развития. Достаточно в этой связи вспомнить программу политической модернизации страны, в основу которой был положен комплекс идей, предложенных "Ак жолом".

Третьим поствыборным итогом является снижение уровня доверия населения к проправительственным партиям. Сейчас пока он не достиг критического значения, но тенденция четко обозначилась. Очевидно, что тактика "сюрпляса", то есть продолжения властями прежнего курса в социально-экономической сфере, только усугубит ситуацию. Если провластные партии не будут настаивать на реализации собственных предвыборных платформ, то окончательно подорвут доверие к себе и создадут неблагоприятную обстановку к предстоящим в 2006 году президентским выборам.

Понятно, что в условиях дефицита времени достаточно сложно решить масштабные задачи, тем более что раскол в партийной среде не будет благоприятствовать этому. В этой ситуации особо востребованной является модернизация политической системы. Именно с ней связаны сейчас надежды на обеспечение общественной стабильности в стране.