Кризис текущий или системный?

Редакционная статья

Кризис текущий или системный?

За последние годы нашу страну и мы сами, и различные зарубежные эксперты активно сравнивали и с временами Рузвельта в США, и с временами де Голля во Франции. Однако нет, у нас - свое. Пожалуй, ни в одной стране, с которой мы хотели бы себя сравнивать, нет и не было такого мощного разрыва в психологии, менталитете старой защищающейся и новой рождающейся элиты. И никогда не было такой разницы в доступе к ресурсам как финансовым, так и организационно-силовым. На повестку дня сегодняшнего со всей остротой встает вопрос: Насколько власть адекватна текущему времени, развитию и вызовам, стоящим перед страной? И этот вопрос, как показала прошедшая неделя, отнюдь не праздный. Более того, помимо спикера мажилиса и помощника президента о неадекватности действий и решений, об отсутствии диалога, административном давлении и произволе во весь голос говорили собравшиеся на Форум в Астане представители бизнеса. Однако власть упорно не хочет ничего замечать либо делает вид, что эти события (например, заявления Туякбая и Марченко) вещи вполне обыденные. Вместо публичных дискуссий о путях развития страны, как политических, так и экономических, продолжается старая и давно дискредитировавшая себя практика "подковерной политики". Столь явное нежелание замечать и разговаривать с оппонентами внутри страны вызывает уже не просто сожаление, а чувство глубокой тревоги. А ведь сегодняшний сдвиг произошел в среде (Туякбай, Марченко, предприниматели), члены которой не были жестко завязаны ни на лояльность, ни на нелояльность, ни на оптимизм, ни на пессимизм - а только лишь на обозрение (по возможности трезвое и бесстрастное) разворачивающихся процессов.

Официоз продолжает транслировать нарочитый оптимизм, периодически даже упоминая удвоение и даже утроение ВВП, развитие демократии, однако на фоне подвижек в рассуждениях тех, кто сроду не числился в непримиримой (или даже хоть какой-нибудь) оппозиции, официозная благостность все более производит впечатление "глубокой прелести". То есть такого состояния, когда связи субъекта с реальной действительностью стремительно рвутся, и чем более плачевным его положение дел кажется со стороны, тем более он уверяется в своем замечательном возвышении.

А ведь совершенно ясно и понятно, что для того, чтобы страна совершила те преобразования, о которых постоянно говорит президент, как в области политической модернизации, так и в области экономических преобразований, шагнула в ряд признаваемых и уважаемых во всем мире постиндустриальных и демократических держав, нужны не просто усилия, а сверхусилия. А они, к сожалению, невозможны без единения общества, без существования продуктивного, а не виртуального диалога по направлениям: власть - общество, власть - бизнес. Пока об этом приходится только мечтать. Политическая реальность такова, что сейчас наступают самые важные годы в жизни независимого Казахстана: либо мы скатимся в реакцию, либо закрепим и будем развивать новые ценности, как политические, так и экономические. 3 октября мы действительно проснулись в другой стране. Не в том смысле, что стало невыносимо плохо, а в том, что стройплощадка расчищена и оправданий для бездеятельности нет. Ни "Ак Жол", ни ДВК с КПК, ни администрация президента уже более не будут единственно виноватыми в том, что в стране не расцвела пышным цветом демократия со всеми ее атрибутами и экономический и политический либерализм - виноватыми будем мы все. Печально, что для этого самоосвобождения надо было пройти через общеказахстанский позор 19 сентября и еще худший - 3 октября, но это уже наша национальная черта - ходить в Берлин исключительно через Сталинград. Видимо, менее кружных и мучительных путей мы не признаем.

[inc pk='674' service='table']