Центры притяжения

Темпы и масштабы политического реформирования в Казахстане определяются не потребностями общества и вызовами, стоящими перед страной, а, скорее, органами управления государством

Центры притяжения

Вслед за сенсационным заявлением спикера мажилиса Жармахана Туякбая о нелегитимности выборов в Казахстане наступило относительное политическое затишье. По всей видимости, оппозиционные силы и правительственные круги находятся в ожидании решений по судебным искам от отдельных кандидатов в депутаты, политических партий по фактам нарушения выборного законодательства. На этом фоне на второй план отошли даже итоги пленума "Отана", на котором Жармахан Туякбай выведен из рядов партии, и полемика относительно его демарша, который провластные силы квалифицируют как предательство, а оппозиционные как мужественный и ответственный поступок. Полемический накал на исходе потому, что задачи по подготовке к президентским выборам-2006 для обеих сторон приоритетны уже сейчас. Впрочем, не исключено, что руководство страны все же предпримет некоторые шаги по ротации в рядах правящей элиты, но приближающиеся выборы приглушат и эти действия.

Власти попали в цугцванг - от них требуется официально прокомментировать итоги голосования, но делать это не хочется, и они ищут возможность создания сентябрьским выборам имидж легитимных. Основные моменты их усилий остаются за кадром. Лишь изредка в отдельных высказываниях проскальзывают намеки. К примеру, советник президента Ермухамет Ертысбаев в одном из интервью отметил вероятность форсированной разработки и реализации сценария проведения политических реформ. Условие для этого - безусловное доминирование "Отана". По его мнению, этого достаточно для расширения полномочий парламента, к примеру, придания ему контрольных функций за исполнением бюджета. Главное в этом заявлении мессидж - избранный парламент легитимен и способен заняться реформой власти.

Оппозиционные партии тоже не сидят без дела. Они образовали координационный совет демократических сил страны, чья деятельность увязана с подготовкой к предстоящим выборам. Совету предстоит договориться о выдвижении единого кандидата, а также о его кандидатуре. Отличительная особенность этого образования - в нем лидирует партия "Ак Жол", ставшая после прошедших парламентских выборов центром притяжения оппозиционных сил.

Для понимания логики возможных действий указанных сторон уместно вернуться к прошедшим сентябрьским выборам.

Ревизию не допустят

Парламентские выборы рассматривались в политических кругах как промежуточные на пути к президентским. Однако итоги выборов оказались сомнительными. Зачем, к примеру, правительственным кругам понадобился сценарий проведения выборов, который заведомо повлек бы за собой шлейф обвинений в многочисленных нарушениях законов? Они не понимали этого? Действительно ли ставка на партийную монолитность парламента настолько необходима, что в жертву ей можно принести имидж страны в международном сообществе? Перечень вопросов на этом явно не исчерпан. Логично поэтому перейти к версиям относительно мотивов проведения достаточно скандальных выборов и их последующей связи с выборами - 2006.

Основной была гипотеза, что уровень конкуренции за министерские портфели и прочие должности высок, поэтому круг потенциальных претендентов из числа членов политических партий подлежал сокращению. Выборы, несмотря на неизбежность масштабных издержек, могли стать средством достижения данной цели. Эта версия представляется убедительной. На протяжении нескольких лет в заявлениях и высказываниях идеологов от власти неоднократно высказывался тезис о целесообразности типологии партий по степени их близости к руководству страны. Они исключали довод о том, что практически для всех партий, за исключением коммунистов и партии "Демократический выбор Казахстана", объектом критики было правительство, а не действия президента.

Несмотря на очевидную непродуктивность, эта идея впоследствии была подкреплена тезисом форсированного создания двух- или полуторапартийной системы. Она стала бы индикатором развитости процесса партстроительства в Казахстане, с одной стороны, и позволила бы безболезненно войти в рамки "управляемой демократии", с другой. В соответствии с этой концепцией определение темпов и масштабов политического реформирования должно определяться не общественными потребностями и вызовами, стоящими перед страной, а скорее, органами управления. Мысль о создании партии-монополиста стала, по всей видимости, доминирующей, и ее реализация свелась к очередному витку ранжирования партий. Эти доводы затем были, по всей видимости, подкреплены априорным распределением количества депутатских мест, которыми должны были располагать те или иные партии в мажилисе. Основным средством решения задачи стал административный ресурс, его востребованность особо возросла из-за сравнительно невысоких предвыборных рейтингов партий-фаворитов.

Но чиновники перестарались. Это признают даже заместители председателя партии "Отан" Амангельды Ермегияев и Александр Павлов, которые назвали виновников перегиба - отдельных руководителей исполнительной власти на местах, "не располагающих необходимыми профессиональными и морально-этическими качествами". Логика такого признания совершенно ясна: "стрелочников" нужно наказать, в наиболее скандальных округах выборы можно оспорить, но главный итог выборов - количество полученных партией-фаворитом депутатских мест, ревизии не подвергать. Этот итог должен остаться вне критики.

Корректировка планов

Идеологи от власти, по всей видимости, не рассматривали в предвыборный период идею поствыборного форсированного политического реформирования. Об этом свидетельствуют отдельные высказывания чиновников из Астаны, в которых отмечена необходимость наличия значительного времени для реализации программы политической модернизации. Не менее убедительный пример - формат работы национальной комиссии по демократизации, фактически воспроизводящий деятельность Постоянно действующего совещания, не внесшего сколько-нибудь значительный вклад в этот процесс. Медлительность ее действий контрастирует с масштабностью задач по реформированию политической системы страны.

Это говорит о том, что официальная Астана не желала либо не была готова к незамедлительному исполнению хотя бы отдельных положений программы политической модернизации. Что же стало тогда поводом для акцентированного внимания к ней сразу после прошедших выборов? Возможно, что причина кроется в негативной их оценке отдельными политическими партиями и международными организациями. Не исключено, что власти догадались - "стрелочниками" не обойтись, нужна реализация политических реформ с целью улучшения имиджа.

Есть, конечно, и ряд других версий касательно декларируемых властями намерений. Некоторые казахстанские оппозиционные издания не исключают возможность досрочных президентских выборов, а также расширения полномочий премьер-министра и перехода к парламентско-президентской форме правления. Думается, что в преддверии президентских выборов аналогичных предположений будет выдвинуто немало.

Бесспорны пока две вещи, которые можно считать своеобразными центрами притяжения для политических элит. Прежде всего, создан монолитный по своей партийной принадлежности парламент. И такой парламент с готовностью примет любое предложение, инициированное правительством. Оппозиция, образовав координационный совет демократических сил страны, оказалась в непростом положении. С одной стороны, идея коалиции выглядит привлекательной, с другой - разнонаправленность интересов ее участников, а также наличие существенно различных социальных баз их поддержки, возможно, оттолкнет от "Ак Жола" приверженцев идеи легитимных перемен. "Ак Жол", будучи партией умеренной оппозиции, не может не осознавать масштабность рисков. Возможно, именно поэтому руководство "Ак Жола" попыталось самостоятельно инициировать общереспубликанскую акцию.

Состоится ли референдум?

27 октября партия "Ак Жол" заявила о намерении провести общереспубликанский референдум. Через три дня после этого состоялось заседание инициативной группы. Решение о возможном проведении референдума было принято на IV съезде партии, состоявшемся незадолго до выборов. Как заявил сопредседатель "Ак Жола" Булат Абилов: "Если бы выборы прошли честно и легитимно, "Ак Жол" был бы представлен в парламенте большой фракцией, и мы могли бы реализовать нашу предвыборную платформу. Но так как этого не произошло, мы намерены провести эту общенациональную акцию".

На референдум предполагается вынести шесть вопросов социально-политической и экономической направленности. Участникам референдума, например, предстоит ответить на вопрос: признают ли они прошедшие выборы в мажилис парламента незаконными и считают ли необходимым назначить новые выборы?

Инициаторы референдума сознают, что закон о его проведении содержит множество ограничений: "Даже если мы пройдем все инстанции, соберем необходимые двести тысяч подписей, глава государства должен вынести свой вердикт - разрешить или отказать нам в проведении референдума". Кстати, два референдума, инициаторами которых выступали "Демократический выбор Казахстана" и группа демократических сил, не состоялись, потому что Центральная избирательная комиссия не дала разрешения на сбор подписей.

Похоже, что "Ак Жол" не испытывает особых иллюзий относительно перспектив проведения своего референдума. Вне зависимости от того, состоится он или нет, этот шаг для партии станет началом подготовки к выборам 2006 года.