Нелюбимые риски

Регуляторы ужесточают требования к банкам, стараясь тем самым обезопасить финансовый рынок от потрясений

Нелюбимые риски

Агентство финансового надзора (АФН) решило пересмотреть пруденциальные нормативы, действующие для банков. Большая часть изменений вступит в силу с 1 января 2006 года. Означает ли это начало тех реформ в финансовом секторе, которые задумывало правительство? Отчасти, да. Регулятор не скрывает, что будет "закручивать гайки". Банки недоумевают: куда же более? Ведь отечественный финансовый рынок регулируется строже, чем в других странах СНГ и даже Восточной Европы. Жесткие требования к профессиональным участникам уже привели к тому, что эксперты международных рейтинговых агентств млеют от стабильности и правильности отечественной банковской системы и приводят казахстанские банки в пример другим постсоветским странам. Флажки расставлены

Казахстанские банки много капитала занимают на внешних рынках, получая не только длинные и дешевые ресурсы, но и обогащая свою кредитную историю, укрепляя собственную репутацию, поднимаясь еще больше в глазах клиентов. Но отечественные банки невелики в сравнении с европейскими и даже российскими, а значит, они нуждаются в постоянной опеке.

В конце октября на встрече с представителями банков и аудиторами директор департамента стратегии и анализа Агентства финансового надзора Еркагали Егембаев постарался обосновать целесообразность новых нормативов. Он, в частности, обратил внимание участников встречи на тот факт, что доля внешних обязательств банковского сектора достигла почти 39% в структуре совокупных обязательств. Это очень существенно, если учитывать, что практически все займы номинированы в долларах США. Растет зависимость не только от зарубежных источников финансирования, но и непосредственно от поведения доллара. "Мы считаем, что валютный риск требует более пристального мониторинга и регулирования", - говорит г-н Егембаев. В связи с этим АФН предлагает снижение лимитов открытой валютной позиции. Инициатива агентства предполагает снижение нынешнего лимита валютных обязательств по отношению к величине собственного капитала с 30 до 15%, короткой валютной позиции - с 15 до 5%, открытой валютной позиции - с 50 до 30%.

"Предварительные расчеты сделаны, - прокомментировал Еркагали Егембаев. - Нарушения банков не предвидятся в случае уменьшения лимитов". Конечно, не предвидятся. Отечественным банкам просто придется меньше занимать за рубежом. Намеренно или нет, но меры, предпринимаемые регулятором, подталкивают к тому, чтобы казахстанские кредитные учреждения больше работали с внутренним фондовым рынком. Выходя на внешние рынки, они подпадают под зависимость иностранных кредиторов. Нужна ресурсная база? Выпускайте больше облигаций и акций внутри страны, этим вы способствуете развитию собственного фондового рынка и препятствуете перегреву экономики излишними деньгами, привлекаемыми из-за рубежа - примерно так можно характеризовать позицию надзорных органов.

Из-за наплыва внешних займов вырисовывается другая проблема - тенге сильно укрепляется. Установленные валютные лимиты - не новый инструмент в денежно-кредитной политике Казахстана. Главное, что он эффективен для обуздания валютной волатильности. С 1996 года по сентябрь 1998 года, напомнил глава АФН Болат Жамишев, норматив был тот же, что и сейчас: по длинной и короткой валютной позиции - 30% к размеру собственного капитала банка и 50% - нетто-позиция. Затем лимиты были уменьшены в два раза (что собственно и предлагается сегодня агентством), поскольку была сильная волатильность обменного курса. "Сейчас ситуация повторяется: тенге сильно укрепляется, его нужно сдерживать", - подчеркнул г-н Жамишев. Иначе не за горами сюжет, который разыгрался в России в 1998 году: меры, предпринятые для сдерживания ревальвации рубля, обернулись другой крайностью - дефолтом и резким удешевлением национальной валюты. Казахстанские надзорные органы стараются сгладить все процессы и не доводить дело до экстремального завершения. "Вопрос жесткости регулирования относительный: меняется ситуация, меняются подходы, меняются нормативы, но в целом логика и последовательность действий не меняются", - сказал Б. Жамишев.

Следуя Базелю

Кроме увеличения валютных рисков, регулятор более пристально рассмотрел и другие риски, которые начинают превалировать в банковской системе страны. К примеру, за последние пять лет портфель финансовых инструментов вырос с 14,5 до 20,2% в структуре активов банков второго уровня. Данная тенденция, по оценке АФН, свидетельствует о значительной степени подверженности банков рыночному риску. Значит, пруденциальное регулирование должно меняться в соответствии с новыми реалиями, которые в свою очередь свидетельствуют о том, что наши банки стали больше совершать операций с ценными бумагами, в том числе спекулятивные.

Несмотря на общее слабое развитие внутреннего фондового рынка, видимо, сказывается рост интеграции казахстанского и российского банковских капиталов. Мы начинаем больше присутствовать в России и перенимать опыт северных коллег, который не всегда позитивен. В свое время аналитик международного кредитного агентства Standard&Poor's Екатерина Трофимова отмечала, что казахстанские банки, в отличие от российских, не увлечены сильно спекулятивными сделками с ценными бумагами, положительно оценивая сей факт, поскольку, зарабатывая на этих операциях сверхприбыль, профессиональные участники рынка при этом сильно рискуют столкнуться с дефолтом.

Чувствуя, что дурной пример заразителен, агентство решило вовремя подстраховаться. Для адекватной оценки рыночных рисков АФН готово пересмотреть пруденциальные нормативы с точки зрения дополнения к Базельскому соглашению-I и элементов Базельского соглашения-II. Это предполагает введение в нормативы таких понятий, как "капитал третьего уровня", "активы, условные и возможные требования и обязательства, рассчитанные с учетом рыночного риска". Как пояснил г-н Егембаев, понятие рыночного риска будет включать расчеты рисков по финансовым инструментам, связанные с изменениями процентной ставки, обменных курсов валют и стоимости драгоценных металлов, а также рыночной стоимости акций и производных финансовых инструментов.

Кроме того, принимая во внимание наблюдающийся в последнее время "значительный рост объема операций и транзакций банков", АФН предлагает включить в расчет коэффициента достаточности капитала требования к капитализации по операционному риску. Получается, что банкам придется еще больше вливать денег в капитал, тогда как они хотели наоборот: при условии наличия рейтинга не ниже "ВВ-" и успешного существования на рынке не менее 5 лет, снижать для себя коэффициенты К1 и К2 до 5% и 10 против 6 и 12%, соответственно. Может быть, агентство и прислушалось бы к банкам второго уровня, если бы не ухудшение качества кредитного портфеля и опережающий рост активов над капиталом.

Так что, вполне возможно, что отечественным банкам, начиная с 2006 года, придется выдерживать требования не только Базеля-I, но и частично Базеля-II. И Казахстан будет опять впереди других стран СНГ. Центробанк России только обсуждает внедрение Базеля-II, и реальные сроки перехода на него предсказать сложно. В странах Европы самое быстрое полное внедрение Базеля-II предполагается с 2008 года. Казахстанские коммерческие банки явно не испытывают энтузиазма от такой гонки, так как она влетит им в копеечку. И уже сейчас они выговаривают для себя бонусы. Председатель правления "Банка ТуранАлем" Ержан Татишев на встрече с регуляторами намекнул на то, что преобразования скажутся на величине процентных ставок по кредитам: "Расчеты новых операционных рисков закладываются банками в расходы, в процентную маржу. Соответственно, клиенты должны знать, что переход на новые требования не является инициативой коммерческих банков". Скорее всего, банки второго уровня будут еще обсуждать и сроки перехода на обновленные пруденциальные нормативы. По крайней мере, глава "Казкоммерцбанка" Нина Жусупова отметила, что считает необходимым поэтапное внедрение данных мер. Регуляторы - АФН и Нацбанк - со своей стороны выразили полную готовность вновь сесть за стол переговоров.