Национальная модель управления

Редакционная статья

Национальная модель управления

Есть несколько версий, для чего создается холдинг по управлению национальными компаниями. Во-первых, власть проявляет недовольство недостаточной транспарентностью естественных монополий, большинство из которых и являются национальными компаниями. Незначительные дивиденды акционерам и правительству в частности; непрозрачные схемы поставок продукции и услуг; раздутые бюджеты, которые никак не хотят сокращаться. То есть Нурсултану Назарбаеву, который продекларировал создание куратора за деятельностью этих компаний, нужна жесткая вертикаль. Что получалось до текущего момента? Нацкомпании формально подчинялись министерствам и агентствам, но по сути своей были министерством в министерстве со своими рычагами влияния на принятие государственных решений и со своими людьми в кабинете министров и парламенте. Другая версия, озвученная чиновниками, приближенными к главе государства, сводится к необходимости ограничить политические амбиции крупных олигархических группировок.

Все эти версии имеют право на существование. В конечном счете, создание холдинга должно способствовать изменению роли национальных компаний. Время перемен наступило, хотя скептики могут возразить, что нацкомпании в принципе нормально работают: многие из них получают прибыль, создают новые рабочие места и реализуют производственные проекты. По сути, они работают как обычные компании. Тогда как должно быть по-другому: они должны быть "необычными" компаниями. Сейчас у них не хватает самого главного - нацеленности на реализацию стратегии роста экономики. А ведь они - системообразующие предприятия в своих отраслях, ключевые точки в индустрии. Их практически оградили от конкуренции, но оградили ведь не для того, чтобы они наполняли свои карманы сверхприбылью, а были генераторами экономической мощности. В идее создания холдинговой надстройки есть много от идеи корпоративной сплоченности.

В принципе, госхолдинг, как идея, как средство отстроить национальные компании, конечно, хороша. И, пожалуй, только при таком варианте, особенно если будет привлечен действительно серьезный иностранный менеджмент, операция по наведению порядка может закончиться удачно. Однако существуют три больших "но". Во-первых, сам по себе иностранный менеджмент не является панацеей от "местных болезней", в этом легко убедиться на опыте участившихся корпоративных скандалов в США и Европе. Еще один вопрос - кто будет сплачивать? Национальные компании сегодня сильно обеспокоены вопросом: кто же станет председателем совета директоров холдинга? Им важно, во-первых, чтобы в составе совета директоров было как минимум два иностранных директора с широкими полномочиями. Это нужно для обеспечения прозрачности принятия решений в холдинге. Во-вторых, главы нацкомпаний хотят видеть себя в совете директоров. Понятно, что они, привыкнув к свободе, теперь опасаются, что их заставят ходить строем и в четко указанном направлении. Первые документы из правительства, которые получили национальные компании, эти опасения подтверждают. Кто бы ни встал у руля холдинга, председатель совета директоров должен объективно подходить к деятельности всех национальных компаний, только тогда можно будет говорить о позитиве данной идеи. А это значит, что главе холдинга нужно будет хорошо разбираться в нефти, телекоммуникациях, авиации, морском транспорте, железной дороге и т.д. Что само по себе практически невозможно. Именно поэтому руководители национальных компаний сильно опасаются того, что будущий куратор может оказаться неквалифицированным и вместо пользы принесет только вред.

Во-вторых, существует крайне серьезная опасность, что почин центральной власти захочет поддержать власть местная. И если на уровне республики еще можно будет проследить и отрегулировать степень влияния предполагаемой структуры на экономику в целом и на отдельные ее сектора в частности, то в такую возможность на уровне местном верится с трудом. А это неизбежная монополизация и вытеснение частного бизнеса из наиболее "интересных" и доходных секторов. Собственно, это уже и сейчас наблюдается практически повсеместно. Только роль госхолдингов выполняют аффилированные с местной властью бизнес-структуры.

В-третьих, можно, конечно, отладить управление нацкомпаниями, сделать их прозрачными, что само по себе уже хорошо. Но чертовски мало для достижения более высоких заявленных целей - конкурентоспособности экономики страны, создания точек "прорыва" в мировую экономику. Для этого необходима внятная общегосударственная стратегия. Именно общегосударственная, а не стратегия каждого министерства или национальной компании в отдельности. Причем созданная на уровне правительства (где госхолдинг лишь реализующая стратегию организация), четко увязанная с бюджетными и социальными программами. Иначе неизбежно двоевластие и создание альтернативного центра силы, при котором правительство превратится в орган с непонятными полномочиями. Стратегия ясно и жестко артикулированная, с которой было бы согласно бизнес-сообщество, поскольку без тесного контакта с частным сектором, как показывает мировой опыт, подобного рода "прыжки" и "прорывы" вряд ли возможны.

[inc pk='619' service='table'][inc pk='620' service='table']