Крыть цифрами

Редакционная статья

Крыть цифрами

Рассуждать о том, что дал СССР Казахстану, в присутствии какого-нибудь записного патриота — все равно что размахивать красной тряпкой у быка перед носом. Советский Союз намеренно устроил голодомор, расстрелял лучших сынов, лишил идентичности и отучил половину казахов говорить на родном языке. В общем, ничего хорошего. Такого рода аргументация излагается обычно весьма возбужденно. И возразить тут что-либо до последнего времени было трудно. Поскольку простое суждение без жесткой доказательной базы против такого же бездоказательного эмоционального суждения не работает. К тому же и часть из обвинений до определенной степени соответствует действительности, что делает подобный спор еще более бессмысленным.

Однако теперь появилось научное обоснование того, что Советский Союз кое-что Казахстану все-таки дал — и явно немало. А дал он ему достаточно развитую экономику, с которой уже можно выйти в категорию относительно богатых стран. Без Союза, а точнее механизма планирования, который у него имелся, республика до сих пор прозябала бы, имея ВВП на душу примерно такой же, как в Марокко. Попытки победить бедность без плановой в той или иной форме экономики приводят только к еще большей бедности. Существует что-то вроде гравитации бедности, которую можно преодолеть только с помощью динамики, создаваемой государственной машиной. Частная инициатива вытащить страну из бедности сама по себе не может. Обо всем этом говорит работа (а иногда и просто цифры, которые приводятся в ней) Уэнди Карлина, Марка Шеффера и Пола Сибрайта из европейского Центра исследований экономической политики (CEPR).

Стоит оговориться: исследователи почему-то не рассматривали истории «нефтяных счастливчиков» — некоторых арабских государств. Как известно, те имели крайне низкий ВВП на душу, после открытия нефтяных месторождений на время допустили к промыслам транснациональные компании, а затем путем сложных политических маневров несколько десятилетий выдворяли иностранцев, чтобы продолжать вести добычу уже собственными силами. И сегодня, по сути, только благодаря нефти эти страны имеют на душу ВВП, минимум вдвое превышающий казахстанский. Наша республика могла бы, конечно, пойти и таким путем. И многие деятели не устают ставить эмираты в пример, забывая, что у нас нет выхода к морю, нефти у нас вообще-то не так много, она тяжелее, и хватит ее явно не на 90 лет, как выигравшим в геологическую лотерею арабам (впрочем, некоторые эксперты говорят, что речь на самом деле идет о 40 годах). Лучше все-таки придерживаться той мысли, что страна наша должна последовательно развиваться, а не взмывать вверх на нефтяном пузыре.

Итак, Казахстан сделал рывок при Союзе благодаря мощной плановой индустриализации, которую он в те годы пережил, теперь это доказанный факт. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в последнее время стал об этом часто упоминать. Он вообще, судя по всему, разочаровался в благотворности «невидимой руки рынка». В одном из своих интервью весной этого года он сказал: «Я уверен, что западные политики сейчас занимаются не чем иным, как планированием». И, похоже, Казахстан сейчас попытается каким-то образом вернуться к более или менее плановой экономике.

Тут стоит сказать вот что. Названные исследователи, со свойственной современным ученым способностью предельно «сужать задачу», поставили себе целью лишь изучить влияние директивной плановой экономики на страны в XX веке и пришли к заключению, что та оказала позитивное воздействие на советские республики. Они нащупали также границу — 2000 долларов ВВП на душу, когда от директивного планирования лучше отказываться. Но, например, до исследования того, как планированием занимались Япония, Южная Корея, Сингапур, у них руки не дошли. А там планирование было и остается основой роста, хотя и не является частью идеологии, как в СССР. Посмотреть, как происходит реальный рост реальных экономик, а не либертарианский фантазийный рост на эксплуатации «естественных преимуществ», было бы очень полезно.

Казахстан разворачивается к плану. И это неплохо. Но, во-первых, «2000 на душу в долларах 2005 года» мы уже миновали, то есть не стоит забывать, что чистое директивное планирование для нас уже не годится. При этом невооруженным глазом видно, что частный капитал динамику отечественной экономике придавать явно еще не способен — пока это должна быть функция государства. Во-вторых, большой вызов состоит в том, как разворот осуществить практически. Примерно понятно, как управлять по плану структурами госхолдинга «Самрук-Казына», и сегодня генерирующими две трети ВВП (хотя тоже не совсем — поскольку, согласно принятому закону, корпорация должна стремиться к повышению долгосрочной рыночной капитализации, а это не вполне увязывается с «планом»). Но вот как встроить отечественные частные компании в плановую экономику? В мире, особенно в Азии, такие примеры есть, их масса, но субъективно имеется стойкое ощущение, что казахстанские государственные мужи будут вставлять бизнесу палки в колеса изо всех сил и до последнего. Потому что представление о синергии частной инициативы и силы государства им чуждо. Представление это, между прочим, чуждо и бизнесу. Но без развитого частника позже, когда без предпринимательского духа уже нельзя будет обойтись, ВВП резко и надолго затормозится. Вряд ли стоит подкладывать себе такую мину замедленного действия.