Молчание ягнят

Сельское хозяйство Казахстана столкнулось с большим оттоком иностранных инвестиций из отрасли. Сейчас они подменяются государственными вливаниями, но после вступления Казахстана в ВТО отсутствие зарубежных капиталовложений может обернуться для аграрного сектора бедствием

Молчание ягнят

Иностранные инвестиции стабильны только в тех отраслях, где прибыль высока. В иных сферах экономики, не столь привлекательных, наблюдается волатильность инвестиций. Доказательство - первое полугодие текущего года. В аграрной промышленности объем прямых иностранных инвестиций в январе-июне значительно сократился.

Бегство иностранного капитала

Если в предыдущие годы, при определенном снижении, зарубежный капитал худо-бедно поступал в отрасль, то в нынешние времена он ушел в минус. Отток в первом полугодии составил один миллион долларов (см. график 1), тогда как в целом поступления прямых иностранных инвестиций в экономику Казахстана растут (см. график 2). Как пояснили "Эксперту Казахстан" в Национальном банке, активы, ранее принадлежащие иностранным собственникам, теперь перешли во владение отечественных компаний.

С чем связано такое перетекание капиталов? Ведь иностранные инвесторы уходят только тогда, когда не видят перспектив. Следовательно, вопрос по инвестициям в сельское хозяйство нужно рассматривать уже с иной точки зрения: так ли привлекательно будущее аграрного сектора? Озабоченность на сей счет у властей есть. Министерство экономики и бюджетного планирования предложило разработать долгосрочный документ с целью создания конкурентоспособного сельскохозяйственного производства. В 2005 году истекает срок действия трехлетней программы поддержки аграрного сектора, в рамках которой увеличилось финансирование агропромышленного комплекса, в том числе сельской инфраструктуры. По официальным данным, ежегодно финансирование села в Казахстане увеличивается на 10 млрд тенге, и в этом году составило 15 млрд тенге. Инвестиции в сельское хозяйство растут (см. график 3), но требуется еще очень много усилий, чтобы поднять экономику на селе. Сельские жители (43% населения) обеспечивают всего 8,5% валового объема производства страны.

Достичь поставленных программой целей можно лишь при совместном взаимодействии разных сил. Уже сейчас нужно готовиться к тому, что крупные государственные субсидии в аграрную промышленность будут невозможны после вступления Казахстана в ВТО. Необходим отечественный частный капитал - это сила, которая должна взаимодействовать с иными финансовыми потоками, но у нее несколько другой склад характера: отечественные инвестиции, как правило, краткосрочны и мобильны. Казахстанские компании, вкладывающие деньги в сельское хозяйство, чаще всего реинвестируют прибыль и готовы быстро принимать решение о расширении аграрного бизнеса, тогда как иностранцы предпочитают выводить доход из страны, в которой осуществляют инвестиции, при этом тщательно просчитывают все риски, связанные с расширением производства.

Однако у зарубежных инвесторов есть свои плюсы: они обладают долгосрочными ресурсами, технологиями и опытом, чего казахстанским аграриям очень не хватает. Тем более что все это как нельзя лучше отвечает приоритетам государства, которое в преддверии членства в ВТО и последующего за ним обострения конкуренции неоднократно заявляло о своем намерении быстро развивать переработку сельскохозяйственной продукции и дальнейший экспорт ее за пределы страны. Для реализации этих планов необходима и хорошая транспортная инфраструктура. Однако, если судить по статистике, сокращение иностранных инвестиций наблюдается именно в обрабатывающей промышленности и развитии транспорта, в частности в водном и воздушном транспорте (в первом полугодии текущего года - минус 26,5 и минус 0,1 млн долларов соответственно).

Инвестиционный демарш

Снижение иностранных инвестиций в приоритетные секторы экономики - следствие пренебрежения к иностранному капиталу. В начале 90-х Казахстан, получивший суверенитет, но не получивший известность на международном рынке капитала, агрессивно боролся наряду с другими странами СНГ за то, чтобы повернуть в свою сторону хотя бы небольшой ручеек из мирового потока инвестиций. Сейчас путь к внешним заимствованиям открыт как для правительства, так и для коммерческих структур. Но республиканский бюджет работает с незначительным дефицитом, и у Минфина нет большого желания выпускать облигации. На финансовом рынке повышенная ликвидность, отчего банкам и пенсионным фондам приходится все чаще делать внешние капиталовложения. Так что иностранные инвестиции отошли на второй план. В январе 2003 года иностранные инвестиции в основной капитал составляли 44% в структуре совокупных вложений, в январе-мае текущего года - 30,6%, в январе-октябре - 24,1%.

Но кто из отечественных частных инвесторов вкладывает в сельское хозяйство? Пенсионные фонды практически не у дел, им разрешено делать только портфельные безрисковые инвестиции. В результате, из аграрных компаний фонды покупают лишь облигации государственной "Продкорпорации". Но "Продкорпорация" не является производителем или переработчиком сельскохозяйственной продукции, она лишь формирует государственный продовольственный запас. Страховые организации по той же причине практически не делают капиталовложений в сельское хозяйство. И только банки кредитуют, причем увеличивают объемы финансовых вливаний в отрасль. К примеру, на 1 октября текущего года в структуре ссудного портфеля Народного банка по отраслям экономики второе место занимает сельское хозяйство с 15,4%. На эту дату общий ссудный портфель Народного банка составлял 233 млрд тенге. "Наши инвестиции в сельское хозяйство растут в связи с тем, что мы активизировали свою работу по программе Европейского Банка Реконструкции и Развития, - сказали журналу в департаменте по связям с общественностью Народного банка. - Так что в ссудном портфеле удельный вес кредитования малого и среднего бизнеса, в том числе сельскохозяйственного, будет значительно увеличиваться".

Но банки понимают, что риски у сельскохозяйственного производства высоки. "Мы транслировали кредиты из сельского хозяйства в менее рискованные виды кредитования: здравый смысл подсказывает, что невозможно работать с сельским хозяйством успешно, имея краткосрочные виды на эту отрасль, - отметил председатель "АТФБанка" Тимур Исатаев. - Казахстан находится в зоне рискованного земледелия: в одном году выиграешь, в другом - разойдешься по нулям, в третьем - обязательно проиграешь". Поэтому, по его мнению, чтобы выиграть в перспективе, нужно предоставлять долгосрочные кредиты, т.е. те займы, которые связаны с импортом оборудования, созданием новых перерабатывающих отраслей.

Это наводит на мысль, что банки ориентируются в большей степени на переработку сельскохозяйственного сырья. Как же тогда быть с растениеводством и животноводством? Казахстан завтра может уйти в другую крайность, начав усиленно развивать переработку, но не найдя стимулов для привлечения денег, в том числе иностранных, в оживление производства исходной продукции, той же свеклы, риса и картофеля. Что, собственно, сейчас и происходит. Согласно статистическим данным, объем валовой продукции сельского хозяйства за первые 9 месяцев 2004 года составил 539,3 млрд тенге, снизившись на 3,9% по сравнению с аналогичным периодом 2003 года. Существенный спад (на 9,7%) произошел в растениеводстве. Снижение производительности, еще раз напомним, происходит именно тогда, когда государство решило сделать рывок - льготами, приоритетами, дотациями и прочими стимулами - накануне открытия рынка для других участников ВТО. Выравнивать ситуацию с аграрным производством можно с помощью увеличения притока иностранных и отечественных инвестиций. Без должного обеспечения сырьевой базой думать о развитии переработки сельхозпродукции и экспорте, конечно, можно, но бессмысленно.