У инвестора есть голос

У инвестора есть голос

Конкуренция между банковским сектором и фондовым рынком всегда существовала в Казахстане, но де-юре. В реальности фондовый рынок был задавлен своим соперником еще будучи в зачаточном состоянии. Достаточно сказать, что банки, сколько себя помнят, всегда имели налоговые льготы на доходы по депозитам. Биржа пользовалась каждой возможностью публично заявить об этой несправедливости: мол, деньги населения идут туда, где их выгоднее обслужат; а выгоднее получается там, где нет фискальных претензий. То, что накопления граждан - очень серьезный ресурс - на финансовом рынке поняли давно, но вот до фондового рынка всегда докатывались лишь отголоски (в данном случае правильнее говорить - монетки, банкноты доставались банкам).
Олег Хе

Но есть ли резон обвинять регулирующие органы в том, что они лоббировали интересы банковского сообщества, повышая требования к капитализации акционерных обществ. Тот же "Казахмыс", теперь уже в статусе ТОО, ведь не жалуется на то, что его душат пруденциальными нормативами и драконовскими мерами. Корпорация объясняет свой делистинг планами выхода на западные рынки и возможной эмиссией акций в виде IPO на Лондонской фондовой бирже. Для этого "Казахмыс" зарегистрировал в Англии холдинг Kazakhstan Copper Corporation International Plc, на акции которого один к одному были обменены акции корпорации с сохранением долей акционеров. То есть ситуация вполне характерна для отечественного фондового рынка: на внешнем рынке занимать лучше во всех отношениях, но для иностранного инвестора, покупающего казахстанские ценные бумаги, важно, чтобы его права защищались по известным ему законам.

Складывается впечатление, что у Нацбанка были благие намерения - регулятор рассчитывал, что акционерные общества выйдут с дополнительными эмиссиями акций на биржу, чтобы докапитализироваться. Но трюк не удался - новых бумаг рынок так и не увидел. Действующие акционеры крупных предприятий не захотели размывать свои доли, а мелкие предпочли перерегистрироваться в ТОО. Что же теперь остается предпринимать государственным институтам, чтобы фондовый рынок смог составить, наконец, конкуренцию банкам? Либо дальше включать административные рычаги и вынуждать предприятия выпускать свои бумаги в свободную торговлю, опять же повышая требование к капиталу или прибегнув к иным способам - более изощренным. Сегодня акционерным обществам навязали переход на МСФО, завтра заставят соблюдать международные принципы корпоративного управления. Либо, наоборот, идти по пути либерализации: можно ведь согласиться с просьбой банков и пенсионных фондов покупать ценные бумаги, включенные в биржевую категорию "В".

Получается палка о двух концах. С одной стороны, излишние требования наступают на горло бизнесу, у которого все же должна сохраняться свобода выбора, как управлять своим предприятием, соблюдая гражданско-правовую ответственность. И прежде, чем требовать транспарентности от бизнеса, государству нужно позаботиться не только о налоговых условиях, но и защитить предпринимателя от домогательств контрольно-надзорных органов. Ведь тройные бухгалтерии - не от хорошей жизни. С другой стороны, разрешение пенсионным фондам покупки ценных бумаг категории "В" создает дополнительные риски для вкладчиков, которые резонно могут возразить: "А нас кто спрашивал?".

На каком бы варианте власть не остановилась, главенствующим должно оставаться правило: инвестор голосует ногами. И если предприятие не хочет быть транспарентным и внедрять у себя МСФО, то ему не видать инвестиций. Не хочет, как "Алюминий Казахстана", "Казхром" или "Мангистаумунайгаз", переходить в категорию "А" - тот же самый результат. Конечная цель, насколько известно, - развить рыночную экономику. Вовлечение частного капитала в оборотный капитал промышленных предприятий через фондовый рынок - часть этого устремления, а в этом случае цель не должна подменяться средствами ее достижения. Ведь развитие фондового рынка - не самоцель, а всего лишь средство для повышения капитализации и корпоративной культуры отечественных компаний.

Сейчас, когда акцент сделан на несырьевом секторе, в стране будут появляться новые предприятия - технологичные и перспективные. Важно, чтобы они были изначально публичными и современными с точки зрения менеджмента, тогда это будут компании новой формации, способные вытеснить архаичное понимание бизнеса, превалирующее в большинстве нынешних хозсубъектов.

[inc pk='566' service='table']