Новый маршал — армия отступает

От нового руководителя КНДР можно ожидать несколько более либеральной политики. Однако повести Северную Корею новым путем он сможет лишь после того, как станет полновластным правителем

При Ким Чен Ыне (слева) в КНДР очень усилились позиции бюрократов — армии напомнили, что страной правят не
генералы, а Семья
При Ким Чен Ыне (слева) в КНДР очень усилились позиции бюрократов — армии напомнили, что страной правят не генералы, а Семья

Прошло полгода, как у Северной Кореи новый руководитель — Ким Чен Ын. Аккурат к этой дате он получил звание маршала, а в руководстве КНДР произошли серьезные перестановки.

Надо признать: покойный Любимый Руководитель маршал Ким Чен Ир сильно затянул с выбором наследника. Решения ждали много лет, но только в начале 2009 года Любимый Руководитель определился с кандидатурой преемника. Им стал его третий сын Ким Чен Ын, которому на тот момент было всего 26 лет. Наследника впервые показали народу только в октябре 2010 года.

Тогда Ким Чен Ир и его окружение исходили из того, что у них в запасе еще есть время, так что Ким Чен Ын сможет провести несколько лет, обучаясь политическому ремеслу у своего отца — примерно так же, как в свое время учился потихоньку его отец. Однако судьба распорядилась иначе. 17 декабря 2011 года маршал Ким Чен Ир скоропостижно скончался, и его сын, имя которого еще двумя годами ранее не было известно почти никому в стране, стал ее руководителем. Уже полгода северокорейцы, согласно официальному пропагандистскому штампу, «наслаждаются счастьем от существования Верховного главнокомандующего Ким Чен Ына».

Сын Любимого Руководителя, рожденный от танцовщицы, Ким Чен Ын среднее образование получил в Швейцарии. Как в частном порядке сообщил автору этих строк один из соучеников Высшего Руководителя (основной официальный титул Ким Чен Ына), одноклассники и не догадывались, кем был высокомерный полноватый молодой кореец, любитель пиццы и новейших гаджетов. Окончив в Швейцарии школу, Ким Чен Ын вернулся в Пхеньян, где обучался по индивидуальному плану то ли в Университете Ким Ир Сена, то ли в Военной академии, то ли в обоих этих заведениях.

Хотя Ким Чен Ир умер, скажем так, раньше, чем планировал, такой поворот событий был тоже предусмотрен. Когда осенью 2010 года Ким Чен Ын стал генералом армии, в руководстве страны произошли и другие важные перемены. На высшие посты были назначены Ким Кён Хи (сестра Ким Чен Ира), Чан Сон Тхэк (ее муж) и вице-маршал Ли Ён Хо. Политологи сразу же определили эту тройку как потенциальный регентский совет, созданный для того, чтобы окормлять Высшего Руководителя, если ему случится возглавить страну раньше, чем планировалось.

Политологи не ошиблись. На похоронах Ким Чен Ира слева от нового вождя шел вице-маршал Ли Ён Хо, а Чан Сон Тхэк шествовал за молодым Кимом. Однако единства хватило только на полгода.

Падение вице-маршала

14 июля на специальном заседании Политбюро вице-маршал Ли Ён Хо, начальник генштаба и фактически глава северокорейской армии, был смещен со всех своих постов (официально — по состоянию здоровья). В принципе к этому шло уже пару месяцев. Дело в том, что в руководстве КНДР представлены две силы. Первая группа — гражданские бюрократы во главе с Чан Сон Тхэком. К ним относится, кстати, и большинство членов правящего семейства, занимающих заметные посты. Несмотря на все официальные восторги по поводу армии, представители семейства Кимов не служат, а трудятся больше по партийно-хозяйственной части. Правда, многие из них формально имеют воинские звания. Например, Ким Кён Хи, тетка Ким Чен Ына, многие годы руководившая легкой промышленностью, в 2010 году стала генералом армии. Другую группу представляют кадровые военные, самым влиятельным из которых до недавнего времени был низвергнутый Ли Ён Хо.

Падение Ли Ён Хо отражает тенденцию, которая наметилась в последние месяцы, — бюрократы быстро оттесняют военных с вершины политического Олимпа. Среди тех, кто был назначен на руководящие посты в последние полгода, преобладают бывшие партработники, некоторые из них, спешно надев военную форму, оказались даже на военных постах. И вот теперь Чан Сон Тхэк и его люди решили нанести своим соперникам решительный удар, отделавшись от фактического руководителя северокорейских вооруженных сил. На его место был назначен второстепенный генерал, а 18 июля молодому Высшему Руководителю с большой помпой присвоили звание маршала КНДР. Повышение в звании было неизбежным — на момент смерти отца Высший Руководитель был всего лишь самым молодым в мире генералом армии, и долго держать его в таком низком звании было бы просто неприлично. С другой стороны, показательно, что назначение произошло сразу после падения Ли Ён Хо, — армии напомнили, что страной правят не генералы, а Семья.

Впрочем, похоже, что реально Высший Руководитель маршал Ким Чен Ын ничем пока особо не руководит. Все пхеньянские сановники, включая и тех, кто был назначен в последнее время, относятся к поколению 60-летних и по возрасту годятся Высшему Руководителю в отцы. Сверстников рядом с Ким Чен Ыном нет. Его окружают старые сановники, и они продолжают политику, которую проводили и при Ким Чен Ире. С их точки зрения, менять эту политику нет никаких причин. Ведь в самые тяжелые времена, несмотря на коллапс экономики и массовый голод (не менее полумиллиона жертв в 1996–1999 годах), она обеспечила сохранение политического режима в КНДР.

Выбор стратегии

Нередко говорят, что КНДР достаточно взять на вооружение опыт Китая — и все непростые проблемы решатся сами собой. Однако руководители Северной Кореи упорно отказываются копировать китайский опыт и не скрывают, что их идеалом является государственная экономика. Правда, в последние два десятилетия северокорейское общество далеко ушло от этого идеала. После того как в начале 1990-х годов в страну прекратила поступать советская помощь, большинство предприятий остановились или работают лишь частично; карточки не отовариваются, и корейцы выживают в основном за счет мелкой торговли и ремесла.

С экономической точки зрения отказ от китайской модели выглядит странным, но объяснение такой позиции есть. Северокорейская элита опасается, что реформы и неизбежные послабления приведут к распространению сведений о процветании Южной Кореи, которая в былые времена была бедным аграрным регионом, а сейчас превосходит Север по душевому доходу как минимум в 15 раз (самый большой разрыв в мире между двумя странами, имеющими общую границу). Распространение информации о Юге, а также неизбежное во время реформ ослабление контроля над населением приведут к внутриполитическому кризису, а то и к повторению в Корее германского сценария. Понятно, что элита такого поворота событий не хочет и посему проявляет осторожность.

Важной частью стратегии выживания является и ядерная программа. С одной стороны, она почти наверняка гарантирует, что Северную Корею не постигнет судьба Ливии или Ирака, а с другой — дает северокорейским дипломатам немалые возможности для, прямо скажем, дипломатического шантажа. На протяжении последних двух десятилетий Пхеньян активно выдавливал помощь из внешнего мира, используя для этого свой ядерный потенциал. Обычно сделки предусматривали готовность КНДР приостановить развитие ядерного оружия в обмен на продовольственную и иную материальную помощь. Может, это и циничная стратегия, но работала она неплохо.

Красавица в черном и Винни-Пух

Остается неясным, до какой степени Ким Чен Ын разделяет страх старшего поколения перед любыми переменами. Даже если опасения стариков вполне справедливы, Ким Чен Ыну и его сверстникам — новому поколению пхеньянской элиты — они могут казаться параноидальными. Тем не менее пока у свежеиспеченного маршала нет своей команды, его возможности влиять на большую политику остаются ограниченными. И все же по некоторым косвенным признакам можно подозревать, что Высший Руководитель не слишком боится перемен.

6 июля в Пхеньяне состоялся первый концерт эстрадного ансамбля «Моранбон», который, как официально сообщается, был создан недавно по личной инициативе Высшего Руководителя. Концерт стал сенсацией, вполне сравнимой по масштабам с увольнением Ли Ён Хо. Репертуар концерта был, мягко скажем, крайне необычным. Весьма вольно одетые красотки пели американские эстрадные песни, а на сцене тем временем танцевал не кто иной, как Микки-Маус в компании своей подружки Минни. Белоснежка, гномы и Винни-Пух с Тигрой также участвовали в мероприятии. Фактически своим посещением концерта Ким Чен Ын дал сигнал: отныне западная культура, в том числе и американская, не является запретным плодом.

На концерте Ким Чен Ын был не один. Рядом с ним сидела красавица лет двадцати пяти. Кто она — пока не ясно. Некоторые даже говорили, что это кто-то из неизвестных публике членов Семьи, возможно, его сестра. Впрочем, скорее всего, с барышней Высшего Руководителя связывают отнюдь не братские чувства — на протяжении последующей недели они вместе появлялись на публике еще дважды.

Этот поступок тоже необычен для Северной Кореи. Первая жена основателя династии генералиссимуса Ким Ир Сена, ныне произведенная в национальные героини, при жизни была совершенно неизвестна в стране. О существовании его второй жены мимоходом сообщили в печати после того, как чета прожила в браке 15 лет. Маршал Ким Чен Ир был еще более суров в этом отношении. Он мог иногда появиться на закрытом дипломатическом приеме в сопровождении одной из своих подруг, но на людях со своими женщинами не показывался никогда.

Конечно, можно сказать, что появление на публике с женой или открыто выраженная любовь к песням Синатры и фильмам Диснея не являются фактами политической жизни. Но пока Ким Чен Ын находится в таком положении, что культура и вопросы протокола — едва ли не единственные вопросы, которые он контролирует. В коридорах власти доминируют советники отца, и легко представить, что в тех случаях, когда речь заходит о проблемах дипломатии или экономической стратегии, молодому диктатору приходится проявлять послушание. При этом едва ли кто-нибудь может запретить Высшему Руководителю взять с собой на концерт любимую подругу, а также распорядиться, чтобы во время концерта прозвучали мелодии, которые он любит еще со школьных лет.

Конечно, любовь к американским мультикам необязательно является признаком реформаторства. Однако понятно, что Ким Чен Ын готов вести себя на публике, скажем так, несколько вольно — и не очень считаться с принятыми в стране правилами политического поведения. Пока его склонность к реформам касается только эстрадной музыки и отчасти моды. Но рано или поздно молодой маршал займется вопросами, куда более серьезными, чем покрой эстрадных костюмов. Время работает на него — ведь в тот день, когда Ким Чен Ын стал маршалом КНДР, главная газета страны вышла с новым лозунгом «Все как один человек воспримем сердцем руководство великого товарища Ким Чен Ына!». 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики