Народная воля

27 февраля в Киргизии и Таджикистане пройдут выборы в местные парламенты. Предвыборная борьба уже привела к акциям протеста в Бишкеке и террористическим актам в Душанбе. По мнению политологов, от исхода парламентских выборов зависит спокойствие не только в этих двух странах, но и во всем Центрально-Азиатском регионе

Народная воля

Год 2005 обещает стать для Киргизии политизированным вдвойне. Помимо парламентских выборов, 30 октября здесь предстоит избирать нового президента страны. Действующий глава государства Аскар Акаев неоднократно заявлял о том, что не намерен баллотироваться на очередной срок и готов уступить свое кресло новому народному избраннику. Оппозиция требует справедливых и честных выборов и заявляет о том, что в ее рядах есть сразу несколько достойных кандидатов, прежде всего, экс-премьер-министр Курманбек Бакиев, пользующийся большим авторитетом в Киргизии. В ряды оппозиции перешли и другие бывшие государственные чиновники: два экс-министра иностранных дел, Роза Отунбаева и Муратбек Иманалиев, экс-руководитель администрации президента Мисир Аширкулов, экс-министр образования Ишенгуль Болджурова. Таким образом, в Киргизии сформировалась достаточно мощная политическая прослойка, открыто заявившая о необходимости смены режима в стране. Поэтому киргизская оппозиция рассматривает выборы в Жогорку Кенеш как генеральную репетицию накануне борьбы за президентское кресло. Власти страны также готовы апробировать на митингующих методы борьбы с нарушителями общественного порядка.

Бишкекский майдан

Повод для первых митингов протеста киргизский Центризбирком создал на ровном месте. В один день, 6 января, окружная комиссия ЦИК по Университетскому округу Бишкека сначала зарегистрировала кандидатом в депутаты одного из лидеров оппозиции, Розу Отунбаеву, а затем, на внеплановом вечернем заседании, отменила собственное решение.

По действующему в Киргизии законодательству о выборах, претендовать на депутатство (в числе прочих условий) может гражданин страны, последние 5 лет перед выборами проживавший на территории Киргизии. Допускаются перерывы в постоянном проживании до 6 месяцев в каждом году в связи с загранкомандировками по производственной, научной, служебной и иной деятельности. Г-жа Отунбаева с 1997 по 2002 годы работала в Великобритании послом КР, а в 2004 году была заместителем представителя генерального секретаря ООН в Грузии. Таким образом, по версии ЦИК, у Розы Отунбаевой отсутствует пятилетний срок постоянного проживания в Киргизии, и она не может быть зарегистрирована кандидатом в депутаты.

Оппозиция восприняла отказ как незаконный и надуманный: г-жа Отунбаева представила в ЦИК паспорт с отметкой о прописке в Бишкеке в последние пять лет. Отказ регистрировать дипломатов в качестве кандидатов в депутаты создало серьезный прецедент. К слову, по той же причине отказано в регистрации еще одному представителю оппозиции, Медеткану Шеримкулову, который в 1998-2002 годах был послом Киргизии в Турции. Остались без удостоверений о регистрации кандидатами еще два экс-посла, Мамбетжунус Абылов и Усен Сыдыков. Однако представители Центризбиркома через проправительственные СМИ не без удовольствия напомнили, что злополучные поправки о временном цензе были внесены год назад в закон о выборах по инициативе депутатов действующего парламента, испугавшихся возможной конкуренции накануне очередных выборов. А значит, строгое соблюдение закона не есть преследование представителей оппозиции.

У оппонентов Центризбиркома другая версия: по одному округу с Розой Отунбаевой планировала выставлять свою кандидатуру дочь президента страны Бермет Акаева, поэтому было решено заранее "расчистить площадку" для ее полноценной победы. После регистрации госпожи Акаевой в качестве кандидата в депутаты оппозиция получила повод говорить о политике "двойных стандартов". В стране ни для кого не секрет, что Бермет Акаева в последние годы жила в Женеве, работая в системе ООН, и вернулась в Киргизию, по некоторым данным, лишь два-три года назад. Однако в ее случае ЦИК закрыл глаза на невыполнение условия о постоянном проживании на территории страны. К слову, по одному из районных округов баллотируется в депутаты и сын главы государства Айдар Акаев. В списке претендентов на депутатство сын премьер-министра страны Алексей Танаев.

Киргизская радуга

В течение января в Бишкеке не прекращались акции протеста против действий властей. Члены движения "Ата-Журт", чьим лидером является Роза Отунбаева, устроили пикеты у здания парламента и провели шествие вокруг здания правительства. Аскар Акаев открыто признает, что в стране очень сложная политическая обстановка. По его мнению, стало понятно, "что республика становится огромным полем деятельности разных политических и околополитических сил". "Год может стать благодатным и для провокаторов разных мастей. Самое опасное, что у них теперь появились квалифицированные тренеры, которые научились из провокаций делать разных цветов революции", - заявил господин Акаев. Президент Киргизии считает, что лица, которые пытаются организовать в стране "бархатную революцию", "получили заказ на общественный скандал", а революционный угар "помутил разум оппозиции".

С цветом будущей революции киргизская оппозиция еще окончательно не определилась. До последнего времени наиболее популярным у пикетчиков был желтый цвет, моду на который ввели "ата-журтовцы", использовавшие для своих пикетов желтые шарфы, шапочки и самодельные банты. Роза Отунбаева говорила о том, что с желтым цветом членам ее движения помог определиться светофор: "внимание, мы хотим перемен и, самое главное, готовы к ним". Партийцы из "Народного движения", лидером которого является Курманбек Бакиев, ходили в синих и розовых шарфиках. Мелькали на площади перед парламентом и оранжевые бантики. Ишенгуль Болджурова считает, что каждое оппозиционное движение должно выбрать свой цвет, "чтобы показать, что Киргизия - радуга цветов". В качестве "цветка революции" "Народное движение" выбрало тюльпан, который "тоже бывает розовым".

Председатель Центризбиркома Сулайман Иманбаев говорит о том, что выборная кампания в Киргизии осложняется "скрытым противодействием международных организаций, создающим под выборы свои структуры, которые, в свою очередь, выискивают недостатки, настраивая граждан против выборов". Большой резонанс вызвало опубликование в некоторых СМИ стенограммы секретного совещания штаба по выборам, председатель которого, премьер-министр страны Николай Танаев, якобы, дал указания губернаторам областей и министрам силовых ведомств ни в коем случае не допустить к участию в выборах представителей оппозиционных партий.

Министр иностранных дел Киргизии Аскар Айтматов заявил, что Киргизия не сможет избежать насилия, "если оппозиция продолжит демонстрации или будет выступать с призывами к гражданскому неповиновению". "Желание реализовать у нас проект "бархатной революции", боюсь, приведет к повторению не грузинского или украинского сценариев, а, не дай Бог, к чему-то подобному, что имело место в Таджикистане", - говорит г-н Айтматов, имея в виду гражданскую войну в соседней стране, длившуюся 6 лет. В южных регионах страны традиционно сильно влияние не только экстремистских исламских организаций, но и Узбекистана, который не раз заявлял о том, что не хотел бы дестабилизации обстановки в Киргизии. Северная часть Киргизии находится под своеобразным контролем Казахстана, также не заинтересованного в появлении очага напряженности у своих южных границ.

Киргизские аналитики сейчас обсуждают, насколько далеко готовы реально зайти лидеры оппозиционных движений. Наиболее радикальные противники Аскара Акаева говорят о готовности народа к революции. Вопрос о том, насколько сам народ, а не его глашатаи, готов к переворотам, остается открытым. Другие оппозиционеры, в частности, Курманбек Бакиев, дают более осторожные прогнозы, заявляя, что оппозиция будет бороться с произволом властей исключительно мирным путем. Аскар Акаев уверен, что если по итогам выборов страна получит "квалифицированный парламент", то удастся "не только удерживать, но и наращивать нынешние темпы социально-экономического роста, и всем нам будет хорошо". Но "если будет такой, какой уже у нас был, если опять придут те, у кого на уме только популизм, демагогия и скандалы, Киргизии будет очень тяжело. Тогда наша демократия лишится созидательного потенциала, и станет лишь базой для бесконечных скандалов и противостояний".

Таджикские взрывы

В Таджикистане подготовка к парламентским выборам осложнена не митингами, а постоянной угрозой террористических актов, первый из которых был совершен утром 31 января. У здания Министерства чрезвычайных ситуаций страны, которое возглавляет Мирзо Зиеев, в годы гражданской войны являвшийся одним из лидеров Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), взорвалась "Волга". Водитель автомашины погиб на месте, десять человек получили контузии и ранения. По версии следствия, в багажнике "Волги" было около килограмма тротила, однако до сих пор неизвестно, стал ли взрыв у здания МЧС случайным или же объект для совершения теракта выбрали заранее. В тот же день произошел пожар в здании Министерства госбезопасности. По официальной версии, из-за короткого замыкания, поэтому терактом это событие не назвали. Впрочем, одного взрыва "Волги" достаточно, чтобы связать произошедшее с обострением противоречий между президентом страны Эмомали Рахмоновым, с одной стороны, и членами ОТО, формально признавшими в 1998 году господина Рахмонова легитимным президентом, но не оставляющими попыток лишить его власти, с другой. К слову, за последние месяцы в Таджикистане по уголовным обвинениям были арестованы не только представители оппозиции, но и бывшие соратники президента, в частности экс-министр внутренних дел Якуб Салимов и начальник президентской охраны Гафур Мирзоев.

В июне прошлого года Эмомали Рахмонову удалось успешно провести всенародный референдум по внесению поправок в Конституцию страны. Номинально таджикские граждане голосовали за внесение в Основной закон 56 поправок, касающихся в основном дальнейшего развития судебной системы, экономической и социальной сферы. Однако в Таджикистане никто не сомневался в том, что плебисцит был затеян ради одной поправки - изменения срока президентского правления в стране. По старому варианту Конституции, президент Таджикистана мог избираться на этот пост один раз на семь лет. В соответствии с поправкой, президент получил возможность избираться уже два раза по семь лет. Подобная практика продления сроков своих полномочий для президентов центральноазиатских республик не нова, ей воспользовались практически все лидеры стран ЦА, кроме дальновидного главы Туркмении Сапармурата Ниязова, заранее получившего статус пожизненного президента.

В Душанбе специально оговорили тот факт, что новые статьи Конституции, касающиеся президентства, вступят в законную силу только после завершения полномочий действующего президента в 2006 году. Это значит, что в следующем году господин Рахмонов, обладая огромным административным ресурсом, включится в президентскую гонку "с чистого листа". И предстоящие парламентские выборы должны, по мнению таджикских властей, сформировать депутатский корпус, полностью лояльный действующему президенту. Таджикские оппозиционеры утверждают, что власти препятствуют регистрации кандидатов от оппозиции.

Практически все лидеры оппозиционных партий были под различными предлогами сняты с предвыборной гонки. В частности, Махмадруги Искандаров, глава Демократической партии, третьей по значимости оппозиционной силы после Партии коммунистов и Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), арестован в Москве по запросу таджикской прокуратуры. Он ожидает экстрадиции в Таджикистан, где ему могут быть предъявлены обвинения в организации в прежние годы террористических актов, покушении на убийство. ПИВТ, члены которой в гражданскую войну воевали против режима Эмомали Рахмонова, уже не так сильна как прежде.

Других серьезных конкурентов господина Рахмонова в стране нет. Оппозиция слишком разрознена, поэтому ни у кого нет сомнения, что на предстоящих выборах в парламент большинство мест получат креатуры действующего президента страны. Как признают иностранные эксперты, в Таджикистане нет "фигуры, подобной Саакашвили и Ющенко, которая могла бы составить серьезную конкуренцию президенту Эмомали Рахмонову", поэтому повторение "бархатной революции" в Таджикистане "невозможно". Радикальной оппозиции остается действовать лишь силовыми методами, пользуясь поддержкой экстремистских исламских организаций, в частности, "Хизб-ут-тахрир", ставящих целью дестабилизацию обстановки в странах Центральной Азии. Впрочем, наблюдатели не исключают, что и таджикские власти могут быть заинтересованы в инцидентах, подобных произошедшему в Душанбе взрыву, чтобы оправдать ужесточение мер против оппозиции.