Мораторий - еще не политика

Десятилетний запрет на рубку ценных пород деревьев, введенный в Казахстане в прошлом году, играет губительную роль: лес стареет, беспощадно уничтожается браконьерами и не восполняется. Настало время сформировать внятную лесную политику

Мораторий - еще не политика

Площадь лесов в Казахстане занимает всего 4,2% всей территории республики - примерно 11,5 млн гектаров. Если не брать в расчет саксаульные леса и кустарники, необходимые для борьбы с опустыниванием, но не представляющие производственного интереса, то лесной фонд с запасами деловой древесины окажется вдвое меньше. А если еще отнять площади, занимаемые заповедниками и лесами первой группы, где запрещена хозяйственная деятельность, то лесной фонд составит всего около 2 млн гектаров.

Тем не менее, даже с такими запасами Восточный Казахстан по лесистости превосходит многие европейские страны, в том числе и Швейцарию. Правда, в отличие, например, от Швейцарии, где ежегодно заготавливается по 6 млн куб. метров древесины, в Восточно-Казахстанской области рубится меньше 0,003 млн куб. м. И это при том, что расчетная лесосека (ежегодно восполняемый, разрешенный для вырубки объем) официально составляет свыше миллиона кубов.


Владимир Резанов

- Основным сырьевым ресурсом нашей области является темнохвойная тайга Западного Алтая. Несмотря на то, что здесь не было масштабных пожаров и рубок, этот лес тоже попал под мораторий. Хотя именно в ельниках и пихтачах больше всего перестойной древесины, - приводит свои доводы заместитель начальника Восточно-Казахстанского управления по лесу Виталий Чернецкий. - Такие леса не вырабатывают кислород, а наоборот, потребляют его на окислительные процессы в старых деревьях. Кроме того, престарелые массивы являются рассадниками вредителей, зверей в них меньше, молодая поросль угнетается, не растут даже грибы. Зато они пожароопасны. Сама природа всегда выжигала их, регулируя процесс обновления. Только зачем впустую растрачивать древесину, если ее можно вовремя спилить и пустить на переделку?

Мой собеседник приводит в качестве примера Финляндию, сопоставимую по территории с Восточным Казахстаном. На мировой рынок эта страна поставляет 25% всей заготавливаемой древесины. При этом лесные площади не убывают ни на гектар. У финнов даже есть поговорка: "Лес живет, пока в нем стучит топор дровосека". Примерно такая же картина во Франции, Германии, Канаде. "Вот с кого надо брать пример, - говорит Виталий Чернецкий. - Лес - единственный восполняемый стратегический ресурс, из которого богатство можно черпать тысячелетиями. Газ, нефть, руда когда-то закончатся, а лес может восполняться постоянно, если, конечно, к нему относиться рачительно".

Нелогичное решение

По данным природоохранной прокуратуры области "лесорубочный" мораторий, введенный в 2004 году, пока мало помог семипалатинскому бору. Ценный ресурс по-прежнему ежедневно вывозится десятками КамАЗов. Вокруг реликтового сосняка круглосуточно действуют сотни пилорам. Назвать более точную цифру никто не берется - владельцы незарегистрированных станков просто бросают их при виде проверяющих и скрываются. Точно так же, как бросают свои пилы и автомобили, застигнутые с поличным браконьеры. По данным семипалатинского отдела сельского хозяйства, в округе постоянно работает около 300 лесовозов, а в регионе не засевается около миллиона гектаров пашни - крестьянская техника "пашет" в лесу.

Сосновый бор стал жертвой обстоятельств. Во время засухи 1997 года лесоохрана осталась без средств на авиапатрулирование и оперативную борьбу. В результате, в течение одного лета выгорела беспрецедентная площадь сосняка - свыше 150 тыс. гектаров. По существующим на тот период правилам, "горельник" следовало вырубать срочно и почти бесплатно, поскольку он грозил заражением вредителями и болезнями. В то же время при пожаре ствол сосны практически не страдает и при заготовке в первый год годен для любого использования.

Элитная древесина сразу нашла высокий спрос и на внутреннем рынке, и в соседнем Китае. При рыночной стоимости одного куба в 3,5 тыс. тенге себестоимость его заготовки до сих пор не превышает 600 тенге - это составляет свыше 500% прибыли. В последующие годы сосновый бор начал гореть уже не только от гроз. Чтобы остановить маховик браконьерства, правительство решилось на введение десятилетнего моратория.

Темнохвойные леса Западного Алтая не горели и не подвергались разграблению, поскольку не годны для производства дорогой мебели. Желающих рубить горный лес немного. Чтобы войти в нетронутые деляны, сначала надо пробить дороги, завезти тяжелую технику, запас ГСМ, а затем быть готовым, что через неделю-другую техника начнет ломаться на кручах. Поэтому от множества ТОО, появившихся было в западноалтайской тайге, сейчас не осталось и следа.

Десятилетний мораторий на рубку хвойных пород, под который попал горный лес Восточного Казахстана, к сожалению, способствует его стремительному старению. Если по нормам доля перестойной древесины не должна превышать шестой части всего лесного фонда, то в местной тайге, по данным лесоуправления, она составила уже почти 70%. В прежние времена деревья начинали рубить, когда они достигали зрелости, а на месте опустевших делян делали новые посадки. И лес не уменьшался. Только советская организация "Казлес" ежегодно восполняла 4,5 тыс. гектаров, да почти столько же Управление лесного хозяйства. Зато сейчас эта цифра не превышает 200 гектаров.

Требуется обновление

- Потенциал темнохвойных лесов востока велик, - считает директор ТОО "Восток-лес Инжиниринг" Владимир Резанов. - В период бурного роста казахстанских городов и развития промышленности республика ежегодно использовала по 2,5 млн кубометров собственного леса да еще завозила из России по 8 млн. Сегодня экономика Казахстана также развивается быстрыми темпами. Возведение жилья считается приоритетным направлением. Спрос на строительные материалы, в том числе из древесины, растет день ото дня. Мировые фирмы сейчас предлагают образцы экологически безопасных плит, рам, дверей, полов и мебели, изготовленных на основе передовых технологий как раз из малоценной древесины. Нет необходимости и в заготовке леса старыми методами. Сегодня машиностроители способны предоставить такую технику, которая не нарушает экологического равновесия в лесу и вместе с тем обладает высокой производительностью. Например, американские заготовительные комплексы прямо с обочины могут выкинуть стрелу-манипулятор на 16 метров, захватить ствол, спилить, обрубить ветки, сбрикетировать их и загрузить готовое бревно в свой же кузов. Стоимость такой машины высока, но расчеты показывают, что эта техника выгоднее старых способов рубки. Годовая производительность комплекса составляет 90 тыс. куб. м при обслуживании бригадой из пяти человек. Советская технология при том же объеме потребовала бы бригады численностью в 10 раз больше.

Чтобы не оставить лесную отрасль Казахстана на обочине экономики, государству необходимы и современная заготовительная техника, и передовые лесоперерабатывающие технологии. А главное, от правительства требуется поддержка новых проектов и последовательная, продуманная лесная политика. В республике отсутствует самый главный закон - о лесозаготовительной деятельности. Тактика поведения государства не определена, а неплохой сам по себе проект отраслевой программы инновационно-интеграционного развития лесопромышленного комплекса на 2004-2010 годы, который был разработан Ассоциацией предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности, с 2003 года гуляет во властных коридорах.