В "свободном" парении

Арт-менеджмент, фандрайзинг - новые капиталистические веяния коснулись и казахстанской культуры. Но для того, чтобы вывести культуру из кризиса, одних рыночных механизмов недостаточно. Необходимы поддержка государства и развитие меценатства

В "свободном" парении

Переход к рыночным отношениям болезненно сказался не только на социальной, но и на культурной сфере. Хотя государство не может и не должно брать на себя контролирование и обслуживание всего спектра культурных потребностей общества - в культурном секторе должны быть представлены и коммерческие структуры, и гражданские институты, и спонсорская деятельность. Тем не менее, ему не следует забывать о той значительной части социально-культурных отношений, которая не может существовать и развиваться в жестких условиях рынка. Искусство, литература, художественное образование, охрана культурных памятников - области, которым необходима защита и опека государства. Переход к рыночным отношениям происходит и в культурной сфере, но нужно учитывать и то, что менеджмент культуры носит несколько иной характер, чем бизнес в экономике. Как не все, что приносит доход можно назвать культурой, так и наоборот: искусство и культура не могут быть сведены к доходному массовому зрелищу или туристическому бизнесу.

Далеко не все способны оплатить культурные запросы из своего кошелька. Образование и культура не могут обойтись без спонсорской и государственной поддержки. Если государству не хватает бюджета, то необходимо продумать налоговую политику, при которой частному капиталу было бы выгодно и престижно заниматься меценатством.

Нужно менять мировоззрение чиновников и бизнесменов на культуру, которая не является ни средством идеологического обслуживания государства, ни предметом роскоши и развлечения. В социальном государстве не культура ориентируется на экономику и рынок, а напротив - они должны быть ориентированы на культуру и потребности личности.

Валерия Ибраева, исполнительный директор Центра современного искусства фонда Сорос-Казахстан

- Что собой представляет западная модель арт-менеджмента выставочного проекта, и какой характер она имеет у нас?

- Куратор стамбульской или венецианской биеннале объезжает много разных стран, встречается с художниками, выбирает наиболее интересных и выясняет, сколько для этого нужно денег, условия выставления. У куратора есть штат помощников, дирекция и финансовый орган. Любой большой проект выпускает свой каталог, где указываются фирмы-спонсоры. Как правило, это крупные и очень известные компании. Денег на этот проект расходуется много. На Западе хорошо развита спонсорская традиция, причем это не только частное меценатство, но и государственное финансирование. Мы же занимаемся не культурой и искусством, а выпрашиваем денеги. Именно так у нас пока понимается фандрайзинг.

- Этим должен заниматься не художник, а продюсер.

- Пригласить профессионального продюсера - дорого. В Казахстане нет локальных спонсоров, не развита благотворительность, для этого не созданы экономические условия. Ведь меценатство не может возникнуть случайно, оно должно стимулироваться государством. Как это делается, например, во всем цивилизованном мире - через понижение налогов. Правда, находятся бизнесмены, готовые заниматься этим без всякой выгоды, но это надо поощрять. Похоже, наше государство не заинтересовано в развитии культуры, оно привыкло рассматривать ее как форму идеологического обслуживания. Культура - это не только картины и памятники идеологической направленности. К тому же оно склонно финансировать официальные структуры, такие как Союз художников, Союз писателей и т.п., которые зачастую носят номенклатурный характер и мало поддерживают реальный культурный процесс. Новых молодых писателей и художников почти нет. Им необходима поддержка, искусством они занимаются в свободное от работы время. Очень сложно в таких условиях оставаться художником.

- Как у нас обстоят дела с институтом художественной экспертизы?

- Экспертиза у нас есть, но вот с институтом критики дела обстоят хуже. Экспертиза и спрос определили, что у нас существуют трое самых дорогих художников: Сергей Калмыков, Жанатай Шарденов, Салихитдин Айтбаев. Современные выставки и художественный процесс критически почти не оцениваются.

- А бывает теневая экспертиза: заплатил деньги - и дали хорошую оценку?

- Бывает и такое. Один и тот же человек приглашает художников, организует выставку, делает маленький каталог и находит покупателей. Это не совсем нормальная ситуация, когда тот, кто продает - является и экспертом. Наши покупатели или не понимают, или доверяют галеристу. Получается, что в художественном мире крутятся одни и те же имена. Кроме того, у нас не существует независимых выставок. Галерист делает выставку того художника, которого хочет продать. Музей выставляет тех, кто заплатит: например, картины жены посла или экспозицию к десятилетию независимости Казахстана. Независимая выставка предполагает инициативу самих художников и проводится не с коммерческой, а с художественно-ознакомительной целью. Она не преследует материальной выгоды.

- В чем разница и что общего между продуктом и произведением искусства, культуры?

- Произведение искусства тоже продукт, и он может продаваться. Но другая сторона вопроса: это то, что поддерживать и вкладывать деньги в культуру престижно. Крупные компании на Западе поддерживают художественные выставки и культурный процесс потому, что это престижно. Люди бизнеса собирают коллекции, организуют выставки, где собирается бомонд. У нас тоже есть такие, пока, к сожалению, отдельные случаи. Нурлан Смагулов и его жена Мадина собирают в своей галерее бизнес-бомонд. Они сделали коллекционирование картин, скульптур и их экспонирование престижным.

- Мы все часто говорим о том, как сложно в наших реалиях быть художником. А насколько сложно быть продюсером?

- На данном этапе для нас (Центра современного искусства) главная цель - представить себя западным институтам, которые интересуются искусством Казахстана. Это начинается с публикации информации о художнике. Мы издали каталог, провели семинар "Независимая галерея", но пока никто из наших не прорвался на международный рынок. Это пыталась делать и Курама Аrt в Бишкеке. Они организовали выставку-продажу современного искусства. В Киргизии современные художники смогли подружиться с владельцами галерей. А у нас пока процесс не идет. Ербосыну Мелдебекову сказали, что он антинародный художник.

Центр современного искусства - некоммерческая организация. Существуем мы на зарубежные гранты, государство нас не финансирует. Наша деятельность направлена на обучение, поддержку и позиционирование художников. Но одни гранты не смогут спасти культуру Казахстана, но пока только они поддерживают художественный процесс.

Юрий Маркович, директор арт-агентства "Улар"

- Как развивается арт-рынок Казахстана и какое место занимает в этом процессе "Улар"?

- Мы пытаемся помочь развитию арт-рынка Казахстана. "Улар" является представителем известного российского журнала "Арт-менеджмент". Планируется издание его приложения в Казахстане, которое будет специализироваться по всей Средней Азии. Мы собираемся сотрудничать с Международной академией бизнеса, где предполагается открытие специальности арт-менеджмент. В современных рыночных условиях необходимы профессиональные арт-менеджеры. Надеюсь, что в будущем в госучреждения культуры и на арт-рынок придут профессионалы.

- Возможен ли переход к рыночным отношениям в области культуры без поддержки государства?

- Без поддержки государства - нет. Необходимо добавить энергии госорганов, в чьих руках находятся основные рычаги. Без их разрешения вы не вывезете культурные ценности за рубеж и не проведете международную выставку, им легче организовать выставочную пиар-кампанию. В мировой практике существует система поддержки культуры. В развитых странах художники не бегают с протянутой рукой по различным государственным и иностранным структурам. Налоги, которыми облагаются крупные компании, идут на культуру. У нас не предусмотрено снижение налогов для развития меценатства, нет закона о культуре и коллекционерах. Мы предлагали помочь депутатской группе в разработке законов. Но пока наше предложение не принято во внимание. До сих пор не определен статус культурных организаций. Галереи, художественные салоны работают как общественные фонды или как ТОО и ЧП. Нельзя приравнивать нашу деятельность к коммерческой. Она не может быть рассмотрена как обычный бизнес. Продукт, который мы предлагаем, не имеет ежедневной надобности, это не товар широкого потребления. Не каждый день проходят концерты и выставки, и не каждый человек может приобрести произведение искусства. У нас нет таких оборотов, как в обычной коммерческой сфере. Не все концерты и выставки даже окупают свои затраты. Без спонсорской поддержки нам не обойтись.

- Насколько популярен выставочный менеджмент?

- Сейчас существует модное веяние на выставки. Открываются супермаркеты, и там появляются бутики-галереи. Есть потребность и у художников в больших выставочных площадях. По правилам арт-рынка каждая галерея должна иметь свой круг художников. Но у нас пока нет многообразия. С осени галерея "Улар" переходит на контрактную основу работы. Мы будем приглашать художников поработать с нами некоторое время на условиях коммерческого контракта.

Ольга Маркова, писатель, президент Общественного фонда "Мусагет":

- Литературный менеджмент имеет три составляющих: поддержка литературного процесса, издательская деятельность и торговый маркетинг. Как эта модель работает в Казахстане?

- Поддержка литературного процесса включает несколько аспектов. Первый - поиск талантливых авторов. Второй - обучение и консультации: писателям нужна экспертная оценка, помощь опытного редактора и юриста. Третий - издание и промоушн автора.

Издательская деятельность - область предпринимательства. Она преследует коммерческую цель. Книга должна найти своего читателя и должна окупиться. Все крупные издательства выпускают книги, приносящие прибыль, и книги, которые помогают обрести имидж интеллектуального издательства, что важно для экономического роста и позиционирования на рынке. К сожалению, казахстанские издательства пока обращают внимание только на коммерческий аспект. А потом удивляются низкому престижу казахстанской книги. К вопросу имиджа и прибыли прямое отношение имеет и торговый маркетинг. Без него невозможно ни одно издательское предприятие. Нет смысла издавать гениальную книгу, если она не попадет в самые разные уголки нашей страны. Мы не можем говорить о развитии издательского дела у нас в Казахстане - наш издатель по рукам и ногам связан отсутствием дистрибьюторской сети. Он терпит убытки даже в заведомо коммерческих проектах. В советское время была своя дистрибьюторская сеть распределения книг. Огромные тиражи книг расходились по всем библиотекам страны. Распределением книг заведовала единая система книготорговли. С распадом Союза она была разрушена. Новая в Казахстане пока не появилась.

- Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

- В первую очередь - ввести налоговые льготы для издательской деятельности и меценатства. Книга по цене должна быть доступна каждому. Сейчас это дорогое удовольствие: таможенные пошлины на бумагу, на полиграфические материалы, обложение книги при продаже налогами. В России несколько лет действовали налоговые льготы, и только в этом году часть их была снята. В Казахстане льгот нет. В России много объемных литературных журналов, которые не окупаются (это всегда убыток), но поддерживаются банками и предпринимателями, для которых престижно быть меценатами высокоинтеллектуальной продукции.

Во-вторых, необходимо создать сеть частных конкурирующих дистрибьюторских организаций. Например, в России уже создано несколько таких компаний по распространению книг и некоммерческих журналов. Эта система работает и дает определенный экономический результат. У нас такого еще не произошло: никто из предпринимателей этим не заинтересовался.

В-третьих, надо менять отношение к книге. Читать стали меньше (ухудшилось образование), и это сказывается на покупаемости книги. Важная часть развития литературного процесса - качество образования в стране. Отношение к книге отражает отношение государства и общества к гуманитарным ценностям. Если духовные ценности относятся к приоритетным, то будут развиваться и книжное дело, и литература.

У нас предприниматели не рискуют заняться этим бизнесом, хотя он во всем мире считается одним из самых привлекательных. После издания книги прибыль можно получить в лучшем случае через год. Учтем инфляцию и огромные просторы Казахстана. Предприниматели не уверены, что книгу будут покупать.

- Какую роль играет "Мусагет" в литературной жизни Казахстана?

- Наша организация (www.musagetes.kz) занимается менеджментом в области литературы и поддержкой талантливых авторов. Мы работаем со 140 авторами, живущими в Казахстане и пришедшими в литературу после 1991 года. Но пока мы одни это делаем планомерно и регулярно. В 2003 году девять наших авторов получили международные и казахстанские премии. В России есть организации, которые финансируются государством и занимаются подобной деятельностью, размах которой не сравнить с нашим. Финансирование литературы государством там, по нашим меркам, просто фантастическое. В России существует множество престижных премий, частных, государственных, региональных и городских.

- А у нас?

- Есть фестиваль творческой молодежи "Шабыт" (может быть, я не очень компетентна, но пока я не видела книг, изданных после фестиваля, которые стали бы событием), есть государственная премия в области литературы, независимая премия "Тарлан". Несколько конкурсов фонда Сорос-Казахстан, пожалуй, были событиями в литературной жизни страны.

- Как обстоят дела с экспертизой в области литературы?

- Экспертный совет - это очень важно. Издаваемые книги не всегда качественны по оформлению и содержанию, в них допускаются элементарные стилистические и орфографические ошибки. В результате снижается престиж казахстанской книги. А она должна быть достоянием культуры страны, продаваться не только на внутреннем, но и на внешнем рынке, быть экспортным товаром. У нас вместо этого происходит понижение статуса писателя и престижа книги. Нам сейчас просто необходима грамотная экспертиза книг. К сожалению, мы растеряли специалистов и издательскую школу. В Казахстане нет собственных ГОСТов, по которым должна быть издана книга. Такие стандарты есть во всем мире. Чтобы книга была конкурентоспособна, она должна быть издана грамотно.

- А с издательским менеджментом?

- Только в Алматы зарегистрировано более трехсот издательств. Существует тенденция регистрировать типографии как издательства. Они, как правило, выполняют чьи-то заказы. Типографии пишут, что они не напечатали, а издали книгу. А это большая разница, так как они не выполняют издательскую работу.

Когда издательство печатает заказной тираж, оно не заинтересовано в распространении книги и отслеживании ее судьбы. Очень немногие по собственной инициативе на свой страх и риск издают книги сами. У нас за подобную деятельность берутся издательства, которые вначале создавались как сеть магазинов, а потом стали печатать книги, реализуемые у себя же. Это было бы нормально, если бы они обладали развитой торговой сетью. Одного-двух магазинов мало для продажи такого количества экземпляров, которое было бы коммерчески выгодным.

В Казахстане нет агентств, которые занимались бы продажей книг наших авторов в зарубежные страны. Нет института литературных обозревателей. Книгу, изданную у нас, даже если она коммерческая, наши магазины не возьмут. Это не раскрученный товар - у нас нет системы поддержки. На Западе принято, что магазины приглашают к себе писателей, где они встречаются с читателями. Нам следует перенять этот полезный опыт.