Претензия на лидерство

Редакционная статья

Претензия на лидерство

Казахстан обладает достаточным экономическим потенциалом для вхождения в мировое сообщество и способен стать экономическим центром Центральной Азии, говорит профессор Гарвардского университета Майкл Портер. "С точки зрения макроэкономической политики, создания Национального фонда, реформирования законов и нормативной базы, Казахстан является лидером в странах СНГ и делает при этом большие шаги вперед", - считает он.

Страна делает все, чтобы и дальше претендовать на лидерство экономической интеграции не только в Центрально-Азиатском регионе, но и на евразийском пространстве в целом. Свои консолидирующие инициативы по реальному функционированию ШОС, ЕврАзЕС и ЕЭП официальная Астана хочет видеть в качестве основополагающих, чтобы определять контекст возможного взаимодействия союзных стран и поставить во главу угла те вопросы, которые наиболее актуальны для его внутренней экономики. В первую очередь, для нашей страны крайне важен вопрос тарифов и степени допуска казахстанского бизнеса на рынки соседних стран. Мы сотрудничаем с Украиной по переработке нефти и поставкам зерна. Мы экспортируем кондитерские изделия в Киргизию. Мы, наконец, покупаем банки в России и Грузии. Чтобы процесс развития частной торговли и вхождения во внешние рынки был наиболее успешен, Казахстан нуждается в едином экономическом поле, в котором взаимный доступ товаров на рынки достаточно либерален.

С этой точки зрения для нас важно, во-первых, создать некое действующее экономическое пространство с крупными партнерами. С Россией, безусловно. Этого требует экономика и макроэкономика страны. Во-вторых, подтвердить свое региональное лидерство, для чего нужна экономическая харизма и мощь. Потенциал у Казахстана есть, чтобы обладать лидерскими качествами: нефтяные ресурсы помогли государству, национальным компаниям и финансовым институтам нарастить жирок. Мы окрепли настолько, что вполне осознанно приступаем к экспансии отечественного капитала. Но экспансия не стала еще системной и стратегически выверенной. Отдельные крупные банки и национальные компании стараются создавать активы за рубежом, но действуют разрозненно, без особой поддержки государства. К примеру, Литва и Латвия давно предлагали казахстанской стороне выкупить терминалы в прибалтийских портах. Наши бизнесмены высказывали заинтересованность, но вложить деньги в прибалтийскую инфраструктуру не могли - на государственном уровне не были урегулированы вопросы с Россией по тарифам на транзит зерна и нефти через ее территорию. Как только Астана договорилась с Москвой, "Продкорпорация" решила обзавестись терминалом в порту Вентспилс для перевалки зерна в Европу. Актив, безусловно, очень нужный, способствующий росту отечественного экспорта. Роль чиновников в этом процессе вполне определенная: договариваться по тарифам, таможенным процедурам, налогам, валютному режиму, чтобы отечественные компании не наталкивались на препятствия при входе на внешние рынки.

На первых порах создание дочерних компаний и наличие выкупленной инфраструктуры за рубежом пойдет на пользу экспорта сырья: нефти, металлов, зерна. Опираясь на эти внешние активы, в будущем сможем поставлять на внешние рынки уже продукцию глубокой переработки и высокой добавленной стоимости. В конечном итоге - стать лидером в регионе, используя свое преимущество, которое выражается в том, что Казахстан одним из первых в ЦА определил инновационное развитие в качестве приоритета и готов бросить силы и ресурсы на технологическое обновление своей экономики. Значит, действовать нужно сразу в двух направлениях. Во-первых, закрепиться на соседних рынках, и здесь лучше действовать скоординировано - частному сектору и правительству. В этом случае мы получим ощутимый эффект от вложения казахстанских инвестиций во внешние активы. Во-вторых, быстрее взращивать наукоемкие кластеры, которые способны выдавать конкурентоспособный продукт для экспорта. Создавая во внутренней экономике кластеры, Казахстан сам может стать одним большим технологическим кластером для региона.

Однако нужно поступать как японцы: они долго думают, прежде чем принять решение, но когда они его принимают, то реализуют очень быстро. Мы же, наоборот, решения принимаем очень быстро, но вот на стадии воплощения идей начинаем тормозить. Еще в 2002 году правительство планировало двигаться к цифровой экономике, стать региональным лидером в производстве программного обеспечения, а также в фармацевтической отрасли, ядерной энергетике и аэрокосмической области. С того времени мало что изменилось. Единственно, чего добились: разработали инновационную программу и провели исследование, определив потенциальные "точки роста". По сути, увлеклись бумажной работой. Если останемся инертными, то региональное лидерство, к которому так стремимся, захватит кто-нибудь другой - без сырьевых ресурсов, зато с гибким мышлением.