Эволюция лучше революции

Редакционная статья

Эволюция лучше революции

События в Киргизии еще раз показали, что революция - это, скорее, процесс разрушения, нежели созидания, как бы ни убеждали нас в этом революционеры. Неожиданная смена власти в Киргизии, казалось, выполнила главное требование местной оппозиции - Аскар Акаев ушел в отставку. Оппозиция получила в свои руки управление страной, но оказалась неспособной распорядиться "рулями". За несколько лет, в ходе которых оппоненты г-на Акаева упорно твердили об экономических просчетах и политических провалах режима, оппозиция не сформулировала собственное видение реформ. Ей нечего предложить народу. Все, что она собирается делать, будет либо повторением наработок ушедшего режима, либо непродуманными инициативами с листа.

Не случайно в эти дни Киргизию сотрясают многочисленные скандалы, связанные с кадровыми перестановками в правительстве - у претендентов нет экономических программ, но есть огромное личное желание воспользоваться плодами революции. Более недели новоявленные представители киргизской власти потратили на дележ портфелей, но так и не приложили и минимум усилий для решения социальных вопросов, проблем макроэкономического характера.

Премьер-министр Киргизии Курманбек Бакиев сделал лишь легко прогнозируемое (его любят делать практически все революционеры) заявление о повышении размера пенсий и социальных пособий. Киргизским властям необходимо сделать умиротворяющие население жесты. Тем более, резерв в бюджете для выполнения этого обещания есть - отправленное в отставку правительство Николая Танаева хорошо потрудилось в первом квартале этого года. Сборы по налогам выполнены в полном объеме, а в начале марта удалось списать часть внешнего долга Парижскому клубу в размере 124 млн долларов.

Но на этом позитиве страна продержится месяц-два. Затем, когда начнут аукаться события конца марта, ситуацию будет сложно сохранить в рамках ранее запланированных экономических прогнозов. Учитывая, что в связи со сменой власти уровень политических и инвестиционных рисков в стране увеличился, объем внешних инвестиций в экономику Киргизии может существенно сократиться. Кроме этого, не исключена утечка капитала из страны в Россию и Казахстан и уход значительной части киргизского бизнеса в тень, что снизит собираемость налогов и сократит поступления в бюджет.

Все это заставит новое руководство страны обратиться к западным фондам и государствам за финансовой поддержкой, которую они, скорее всего, получат. Возможно, инвесторам из Казахстана не нужно опасаться за свой бизнес в Киргизии. Руководство Киргизии, при любом исходе президентских выборов, вряд ли захочет портить отношения с соседом.

Но все опасения беспочвенны лишь до момента открытого вооруженного противостояния. Обострение же ситуации может произойти уже летом в связи с президентскими выборами. Перспектива нового витка беспорядков в Киргизии, на которую указывают представители ОБСЕ, не может не беспокоить другие государства Центральной Азии, прежде всего, Казахстан и Узбекистан. Ведь в случае обострения конфликта в Киргизии противостояние между местными элитами перерастет в противостояние на национальном уровне между Севером и Югом республики. В этом случае серьезная угроза, прежде всего исламского терроризма, нависнет над всей Центральной Азией.

Впрочем, и помимо фундаментализма у государств Центральной Азии много других опасных вызовов, которые события в Киргизии высветили особенно ярко. Речь идет, конечно же, о реэкспорте революции. Три революции подряд: Грузия, Украина, Киргизия. На случайность уже не спишешь. Совершенно очевидно, что речь идет о смене эпох. Управлять людьми, как в советское время, уже нельзя. Они выросли из этих штанишек и не желают, чтобы кто-то ими манипулировал, не реагируя на сигналы снизу.

Однако явно усиливающееся нежелание оставаться бессловесной массой отнюдь не гарантируют от обмана. События в Киргизии - спонтанный штурм дома правительства - продемонстрировали, что жажда перемен делает людей особенно податливыми для безумных идей.

Из повышенных и неудовлетворенных народных ожиданий, которые в разной степени наблюдаются во всех государствах Центральной Азии, а, возможно, и на всем пространстве бывшего СССР, можно сделать два руководства к действию. Прежде всего, эти ожидания нужно направить на формирование адекватного гражданского пространства. Второе, власти, не желающие повторения киргизских событий на своей территории, должны определить характер ожиданий масс и начать встречное движение по важнейшим направлениям.

Впрочем, исходя из киргизских событий, еще до получения результатов замера настроений масс, можно назвать ряд пунктов, по которым следует, времени не тратя зря, начать активную работу.

Пункты таковы:

1.Изменить систему управления так, чтобы люди почувствовали позитивность перемен. Прежде всего, необходимо выстроить понятную и прозрачную структуру власти, имеющую реальные, а не декларативные связи с обществом. Манипулировать обществом больше нельзя.

2.Повышать благосостояние населения, но не в ущерб экономике.

3.В решении задачи повышения благосостояния основной упор сделать на бурное развитие малого и среднего бизнеса.

4.Развернуть эффективную борьбу с коррупцией и кумовством, разъедающими устои государства изнутри.

Список мер, безусловно, можно существенно расширить, и каждый новый пункт будет полезным. Но проблема сегодня заключается не в том, чтобы прописать нашим, не очень здоровым обществам панацею от всех болезней разом, а в том, чтобы по наиболее опасным направлениям добиться позитива. Ведь эволюция в любом случае менее болезненна, чем революция.