Собирание активов

В Казахстане начинается исторический процесс возвращения крупных активов в собственность государства. Правительство планирует активнее внедряться в те сырьевые проекты, в которых государственных долей нет или они очень малы

Собирание активов

30марта правительство Казахстана объявило об успешном завершении переговоров с подрядными компаниями по Северо-Каспийскому проекту о покупке половины доли участия компании British Gas в Соглашении о разделе продукции (СРП) по Северному Каспию от 18 ноября 1997 года.

Эта сделка, которая де-факто состоится в первой половине апреля, считается особенной по нескольким параметрам. Во-первых, для этого понадобилось два года, в течение которых прошло около двух десятков раундов переговоров. Во-вторых, выкупив долю BG, государство, наконец, получает участие в крупнейшем нефтяном проекте. В-третьих, условия сделки и сейчас, по ее завершении, остаются тайной за семью печатями - покупатель не распространяется о том, сколько и из каких источников было заплачено за половину доли BG. Предварительная информация из правительства сильно расходится с теми данными, что обнародованы самой BG. Кроме того, не совсем ясно, будет ли BG выплачивать отступные, на которые рассчитывало правительство. Скорее всего, речь идет о выплате компенсации казахстанским правительством и участниками консорциума Agip KCO за инвестиции в проект, которые успела сделать BG. Но самое интересное то, что для совершения сделки понадобилось административное давление на инвестора, ревизия законодательной базы и изобретение хитроумного механизма получения этой доли.

Все средства хороши

Еще в начале 2003 года британская компания British Gas заявила о намерении продать свою долю в размере 16,67% в консорциуме Agip KCO, ведущем разработки казахстанского сектора на шельфе Северного Каспия. Это решение было вызвано желанием сосредоточиться лишь на отдельных проектах, самый главный из которых - Карачаганакский.

Покупатель нашелся быстро, и в марте 2003 года BG заключила сделку с китайскими компаниями Sinopec, второй по величине нефтяной компанией в Китае, и CNOOC. Ожидалось, что сделка будет завершена в течение 2003 года после получения согласия остальных акционеров консорциума на продажу доли третьей стороне. Однако миллиардная сделка, благодаря которой ведущие китайские компании могли бы войти в один из крупнейших проектов Каспийского региона, не состоялась.

На покупку этой доли, которая, по некоторым данным, оценивается в 1,23 млрд долларов, стали претендовать как члены консорциума, так и правительство Казахстана. По действующему на тот момент законодательству, приоритетным правом покупки обладали члены консорциума: ENI, Total, ExxonMobil, Shell, которые имеют такую же долю, как и BG, а также Inpex и ConocoPhilips, владеющие по 8,33%. Поэтому правительству Казахстана ничего не оставалось, как вести переговоры с каждым участником проекта об уступке права покупки.

На определенном этапе появилась информация о том, что BG может отказаться от продажи своей доли в Северо-Каспийском проекте из-за отсутствия согласия с казахстанским правительством. Детали переговоров и причины разногласий до сих пор доподлинно неизвестны. Однако к осени прошлого года, когда переговоры практически зашли в тупик, BG Group новым назначением укрепила свой офис в Астане, заявив о желании "искать пути всемирного расширения своего бизнеса", а президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в октябре принял председателя правления BG Group Plc. Роберта Уилсона. Трудно представить, что во время встречи они обсуждали только деятельность компании в нефтегазовом секторе Казахстана, вероятно, был затронут и вопрос содействия BG в покупке его доли в Кашаганском проекте Казахстаном.

Как бы то ни было, но уже в начале ноября 2004 года на переговорах в Лондоне между Казахстаном и акционерами Agip KCO было достигнуто принципиальное согласие об участии правительства в Соглашении о разделе продукции в рамках Северо-Каспийского проекта. Дело сдвинулось с мертвой точки.

Сопротивление бесполезно

Сложно сказать, почему участники СРП вдруг стали сговорчивыми. Некоторые эксперты полагают, что это напрямую связано с переделкой законодательства. Именно в ноябре парламент Казахстана внес изменения и дополнения в некоторые законодательные акты по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций. Правда, для того чтобы включить норму о приоритетном праве государства на выкуп долей в добывающих проектах, пришлось даже создавать согласительную комиссию из представителей сената и мажилиса, которая, впрочем, быстро предложила компромиссное решение. Таким образом, государство получило приоритетное право перед другой стороной контракта или участниками юридического лица, обладающего правом недропользования, на приобретение отчуждаемого права недропользования. Для этого государство должно лишь предложить условия не хуже, чем другие покупатели. Данный принцип распространяется как на действующие, так и на будущие контракты на нефтепользование.

После проведенной ревизии законодательства государство получило законные основания претендовать на долю BG, а другие участники проекта - сигнал, что сопротивление бесполезно. Переговоры правительства с участниками консорциума продолжались еще некоторое время, но речь шла уже о конкретных условиях продажи этой доли.

28 января 2005 года стало известно, что Казахстан покупает 50% доли BG. Министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник тогда победоносно заявил: "Это возвращение очень большого актива в страну. Это очень нужно и выгодно стране".

Действительно, месторождение Кашаган стало самым важным открытием за последние 30 лет. Его общие геологические запасы оцениваются в 38 млрд баррелей, а извлекаемые запасы нефти - в 7-9 млрд баррелей. Промышленная добыча этой нефтеносной структуры начнется в 2008 году. И не участвовать в столь масштабном проекте для Казахстана было бы большой экономической ошибкой. В национальной компании "КазМунайГаз" считают, что приобретение доли позволит Казахстану в качестве акционера в столь крупном проекте укрепить энергетический баланс и значительно увеличить рост доходов в республиканский бюджет. И этого необходимо достичь любой ценой.

Если поначалу в Министерстве экономики и бюджетного планирования говорили о том, что BG выплатит в бюджет республики 100 млн долларов в качестве компенсации за продажу доли компании вне зависимости от того, кому будет продана доля, то теперь об этом речь не идет. Во всяком случае, сейчас о какой-либо компенсации молчат. Зато цена сделки, по данным участников международного консорциума, возросла с 1,23 млрд долларов до 1,8 млрд. То есть покупатели в качестве компенсации за инвестиции в проект должны выплатить BG дополнительно 570 млн долларов. В итоге половина доли BG обошлась правительству в сумму около 900 млн долларов, а не в 630 млн, как было объявлено изначально.

Несмотря на подкрепление позиций законодательным лоббированием государственных интересов, "КазМунайГаз", представляющий интересы правительства в данном контракте, столкнулся с большими трудностями. В частности, формально ему пришлось подписывать соглашения не с BG, а с другими участниками консорциума, которые выкупили 100-процентную долю BG, но в ближайшее время должны будут передать половину доли казахстанскому национальному нефтяному оператору.

Однако труден лишь первый шаг. Теперь есть определенные технологии, и правительство, судя по некоторым прозрачным намекам, в дальнейшем намерено участвовать и в других сырьевых проектах, которые в свое время были отданы на откуп иностранным инвесторам. Теперь в стране есть деньги, и государство рассчитывает вступить в долю.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности