Кино будет

Киргизские продюсеры уверены в коммерческой целесообразности производства фильмов в странах Центральной Азии и готовятся захватить часть прокатного рынка в Европейском союзе

Кино будет

Сегодня трудно дать однозначную оценку киноиндустрии стран Центральной Азии. Успешное развитие во времена Союза сменилось постсоветским спадом национального кино, отсутствием финансирования, отъездом за границу успешных и востребованных режиссеров. Большинство центральноазиатских фильмов стали пользоваться популярностью не благодаря хорошей игре актеров и продуманному сценарию, но имиджу "экзотического этнографического произведения", позволяющему неискушенному зрителю увидеть быт жителей Азии. И лишь появление новых самобытных режиссеров позволило прогнозировать возрождение регионального кинематографа. Вслед за выходом в прокат нескольких получивших мировое признание фильмов, в Центральной Азии начали появляться продюсеры, которые намерены продвигать азиатское кино в других странах. Продюсерская компания " ОйАрт" наметила для себя в качестве пилотного проекта выход на прокатный рынок стран Европейского союза.

Европе мы интересны

"Основную долю на рынке ЕС, порядка 70%, занимают фильмы американского производства", - объясняет исполнительный директор "ОйАрт" Алтынай Койчуманова. - Европейские фильмы держат около 26%, и лишь небольшой остаток приходится на кинопроекты других стран. Мы рассчитываем потеснить долю европейских фильмов. Во-первых, наши фильмы больше похоже на европейские, чем на тот же Голливуд - они более простые, жизненные, авторские. Бюджеты не такие большие, как у американских, не так много спецэффектов и т.д. Во-вторых, мы позиционируем себя как европейская компания, снимающая фильмы о Центральной Азии, а не как киргизская компания, снимающая фильмы о своей стране". Региональная направленность "ОйАрта" очевидна: в производство в этом году запущены четыре фильма, которые снимают режиссеры из Киргизии и Казахстана. В следующем году количество проектов значительно расширится, и к работе будут привлечены режиссеры из Узбекистана и Таджикистана.

Перед выходом на европейский рынок сотрудники компании прописали стратегию развития, взяв за основу статистику кинопроизводства и проката в странах ЕС. В 2003 году посещаемость кинотеатров в Европейском союзе составила 954 млн, в прошлом году этот показатель превысил миллиард. Кроме того, наблюдается постоянная тенденция к повышению спроса. Страны-лидеры по спросу - Франция, Германия, Италия, Испания, Великобритания. Из этой пятерки целевыми рынками для фильмов "ОйАрта" намечены Франция и Германия, которые являются лидерами по посещаемости и достаточно открыты для проникновения азиатской культуры.

"Поскольку мы нацелены на европейский рынок, то для старта каждого проекта необходимо, во-первых, заключить контракт с европейским дистрибьютором, во-вторых, найти европейского же инвестора", - говорит г-жа Койчуманова. Основная цель - не просто снять фильм, но и успешно его продать. В этом смысле очень важно найти дистрибьютора еще до начала производства фильма: он является своеобразным "фильтром", который помогает выбирать проекты, знает рынок, запросы потребителей, знает, какой фильм будет успешен, а какой нет. Как убедить дистрибьюторов купить еще не снятый фильм? Во-первых, для них важно постоянство - они знают, что каждый год продюсеры производят определенные фильмы определенных режиссеров. Во-вторых, дистрибьюторы смотрят сценарии заранее (за год, за два) и выбирают заранее. В-третьих, компания предлагает соответствующий уровень режиссеров, которые уже известны на европейском рынке, имели фестивальный успех, и чьи фильмы успешно продавались (режиссеры класса "А", как их любят называть в "ОйАрте"). В Киргизии это Актан Арым Кубат, Марат Сарулу, Эрнест Абдыжапаров, в Казахстане - Дарежан Омирбаев, Амир Каракулов, Серик Апрымов, Рашид Нугманов, Константин Салыков, Ардак Амиркулов, Абай Карпыков, в Таджикистане - Бахтияр Худойназаров, Джамшед Усмонов, в Узбекистане - Юсуп Разыков, Зульфикар Мусаков. В целом в мировой практике есть понятие минимальной гарантии - то есть предоплаты за фильм, который еще не снят, а находится на уровне проекта (есть сценарий, известен режиссер, актеры и т.д.).

Деньги за кино

"Деньги на самом деле - вторичны. Первичными являются четкое видение рынка, стратегия захвата и позиционирование на рынке. Фундаментом всего является прозрачность и корпоративность", - считает советник по стратегии развития компании Толонду Тойчубаев. О процессе получения доходов от кинопроката он готов говорить часами. По его словам, в мировой практике доходы от производства фильмов распределяются следующим образом: наибольшую долю (46%) занимают доходы от продажи видео и DVD, затем продажа прав телеканалам на показы фильмов (28%) и доходы от проката фильмов в кинотеатрах (26%). Прокат, хоть и занимает наименьшую долю, является основным, так как от успеха проката зависит успех продаж фильмов телеканалам и успех продаж видео и DVD.

"Доходы от сборов в кинотеатрах составляют порядка 1,4 млрд долларов в год, доходы от телеканалов - 1,5 млрд в год и, наконец, доходы от продаж видео и DVD - 2,4 млрд долларов в год, - подсчитывает Тойчубаев. - Весь доход фильмов Евросоюза, по всем источникам, составляет 5,3 миллиарда долларов в год. В среднем доход с одного европейского фильма - 7 миллионов долларов. Согласно мировой практике он распределяется равномерно между производителем фильма, дистрибьютором и прокатчиком. Следовательно, мы как производители имеем доход более 2 миллионов долларов в год с одного фильма". В год странами ЕС производится 752 фильма, "ОйАрт" намерен выйти в среднегодовом показателе на 1% от этого количества - 7-8 фильмов в год. Получается, в год доход составит более 16 млн. За вычетом расходов на производство фильмов чистый доход составит порядка 11 млн долларов. Понятно, что все расчеты усредненные, пороговые и сделаны в основном для того, чтобы иметь ориентиры на прокатном рынке. "На основе всех расчетов можно четко определить наши стратегические цели: по производству занимать 1% от производства Евросоюза в год, по пессимистичным расчетам, чистый доход составит порядка 2 млн долларов за фильм", - резюмирует он.

Еще один очень важный вопрос - это процесс отбора проектов. "Это должно быть полнометражное игровое (художественное) кино, это должно быть кино центральноазиатское или о Центральной Азии, это должно быть искусное кино, то есть авторское, умное, и эстетское, - перечисляет необходимые критерии Алтынай Койчуманова. - Это фильтры, при помощи которых мы отбираем и очень четко позиционируем себя". Стоимость проектов колеблется от 100 до 500 тысяч долларов, в качестве соисточников финансирования "ОйАрт" намерен привлекать иностранных инвесторов, государственные киностудии, а также местных инвесторов и корпоративных партнеров. Готовы здесь применить и метод венчурного инвестирования, когда инвестор вкладывает все деньги не в один проект, но определенными долями в каждый из проектов. Тогда диверсифицируется риск. Один-два-три проекта обязательно "выстрелят" и окупят все остальные. "Необходимо сломать стереотип. Для нас местный партнер - это не спонсор. Мы не хотим просить, мы готовы создать такие условия, которые будут выгодны партнерам. И разработали специальную матрицу, по которой партнеры смогут определить для себя возможные выгоды", - объясняет директор "ОйАрта".

Жизнь на пленке

Почему европейцы смотрят центральноазиатские фильмы? Киргизский режиссер Актан Арым Кубат говорит, что по эстетике наше кино ближе к реальной жизни, оно практически не делается как зрелище, "мы занимаемся изучением человека, его внутреннего состояния". "Мне кажется, что кино, которое мы умеем делать - это тоже товар, просто нужно уметь его правильно подавать. Всем уже надоели фильмы с похожими сюжетами, бесконечный обман зрителей...Это, наверное, тоже нужно, как зрелище. Но фильмы, которые заставляют думать о жизни, рассуждать, к сожалению, становятся редкостью", - говорит режиссер. Казахстанец Дарежан Омирбаев уверен, что делать в Центральной Азии блокбастеры, чтобы зарабатывать деньги, нерентабельно, продюсеры не смогут вернуть вложенные в кинопроизводство деньги. "Поэтому нам нужно сделать упор на то, что лично я называю "киноискусством", другие - авторским или экспериментальным кино. Мы можем снимать средне- и малобюджетные фильмы, со стоимостью до 1,0 млн долларов. Надо работать в этом направлении, тем более что прослойка подобных фильмов в мировом кино мала. И интерес у иностранных зрителей мы можем вызвать лишь с точки зрения киноискусства. Оно там умирает, и они рады, что есть страны, где делают умное авторское кино", - уверен он.

"Это предмет обогащения, они, наверное, пополняют себя через наши фильмы, - говорит Актан. - Европа очень открыта и пытается понять все, что ее окружает. Чтобы понять других, человек сам должен быть самодостаточным, и в этом плане Европа как раз такая - самодостаточная. Казалось бы, наши фильмы должны смотреть страны постсоветского пространства, ибо все мы родом из советского кино - но Россия нас не смотрит, киргизов не смотрят казахи, казахов не смотрят киргизы". Несколько фильмов режиссеров из ЦА прошли в прокате в США. Еще более интересен опыт с Японией, где активно показывают кино из Центральной Азии. Возможно, дело в ритмике, в схожем уровне быта, во взаимоотношениях между людьми. Но почему-то ни одна картина не была в китайском или корейском прокате. Дарежан Омирбаев считает, что выбор ЕС в качестве стартовой площадки для "ОйАрта" можно объяснить тем, что Европа более культурна, нежели те же США, где "весьма неглубокие корни кинематографической культуры".