Освободиться от "нефтяной эйфории"

Освободиться от "нефтяной эйфории"

Чтобы озвученная идея сбалансированного бюджета была реализована, требуется еще ее поддержка депутатами парламента. Но в правительстве говорят о переходе к новой методике как о свершившемся факте, так как ее поддержал президент страны.
Александр Константинов

В настоящее время в системе формирования активов фонда есть чрезвычайно уязвимое место. Дело в том, что правительство совершенно субъективно определяло список компаний, налоги которых отправлялись в Национальный фонд (НФ), причем могло единолично изменить этот список "в зависимости от текущей экономической конъюнктуры". Кроме того, поскольку в настоящее время в список правительства входят шесть ведущих нефтедобывающих компаний страны, так же произвольно установлена так называемая цена отсечения - 19 долларов за баррель. Каких-то объективных оснований для объяснения этой цифры, кроме того, что это средняя цена за баррель за 20 лет, не приводилось. Более того, сам порядок перечисления денег компаниями в Национальный фонд, который происходил во втором полугодии каждого года, приводит к изрядному давлению на обменный курс. В принципе список недостатков можно продолжить.

Что же предлагает правительство? В общем-то, чрезвычайно простую вещь. В соответствии с новой методикой абсолютно все налоги компаний, занимающихся добычей нефти, без каких-либо исключений будут перечисляться в Национальный фонд. В бюджет же напрямую будут зачисляться те налоги, которые поступают от ненефтяного сектора. Совершенно ясно, что их для исполнения бюджетных обязательств не хватит. В прошлом году доля доходов от нефтяного сектора в бюджете была около 24%, в этом году, по прогнозам Министерства экономики и бюджетного планирования, еще увеличится. Закрывать эту брешь, по мнению правительства, предназначено трансферту из Национального фонда, размеры которого по определенной формуле будут утверждаться парламентом и фиксироваться в абсолютном тенговом выражении на три года. Почему именно на три года? Дело в том, что, по замыслу правительства, страна должна научиться жить на ненефтяные деньги. Поскольку мы перешли к среднесрочному бюджетному планированию, и все программы у нас рассчитываются на три года вперед, правительство убеждено, что, посчитав их, в состоянии определить "ненефтяной дефицит". Иначе говоря, сколько денег потребуется перечислять из Национального фонда для того, чтобы финансировать бюджет развития. Есть и еще один нюанс. Так как в связи с возросшими социальными обязательствами налогов от ненефтяного сектора может не хватить на текущие и, подчеркнем, обязательные расходы бюджета, то предлагается ввести понятие "технического дефицита", который будет покрываться за счет заимствований преимущественно на внутреннем рынке. При этом, как справедливо отметил министр финансов, как такового дефицита бюджета у нас не будет. Говоря по совести, как не было его и три последних года. Поскольку, если сложить доходы бюджета и Национального фонда, то получится огромный профицит (в 2004 году формально дефицит бюджета составил 17 млрд тенге, тогда как доходы НФ - 153 млрд). Есть у этой системы несколько положительных моментов. Первое - проблема многих стран, экономика которых завязана на нефть, - это определение так называемой базовой прогнозной цены за баррель нефти при планировании бюджета. Опыт не только Казахстана, но и России показывает, что при нынешней мировой конъюнктуре, несмотря на то, что расчеты базовой цены опираются на оценки всемирно признанных экспертов, угадать ее крайне сложно. Так, осенью прошлого года в качестве базовой цены за баррель правительство взяло 32 доллара (в России - 28 долларов), однако уже сейчас при изменении бюджета цена была скорректирована до 42 долларов. Метод сбалансированного бюджета позволяет избежать гаданий на нефтяной гуще, так как в бюджет напрямую поступают средства от ненефтяного сектора. Также этот метод будет способствовать равномерному поступлению денег в НФ, следовательно, теоретически уменьшится давление на обменный курс. Второе - правительству придется предельно жестко отбирать инвестпроекты, внимательно следить за объемом текущих расходов. Например, на содержание госаппарата. И главное, страна в целом и правительство в частности освободятся от "нефтяной эйфории", поскольку станет предельно ясно, сможет ли Казахстан прожить без доходов от нефти.