Не пропустить главное

Даже самые передовые технологии не должны быть эксклюзивными для клиентов. Их успех - только в массовом рынке

Не пропустить главное

В конце марта компания Alcatel открыла в Алматы региональную штаб-квартиру. Теперь мировой лидер телекоммуникационных решений сможет не только оперативно предоставлять свои услуги, но и быть ближе к клиентам и партнерам во всем регионе Центральной Азии, а также в Монголии и Азербайджане.

История деятельности компании в Казахстане насчитывает 15 лет. Все началось с подписания рамочного соглашения с Министерством связи, в рамках которого реализован проект по поставке и сервисному обслуживанию оборудования в 10 областях Казахстана. В настоящее время Alcatel является стратегическим партнером и основным поставщиком оборудования для многих казахстанских операторов фиксированной и мобильной связи.

О том, как компания Alcatel позиционирует себя на мировом рынке, какую стратегию развития она избрала в Казахстане и Центральной Азии, а также о тенденциях развития технологий в телекоммуникационной сфере "Эксперту Казахстан" рассказывают вице-президент Alcatel по странам СНГ Йохан Вандерплаетсе и вице-президент Alcatel по странам региона Центральной Азии, Монголии и Азербайджана Франк де Бодт.

- Ваша компания имеет более чем 100-летнюю историю. Какие вехи развития Alcatel можно назвать историческими?

Йохан Вандерплаетсе: Действительно, Alcatel была образована более 100 лет тому назад. В разные времена она называлась по-разному. Понятно, что в ее истории было очень много важных моментов, но я хотел бы упомянуть только два события, которые сыграли свою роль в развитии компании.

Достаточно серьезные изменения произошли, когда Alcatel, сама по себе достаточно небольшая компания, приобрела крупную корпорацию ITT, которая была представлена во всех частях света. Благодаря этому приобретению мы превратились в крупную компанию мирового уровня.

И еще один исторический факт. Мы долгие годы специализировались в традиционной телефонии, основанной на фиксированной связи. В конце 80-х годов появилась новая технология - мобильная телефония, стандарт GSM. Компания, которая первая вышла на этот рынок, была не Alcatel, а Nokia. Когда мы осознали, что на самом деле произошло, то не стали обращаться к нашим лабораториям в области научных исследований и конструкторских работ, чтобы попросить их о создании каких-то конкурентных технологий. Компания решила собрать самых выдающихся, самых лучших своих инженеров и отправить их в удаленный отель. 15 блестящих умов работали в полной изоляции день и ночь. И где-то примерно через 2 месяца они вернулись с готовым результатом. Именно продукт их труда - технология Evolium - позволил компании Alcatel в начале 90-х годов вырваться вперед. C того времени Alcatel ежегодно увеличивает свою долю на этом рынке.

- Теперь компания, учитывая свой исторический опыт, наверное, старается почаще заглядывать в будущее?

- Во второй половине 90-х годов прошлого века начала происходить либерализация телекоммуникационных операторов в Европе, Соединенных Штатах. Пока операторы полностью находились в руках государства, не было стимулов для инновационной деятельности, потому что отсутствовала конкуренция. С началом либерализации рынков стало возрастать давление из-за создания постоянно конкурирующих технологий. Именно тогда появились IP и DSL. Несмотря на то, что в 2000 году произошел достаточно существенный спад на телекоммуникационном рынке во всем мире, наша компания продолжала вкладывать средства в научные разработки в этой области. В результате сегодня мы лидируем на мировом рынке DSL, и наша доля рынка, включая Соединенные Штаты, составляет 40%.

Есть и другие перспективные направления. Во-первых, компания ведет активные научные изыскания в области космических разработок. Мы уверены в том, что роль космической промышленности в мире коммуникаций будет возрастать. На нашем счету такие проекты, как американский проект GPS и европейский проект GALILEO, которые позволяют всему миру прийти к интеграции. В прошлом году Alcatel осуществил слияние с итальянской компанией Alenia Spazio. Теперь объединенная компания Alcatel Alenia Space сосредоточивает свои усилия на проектировании, разработке и производстве космических систем, спутников, бортового оборудования, инструментальных средств и соответствующих наземных систем военного и гражданского назначения. Во многих странах мы продаем комплексное решение. В 2004 году объем продаж этой компании составил 1,8 млрд евро. Таким образом, в Европе создан новый лидер космических систем и услуг. Вторая компания - Telespazio, в которой доля Alcatel составляет 33%, сосредоточена на эксплуатации спутниковых систем, включая управление полетом и предоставление сетевых, мультимедийных и наблюдательных услуг. В 2004 году объем ее продаж составил 350 млн евро. Мы полагаем, что через некоторое время можно будет говорить о появлении нового сильного игрока на рынке космических услуг.

Во-вторых, стратегически верным был наш вход на китайский рынок. В конце 80-х годов с небольшого проекта в Шанхае Alcatel начал производство телекоммуникационного оборудования для китайского рынка. Сегодня компания Alcatel Shanghai Bell является одним из самых крупных подразделений Alcatel и входит в первую тройку игроков на китайском телекоммуникационном рынке. Благодаря этому мы являемся единственной компанией-производителем телекоммуникационного оборудования, которая может предложить своим заказчикам европейское качество по китайским ценам.

- Как Alcatel удается удерживать лидирующие позиции в разных сегментах?

- Мы инновационная компания, и это позволяет нам быть лидером во многих отраслях. 13% от общего оборота инвестируется в научные исследования конструкторских работ. Именно так мы сохраняем лидерские позиции.

- Хотелось бы узнать, что в стратегии развития компании вы считаете очень важным элементом?

- Несмотря на то, что Alcatel - технологическая компания, продающая телекоммуникационное оборудование, мы считаем, что самый важный элемент нашей стратегии - выступать в роли консультанта, наставника. Нужно разъяснять нашим клиентам или потенциальным клиентам не технологические тонкости, а вопросы организации бизнес-процессов. Иногда мы сталкиваемся с парадоксальными вещами. Операторы, внедряя новые технологии, устанавливают очень высокие цены для пользователей, видимо, исходя из того, что они первые. Они забывают о том, что для достижения успеха необходим массовый рынок. Мы работаем вместе с операторами стран СНГ над бизнес-проектами, наглядно показываем своим партнерам, что путем установления цен на гораздо более низком уровне, они смогут получить больший бизнес.

- Alcatel приходит в Центральную Азию всерьез и надолго?

- Последние пять лет наши продажи в СНГ возросли в десять раз - с 60 млн долларов до 600 млн, а мировой объем продаж Alcatel в 2004 году составил 12,3 млрд евро. Это впечатляющая динамика. В СНГ у нас есть три субрегиона: Белоруссия и Россия, далее - Украина, Молдавия, Грузия и Армения, и - страны Центральной Азии, Азербайджан и Монголия. И в каждом из них есть своя специфика.

Сейчас наш бизнес по Центральной Азии большей частью сосредоточен в Казахстане, с небольшими офисами в Узбекистане и Туркменистане, но в перспективе мы планируем открыть представительство в каждой из стран Центральной Азии. Как только проекты начнут активно реализовываться в этих странах, мы увеличим стратегические инвестиции в развитие своего бизнеса. Кроме того, мы не принимаем такую концепцию, когда экспортируется рабочая сила. Считаем, что в нашей компании в регионах должны быть местные кадры, и тратим определенные средства на то, чтобы обучить людей. Например, в Алматы будут сертифицированы 50 инженеров.

- Какие тенденции наблюдаются на телекоммуникационном рынке сегодня?

Франк Де Бодт: Четыре года назад все думали, что будущее - за мобильной связью. Но время показало, что это не так. Многие новые коммуникации зависят от фиксированной связи, и у нее большой потенциал. В дальнейшем произойдет конвергенция, или слияние мобильного и фиксированного сегментов. Таким образом на рынке останутся две большие области: операторы в коммуникации и корпоративные заказчики. Инвестиции, вкладываемые в данный момент Alcatel, чтобы обучить людей решениям, которые предлагаются в этих двух сегментах, также являются ключевым фактором для региона в целом. Мы видим в развивающихся странах экономический бум. Это также означает возможность двигаться значительными скачками в области развития новых технологий. Поэтому я не исключаю, что в ближайшем будущем страны Центральной Азии, такие как Казахстан, Азербайджан, станут более технологически развитыми, нежели некоторые европейские страны.

- Значит, риска, что Казахстан недостаточно быстро берет на вооружение новые технологии, нет?

- И да, и нет. Сейчас для Казахстана, как и для всех стран Центральной Азии, очень важно не пропустить развития широкополосных услуг. Когда широкополосные услуги появятся, то не должны ограничиваться Алматы и Астаной - они должны охватывать всю страну. Это, как показывает мировой опыт, беспроигрышный вариант для всех: населения, оператора, экономики.

Если завтра в Казахстане будет принято решение вложить инвестиции в комплексную магистральную IP, которая бы объединяла все регионы, в этом случае услуги triple play (передача голоса, видео и данных по единой IP-инфраструктуре) будут очень простыми с точки зрения их предоставления. Все зависит от бизнес-плана и от инвестиций. Но, по-моему, когда цены на нефть достигают 55 долларов за баррель - это самый лучший момент для инвестирования в телекоммуникационную инфраструктуру, что в дальнейшем позволит диверсифицировать экономику и достичь ее здорового развития.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее