Как закалялся суд

Сколько бы ни реформировали судебную систему постсоветские страны, при ощутимом прогрессе заметных недочетов остается много. Последнее убеждает, что реформа судебной системы — движение к совершенству, у которого, как известно, нет предела

Как закалялся суд

Тезис о том, что независимая судебная ветвь власти — одна из основ демократического государства, появился в XVIII веке и до сих пор считается незыблемым. Но и на текущем этапе достижение подлинной независимости суда (по образцу стран так называемой «консолидированной демократии» США, Евросоюза и Японии) — задача, актуальная для многих развивающихся стран, в том числе для постсоветских государств, которые в последние 20 лет реформировали судебную систему.

С прибалтийской неспешностью

Литовская судебная система реформируется все последние 20 лет, с момента возврата независимости. Реформы здесь не торопили сверху, предпочитая добиться консенсуса по трем вопросам: 1) какой должна быть организационная структура судебной системы? 2) что способствует независимости суда? 3) в каких отношениях должны находиться прокуратура и суд?

Сегодня в Литве действуют суды общей компетенции и специализированные суды. В сущности — это Верховный суд, апелляционный суд и высший административный суд (пять окружных административных судов и верховный административный суд).

Вопрос независимости судов был разрешен в 2002 году: вся полнота контроля над текущей деятельностью судов была передана самой судебной власти. Изменены порядок формирования совета судов и его полномочия. По подобию французского, литовский совет судов обрел полную автономию с широкими полномочиями. В его состав входят представители законодательной и исполнительной ветвей власти. Орган уполномочен давать советы президенту по вопросам назначения судей, освобождения их от занимаемой должности и повышения в должности. Совет вправе принять решение о возбуждении дисциплинарного дела в отношении судьи, рассматривает предложения по бюджету судов, также принимает любые положения, связанные с администрированием судов, и так далее.

Наряду с этим при президенте учреждена коллегия по отбору судей, имеющая решающий голос в их назначении и увольнении, а также в продвижении по службе. Однако в своем стремлении к идеалу обособленности ветвей власти реформаторы наделили председателя Верховного суда весьма широкими полномочиями: он является председателем совета судов, вносит на рассмотрение президенту кандидатуру на должность директора национальной судебной администрации, назначает двух из семи членов комиссии по отбору судей и прочее. Это, по мнению критиков судебной системы Литвы, создало чрезмерную централизацию власти.

Проблема взаимодействия прокуратуры и судебной власти была решена в пользу расширения независимости последней. Были ограничены важные надзорные функции прокуратуры: право вступить в дело на любой стадии, процессуальное право прокурора давать суду заключения по сути рассматриваемого дела, право опротестовать незаконные и необоснованные судебные решения в установленном законодательством порядке. Сегодня в Литве прокурор выступает скорее адвокатом государства — и не более того. Также после семилетних дебатов был принят закон о зарплатах судей: теперь при подсчете зарплат будут учитываться такие факторы, как базовый размер заработной платы и должностного оклада, среднегодовая инфляция за прошлый год и другие величины среднемесячной зарплаты в общественном секторе. Больным местом литовской судебной системы остается коррупция.

Революционный наскок

Реформа грузинской судебной системы связана с приходом к власти Михаила Саакашвили с соратниками. Новая власть поставила задачей максимально обособить суд и искоренить в нем коррупцию, используя западный опыт. Первую задачу решили, выстроив новую структуру судебной власти: образован независимый Высший совет юстиции, который оплачивает труд судей, назначение оставили за председателем Верховного суда. Совет сформирован из 15 судей, 9 из которых делегирует Верховный суд, 4 — парламент и 2 — президент.

Судьями становятся юристы, обучившиеся 10 месяцев в Высшей школе правосудия (ежегодно здесь обучаются не более 10 студентов) и прошедшие сертификационный экзамен. Судью назначают пожизненно. По сравнению с 2005 годом зарплата судьи первой инстанции возросла в шесть раз и составляет 1500 евро (для справки: средняя зарплата в Грузии на июнь 2012 года — 330 евро). Зарплата отдельных судей не представляет тайны: любой гражданин в режиме онлайн может запросить как размер зарплаты судьи, так и просмотреть бюджет Верховного суда.

Как правило, приток кадров в систему происходит за счет молодых людей — средний возраст судейского корпуса Грузии сегодня составляет 35–40 лет. Судейский корпус новая власть не разгоняла, так же, как полицию. Напротив: параллельно с антикоррупционной кампанией количество судов и судей увеличивалось (с 2005 года в систему пришли 160 судей, обновив ее на 20%), а процедуры упрощались — теперь исковые заявления по любому вопросу подаются в один суд. Тбилиси выстроил систему, состоящую из трех инстанций: городские суды, два апелляционных и один кассационный (Верховный суд). Промежуточным итогом реформы была чистка: в первые же три года за коррупцию были осуждены 14 судей, но потом ситуация нормализовалась.

С прошлого года в Грузии заработал классический суд присяжных, к настоящему моменту разобравший два дела. Примечательно, что в грузинском суде явка присяжных строго обязательна, неявившихся ждет штраф. Пока присяжным доверяют дела об убийствах с отягчающими обстоятельствами, но в ближайшее время к этому добавятся дела об изнасилованиях.

Как и в РК, грузины внедряют институт медиации (процессуально предшествующий суду первой инстанции), преследуя две цели: сократить нагрузку на суд и смягчить противостояние людей в семейных спорах и имущественных конфликтах.

К наиболее прогрессивным преобразованиям судебной реформы относят введение должности судьи-спикера (заимствован немецкий опыт), обеспечивающего связь с обществом и гражданскими институтами. В каждом суде есть по два-три специально обученных судьи, способных прокомментировать решения своих коллег по тому или иному делу.

По данным некоторых международных исследований, на сегодняшний день уровень доверия к судебной системе Грузии составляет от 60% до 70%. Однако, как и у нас, такие цифры ставятся под сомнение многими независимыми юристами. По данным адвоката Гелы Николаишвили, только по 0,001% (данные европейских правозащитников — 2%) рассмотренных в 2009 году уголовных дел вынесен оправдательный приговор, тогда как в западной практике суды оправдывают треть подозреваемых.

Пригрели судей на груди

Судебная реформа в России началась сразу после распада СССР. По западному опыту был создан конституционный суд, возрождены суды присяжных и мировая юстиция, образована четырехзвенная система арбитражных судов, включающая в себя самостоятельные апелляционные и кассационные арбитражные суды, сформированные по принципу судебных округов. В шестнадцати субъектах РФ функционируют конституционные и уставные суды. На федеральном и региональном уровнях сформированы и активно действуют органы судейского сообщества. Для обеспечения деятельности судов общей юрисдикции и органов судейского сообщества создан федеральный орган — судебный департамент при Верховном суде.

Изменилось положение судей. Реформы были направлены на создание условий для независимой деятельности служителей Фемиды: конституционно гарантированы независимое осуществление правосудия, неприкосновенность и несменяемость, также на законодательном уровне установлены гарантии материального и социально-бытового обеспечения, соответствующие высокому статусу судьи.

Однако реформы начала 1990-х свои задачи если и выполнили, то только на бумаге — так полагают эксперты. Развитию судебной системы России в последние 10 лет были посвящены еще две целевые программы, в результате которых улучшилось материально-техническое обеспечение федеральных судов: здания судов были отремонтированы, а персонал обеспечен компьютерами.

Судебным департаментом при Верховном суде создана уникальная государственная автоматизированная система «Правосудие», объединившая в единое информационное пространство систему судебного департамента. Получило широкое распространение повсеместное внедрение в деятельность арбитражных судов электронного обеспечения правосудия. Начата публикация судебных актов, принимаемых арбитражными судами, на едином портале. Увеличена штатная численность судей и работников аппаратов судов, что позволило более оперативно разрешать существенно возросшее число судебных дел и материалов. Ввиду большой территории России по-прежнему остается актуальной проблема затрудненного доступа граждан к институтам судебной власти.

В то же время среди основных проблемных узлов судебной системы России выделяются вопросы коррумпированности судей: предлагается повышение зарплат и социальных привилегий с тем, чтобы обеспечить финансовую независимость судей, а также введение прозрачности в отношении зарплат. Отсутствует доверие среди общества к институту судебной власти: по материалам ВЦИОМ, почти 80% электората прямо заявляют, что не рассчитывают найти справедливость в суде, полагая, что выиграет дело тот, кто больше заплатит. Также 39% респондентов считают, что судьи обладают такой неприкосновенностью, при которой они могут творить все, что угодно, и совершенно безнаказанно.

В рамках последней программы модернизации судебной системы (реализовывалась в 2007–2011 годах) наиболее проблемными направлениями были выделены гуманизация правосудия, обеспечение разумных сроков рассмотрения дел в судах, безусловное исполнение судебных решений, улучшение подготовки судей, создание системы возмещения гражданам и юридическим лицам вреда, причиненного судопроизводством. В итоге в России есть четкое осознание проблемных зон судебной системы, но пока нет ни политической воли, ни внятной программы по их преодолению.

Show must go on, Ваша честь

Главная дилемма, возникающая во всех странах по ходу реформы, — найти баланс между независимостью судов от других властей и их ответственностью перед ними: создавая обособленный судейский корпус, власть получает государство в государстве; распространяя вертикаль управления на суд, власть рискует столкнуться с народным недовольством.

Реформы в каждой из стран были настолько же специфичны, как и их политическая история. Например, в Грузии реформа судебной системы прошла быстро и относительно результативно. В Литве процесс растянулся почти на 20 лет. Болезненный путь прошла Россия, где реформа так и не достигла ожидаемых целей, а произвол судей и коррупция стали одной из главных общественных проблем.

Вне зависимости от того, удачно или неудачно оценивается профессиональным сообществом опыт реформ судебной системы, общественная дискуссия об этом элементе государственной системы не останавливается ни в одной из перечисленных стран. Это означает, что реформы будут продолжаться.

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор