Битва за Иерусалим

Битва за Иерусалим

Обращение Ридли Скотта к теме битвы за форпост ближневосточных земель не случайно, и может быть рассмотрено как продолжение тематики имперских завоеваний, поднятой кинематографом Голливуда в картине "Александр".

"Царство небесное" трудно назвать историческим фильмом, но выбранные режиссером исторические привязки очевидны, как не менее очевидны их параллели с современной политической ситуацией.

Особую стратегическую важность для США за последние 50 лет имеют три зоны мира: Европа, Азия и Ближний Восток. Самой проблемной из них является третья. Ближний Восток до сих пор нельзя назвать полностью подконтрольным Вашингтону. Военно-политическое вторжение США в Ирак можно рассматривать как начало стратегического проекта по разрешению палестино-израильского конфликта. Поход на Иерусалим мог бы стать завершающим этапом по взятию под контроль США всего Ближнего Востока. Реализация первой части плана изрядно затянулась. Фильм Оливера Стоуна "Александр" рассказывает языком исторической аналогии о его утопичности.

Ридли Скотт идет дальше, задумываясь о судьбе второй части глобального имперского проекта. Тут трудно удержаться от проведения еще одной исторической параллели между средневековыми реалиями (крестовыми походами и арабским Халифатом) и современной геополитической ситуацией. Поэтому символично звучат слова, сказанные предводителем сарацинов Саладином в ответ на вопрос рыцаря Балиана (возглавившего оборону города) о том, что значит для него Иерусалим: "Ничего. И целый мир".

Фильм проповедует идеологию личности, свободной от социальных и политических условностей. Здесь "Царство небесное" повторяет "Гладиатора". Подчеркивается, что разрушение мира, в котором на одной земле жили и мусульмане, и христиане (вопрос об иудеях тонко обойден), - результат деятельности отдельных индивидов, преследующих свои корыстные интересы (в фильме таковыми персонажами выступают тамплиеры). Человеческое благородство, а также злоба и мелочность не зависят ни от происхождения, ни от религии.

Помимо идеологической канвы, для режиссера важен и обычный для голливудских фильмов зрелищный антураж. Отсюда - пренебрежение к историческим деталям и средневековому менталитету. Внимание к художественным средствам выражения и стремление избежать штампов и неточностей помогли бы картине стать более убедительной. А так "Царство небесное" - типичный эпик и пеплум и на фоне ранних картин Скотта ("Чужой", "Бегущий по лезвию" и "Гладиатор") выглядит бледновато. Неплохо подобрав актеров, режиссер отвел им однобокие роли: со знаком плюс или минус. К достоинствам картины относят политкорректность по отношению к мусульманам, уже отмеченную Американо-Арабским антидискриминационным комитетом.