Андижан в огне

Редакционная статья

Андижан в огне

У нас есть две новости: одна хорошая, другая, естественно, плохая. Начнем с хорошей: Киргизия, где 10 июля пройдут президентские выборы, перестала быть горячей точкой. 12 марта два наиболее харизматичных претендента на этот пост - Курманбек Бакиев и Феликс Кулов - подписали своеобразное соглашение о перемирии.

Противостояние "Бакиев - Кулов" называли прекрасным поводом к началу гражданской войны в Киргизии. Первого поддерживал юг страны, второго - север. И вероятность возникновения гражданского сопротивления в случае победы одного из них оценивалась как "очень высокая". Теперь, после создания тандема (Бакиев выигрывает выборы, Кулов становится премьер-министром), подобная вероятность практически обесценилась. Равно как оказалась похороненной интрига выборов - Курманбека Бакиева уже начали досрочно поздравлять с президентством.

Новость плохая: избавившись от киргизской угрозы, страны Центральной Азии получили обострение ситуации в Узбекистане. Причем это обострение сразу заявило о себе сотнями погибших и тысячами беженцев. События в Андижане стали ярким свидетельством того, что Ислам Каримов - не Аскар Акаев. Акаевский режим свергли без единого выстрела, только с помощью камней и дубинок. Противники Каримова прибегли к испытанному способу - террористическим актам. Они захватили административные здания в областном центре и освободили из тюрьмы заключенных. Узбекский президент не стал ждать развития конфликта и отдал приказ стрелять на поражение.

Западная пресса и официальные лица захлебнулись в негодовании: узбекская армия расстреливала мирных жителей. При этом никто не верил (и не верит до сих пор) словам Ислама Каримова, который говорит, что жертвы среди мирного населения были из-за того, что боевики использовали жителей города в качестве "живого щита", преднамеренно созвав их на стихийный митинг перед зданием городской администрации.

Оправдываться узбекскому президенту уже привычно. За годы независимости в его стране произошло около 20 террористических актов, организованных, в основном, боевиками Исламского движения Узбекистана и движения "Хизб-ут-тахрир". Нищета, в которой живут многие жители ферганской части Узбекистана, стала идеальным условием для проникновения в регион экстремистских религиозных идей. Недовольство социальным уровнем привело к тому, что узбекистанцы, прежде боявшиеся твердой карающей руки Каримова, начали постепенно поднимать головы, проводить акции неповиновения. При этом оппозиции как класса в Узбекистане нет: партии, не поддерживающие власть, попросту не регистрируются в государственных органах.

Пример киргизского Джалал-Абада, жители которого, по сути, стали предвестниками местной революции, оказался для андижанцев привлекательным. Ислам Каримов признает, что организаторы беспорядков хотели захватить Андижан, а затем идти на Ташкент. Но второй Киргизии не получилось. Ее не получилось бы в любом случае, равно как не получилось бы второй Грузии или второй Украины. В Андижане пролилась кровь, что сразу ставит крест на возможности мирной передачи власти в стране. Ислам Каримов убедительно доказал, что не собирается сдаваться без боя, а его оппоненты провели очередную репетицию предстоящего захвата власти.

Сейчас в рамках многочисленных межгосударственных образований идут внеплановые консультации, чем другие страны могут помочь Узбекистану. СНГ, ШОС, ОДКБ не заинтересованы в дестабилизации ситуации в Центральной Азии. России Ислам Каримов нужен как пророссийски настроенный политик - в последнее время началась активная реализация узбекско-российских экономических проектов. США разместили в узбекском Ханабаде авиабазу коалиции миротворческих сил в Афганистане. Получить еще один Афганистан никто не хочет.

Хорош или плох Ислам Каримов - решать гражданам Узбекистана. Но следует признать, что влияние исламского фундаментализма в этой стране очень велико, и одному Каримову с навалившимися на него угрозами не справиться. Бороться с экстремизмом необходимо сообща. Как минимум, всем странам Центральной Азии. Казахстану - одному из первых, так как 2400 км общей границы с Узбекистаном мало способствуют успокоенности и благодушию.

При этом не нужно забывать, что антиправительственные лозунги и экстремистские идеи благоприятно развиваются в подготовленной для этого среде, при низком уровне жизни и массовой безработице населения. И лидерам центральноазиатских государств следовало бы минимизировать подобные риски.