Узбекский рецидив

Вооруженный конфликт в Андижане вновь подтвердил, что страны Центральной Азии не смогут жить спокойно в условиях социальной напряженности и роста исламского фундаментализма

Узбекский рецидив

В Узбекистане опять неспокойно. Через год после взрывов в Ташкенте и Бухаре новым местом чрезвычайного происшествия стал город Андижан, расположенный в 400 км от Ташкента и примерно на равном расстоянии (около 150 км) от киргизских городов Ош и Джалал-Абад.

В ночь с 12 на 13 марта две группы вооруженных людей одновременно ворвались в дежурную часть городского отдела милиции и на территорию одной из войсковых частей. Затем, после скоротечного штурма, в ходе которого убито несколько сотрудников исправительного учреждения, боевики захватили тюрьму и выпустили на свободу всех заключенных, число которых, по различным оценкам, составляет от 3 до 5 тысяч человек. Боевики захватили также здание городской администрации, после чего в Андижан были введены подразделения Министерства обороны и силы специального назначения Министерства внутренних дел.

Одновременно на центральной площади города начал собираться стихийный митинг, участники которого требовали отставки правительства страны и улучшения социально-бытовых условий. Вечером 13 мая войска получили приказ штурмовать здание горадминистрации и разогнать митингующих. В результате, по официальным данным, погибло около 200 человек, в том числе 35 сотрудников правоохранительных органов. Независимые правозащитники утверждают, что счет погибших идет на тысячи, но власти тщательно скрывают масштабы трагедии.

Президент Ислам Каримов назвал организаторами беспорядков сторонников движения "Хизб-ут-тахрир", проповедующего создание на территории Ферганской долины единого исламского халифата. Однако в качестве параллельных версий аналитиками рассматривается вероятность народного восстания, а также обострение межклановой борьбы внутри Узбекистана. Однозначно можно констатировать лишь то, что в Центральной Азии возникла очередная горячая точка. Причем эта точка, благодаря своим географическим размерам, в случае эскалации напряженности серьезно повлияет как на ситуацию собственно в Узбекистане, так и в Центральноазиатском регионе.

Ферганский халифат...

Официальный Ташкент виновников произошедшей трагедии нашел на удивление быстро. Уже в первые часы после начала боевых столкновений Ислам Каримов сообщил, что организаторами беспорядков стали так называемые акромисты, соратники уроженца Андижана Акрома Юлдашева, арестованного и приговоренного в 1999 году к 17 годам лишения свободы по нескольким статьям Уголовного кодекса, в том числе за терроризм и организацию преступного сообщества. В 1992 году Юлдашев написал книжку "Иймонга йул" ("Путь к истине"), которая считается программным манифестом "Акромии" и призывает к построению духовно сильного и свободного общества.

В феврале 2005 года в Андижане начался судебный процесс над 23 бизнесменами, арестованными годом ранее, которых узбекские власти обвинили в покушении на конституционный строй и участии в группе "Акромия". Процесс планировалось завершить в середине мая, однако в ходе беспорядков, которые, как считают в Ташкенте, были инициированы сторонниками арестованных, акромисты бежали из тюрьмы, и место их сегодняшнего пребывания неизвестно.

"Организаторами беспорядков выступили "акрамиты", новое течение "Хизб-ут-тахрир". Его цели, неприемлемые для нас, - это ненависть и неприятие светского пути развития, - говорит Ислам Каримов. - Они хотят свержения конституционного строя и установления мусульманской шариатской власти".

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что расследованием обстоятельств вооруженной вылазки экстремистов в Узбекистане должны заняться Контртеррористический комитет ООН, а также антитеррористические структуры СНГ и Шанхайской организации сотрудничества. "Я не думаю, что какая-нибудь страна потерпит вторжение на свою территорию, в том числе на территорию военной части, экстремистов, захват оружия и использование его для насильственных действий. Любое уважающее себя государство обязано пресекать подобные попытки, реализуя свою ответственность за безопасность страны", - сказал он.

Движение "Хизб-ут-тахрир" и Исламское движение Узбекистана уже давно считаются наиболее активными противниками режима Каримова. Несколько лет назад боевики попытались прорваться в Узбекистан через Баткенскую область Киргизии, а в феврале 1999 года организовали, по версии узбекского следствия, несколько взрывов в центре Ташкента, в том числе вблизи президентской резиденции. Тогда погибло 20 человек, более 100 получили ранения. В последующие годы было совершено еще несколько терактов, последние из которых по времени состоялись в марте и июле прошлого года.

Однако тогда словосочетание "бархатная революция" употреблялось только в отношении Грузии, поэтому теракты списали на происки исламских экстремистов. Западные страны, возмущенные эскалацией насилия в Узбекистане, вызванного экстремистами, не обращали внимания на робкие заявления отдельных узбекских правозащитников о том, что многие теракты совершались отчаявшимися молодыми людьми, уставшими жить в нищете, что в стране процветает коррупция, в тюрьмах пытают оппонентов действующего президента, озлобленность населения растет день ото дня.

Обвинения в исламском фундаментализме стали удобным оправданием для преследования политических противников Ислама Каримова. По сути дела узбекский лидер поступает так же, как президент Туркмении Сапармурат Ниязов, который после покушения на его жизнь в ноябре 2002 года разгромил туркменскую оппозицию. Многие эксперты до сих пор уверены, что попытка государственного переворота придумана самим господином Ниязовым.

...или узбекская свобода

Узбекский правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов считает, что "если бы люди были счастливы и уровень жизни был на должном уровне, то никаких волнений не возникло". Правительство Узбекистана, по его мнению, несет полную ответственность за то, что произошло в Андижане. О том, что события в Андижанской области стали не следствием действий исламских экстремистов, но подлинно народным восстанием, говорит также один из лидеров узбекской оппозиции Мухаммад Салих. "Мы предупреждали Каримова, что его деспотизм приведет к хаосу и пролитой крови, - сказал "Эксперту Казахстан" один из лидеров старейшей оппозиционной партии Узбекистана "ЭРК" Сулаймон Мурадов, проживающий сейчас в США. - Однако он, в конце концов, добился своего - уничтожены ни в чем не повинные мирные жители. Их расстреляли только за то, что они мирно выражали свое несогласие с подобной политикой государства".

На стихийном митинге в Андижане большинство ораторов утверждали, что они не ваххабиты и не экстремисты, что они просто хотят достойно жить. Оценивать социально-экономическое положение Узбекистана с точки зрения благополучия его жителей - дело достаточно неблагодарное. Согласно официальной статистике, ВВП на душу населения постоянно растет, уровень инфляции остается одним из самых низких в странах СНГ (3,7% в 2004 году против 3,8% в 2003). Однако на деле благополучные макроэкономические показатели слабо влияют на уровень жизни людей.

Узбекские области, географически относящиеся к Ферганской долине, уже давно считаются наиболее взрывоопасными и подверженными народным восстаниям регионами. В Узбекистане сейчас практически нет оппозиции; все политики, настроенные против режима Ислама Каримова, либо эмигрировали, либо арестованы. Поэтому основную антикаримовскую силу составляют подпольные группировки, по большей части религиозные. Ферганская долина, где исторически сильны происламские традиции, стал центром религиозной оппозиции. А преследования верующих мусульман, заподозренных в фундаментализме, лишь подогревают антиправительственные настроения.

Председатель киргизской коалиции "За демократию и гражданское общество" Эдиль Байсалов уверен, что мартовские события в Киргизии, в ходе которых свергнут президент Аскар Акаев, могли вдохновить узбеков на восстание, "однако природа общественно-политического устройства государств разительно отличается". В Киргизии и Казахстане открыто осуществляют свою деятельность политические партии и общественные организации, в том числе и настроенные против существующих в этих странах режимов. "В Узбекистане с самого начала независимости жестоко подавлялись фундаментальные права и свободы, а тысячи людей были брошены в тюрьмы за инакомыслие. В последние годы для всех стал очевидным крах "особого пути" экономического развития Узбекистана: легендарные трудолюбие и предприимчивость узбекского народа оказались под гнетом государственного аппарата, опасающегося обогащения собственного народа", - говорит Байсалов.

Коллеги из английской "The Times" считают, что, используя угрозу исламского экстремизма в качестве оправдания действий по подавлению всей оппозиции, президент Каримов оттолкнул от себя умеренных узбеков и спровоцировал усиление поддержки настоящим экстремистам, таким как Исламское движение Узбекистана. Узбеки, традиционно являвшиеся сторонниками терпимости и умеренного ислама, разгневаны в связи с ростом в стране коррупции, репрессий и бедности. Чрезмерно резкая и страшная реакция государства, отдавшего приказ открыть огонь по демонстрантам, по их мнению, вызовет значительное усиление поддержки радикальных групп на всей территории Средней Азии.

Опять виноваты чужие

Помимо легко прогнозируемого упоминания исламских экстремистов в роли зачинщиков беспорядков, Ислам Каримов сделал еще одно, ставшее столь же популярным, заявление: действия боевиков координировались из-за границы. В прошлом году Узбекистан уже делал громкие заявления о том, что на территории Южного Казахстана находятся лагеря подготовки террористов из движения "Хизб-ут-тахрир". Комитету нацбезопасности Казахстана пришлось долго доказывать, что подобные обвинения беспочвенны. Сейчас в качестве мишени для нападения Каримов избрал киргизские города Ош и Джалал-Абад. По версии узбекского президента, основной центр формирования нынешних беспорядков в Андижане находится на юге Киргизии и в Ферганской долине. В качестве примера он привел тот факт, что из захваченного здания областной администрации Андижана боевики звонили в Ош, Джалал-Абад и "даже в Афганистан".

Времена меняются: в начале марта, когда в Джалал-Абаде только начинались акции народного неповиновения, приведшие в итоге к захвату Дома правительства в Бишкеке, многие киргизские чиновники говорили, что Ташкент заинтересован в дестабилизации ситуации на юге Киргизии, основное население которого составляют этнические узбеки. А тогдашний лидер киргизской оппозиции, ныне и.о. президента страны Курманбек Бакиев, даже не исключал возможности отделения южных регионов страны и присоединения их к Узбекистану. Теперь же киргизы оказались основными виновниками андижанских событий. Хотя не исключено, что узбекский президент намекал на то, что центр исламского фундаментализма в Ферганской долине "сменил прописку". Если раньше подобным центром называли Андижан, то после революции в Киргизии и ухудшения отношений между столицей и регионами исламские экстремисты более вольготно почувствовали себя в крупных городах юга страны.

Эмиль Байсалов называет "киргизскую версию" организации восстания в Андижане "лживыми инсинуациями узбекского президента". "Попытки Каримова переложить вину на Киргизию объясняются старым как мир желанием уйти от ответственности и признать собственные ошибки. Ни о каком экспорте революции в Узбекистан не может быть и речи! Всему миру ясно, что причины андижанских волнений кроются в многолетних репрессиях и жестком авторитаризме властей этой республики", - говорит он. Амангельды Таспихов, мажилисмен, член Комитета по международным делам, обороне и безопасности, бывший руководитель парламентской фракции "Отан", считает, что "узбекские власти оказались не готовы к подобному развитию событий. Ведь власть всегда дезинформирована в том, что происходит на местах, потому что окружение уверяет ее в том, что все хорошо. Во всем мире местными органами управления фильтруется информация, поэтому не всегда центральная власть знает реальную картину. Так и Каримов наверняка думал, что все хорошо - узбекский народ уверенно идет по пути развития. Он всегда об этом говорил. Наверное, сам начал верить".

Операция "Преемник"

Помимо нападения исламских экстремистов (версия Ислама Каримова) и народного восстания (версия узбекских правозащитников), необходимо учитывать и межклановые противоречия. В Узбекистане, равно как и в других странах Центральной Азии, очень сильны клановые группировки, между которыми идет постоянная борьба за власть.

Уроженец Самарканда Ислам Каримов считается лидером ташкентско-самаркандского клана, ведущего непрерывную борьбу с другими влиятельными группировками, в частности с джизакским, бухарским и ферганским кланами. Ферганский клан, обладающий достаточными финансовыми средствами, чтобы организовать народное сопротивление действующей власти, - один из наиболее серьезных оппонентов Каримова. Причем не только с легко просчитываемой позиции религиозности, но и за счет стремления взять под контроль основные бизнес-процессы в государстве. Самаркандцы, составив временную коалицию с джизакцами, подобные попытки до настоящего времени отражали весьма успешно, однако в последние годы позиции Ислама Каримова, прежде крепкой рукой удерживавшего власть в стране, серьезно пошатнулись.

Этому поспособствовали, прежде всего, слухи о тяжелой болезни узбекского лидера и о том, что он готовит операцию "Преемник". В последние годы Каримов периодически исчезает из поля зрения общественности, как говорят, чтобы пройти очередной курс лечения. В 2003 году, когда президент не появлялся на публике рекордное количество времени, более 10 дней, пошли слухи о его смерти и о том, что страной управляют его приближенные. Подобная информация появилась и накануне событий в Андижане: якобы Ислам Каримов перестал руководить Узбекистаном, и вся власть сосредоточена в руках министра внутренних дел Закиржона Алматова, еще одного представителя самаркандского клана. Появившись на пресс-конференции 14 мая этого года, Ислам Каримов опроверг подобные слухи, однако его болезненный внешний вид вновь заставил задуматься о состоянии здоровья узбекского лидера и о его возможных преемниках.

В список претендентов, который составлялся правящим кланом, помимо Закиржона Алматова, уже включены глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов и премьер-министр страны Шавкат Мирзияев. Алматов и Иноятов контролируют две основные компоненты государственной безопасности Узбекистана и, по сути, имеют в подчинении личные армии. Мирзияев, который тоже принадлежит к самаркандскому клану, представляется чисто политической фигурой. Ни одного представителя других кланов, и в первую очередь ферганского, в списке нет. Это означает, что в случае досрочного ухода Ислама Каримова из большой политики (плановые выборы президента пройдут в стране лишь в декабре 2007 года) межклановая борьба за власть только обострится, что может привести к гражданской войне. И если прежде вооруженные конфликты в Узбекистане носили статус борьбы между правительством и экстремистами, то теперь, после успешных примеров бескровной смены власти в постсоветских государствах, Ислама Каримова и его соратников неизбежно станут обвинять в усилении диктатуры и попытках подавления демократии силовыми методами.

Нет сомнений, что события в Ферганской долине будут развиваться в сторону дальнейшей напряженности. Оппоненты Каримова встали на путь открытого вооруженного противостояния, и возможностей для мирного урегулирования конфликта, в котором намешаны и религиозные, и социальные, и клановые проблемы, почти не осталось.

Мажилисмен Тохтархан Нурахметов говорит, что власти Узбекистана использовали свои властные полномочия, "потому что вооруженный захват тюрьмы, акимата - явное нарушение всяческих законов, какими бы мотивами ни руководствовались". "Как генерал, прослуживший в спецслужбах, считаю, что нужно защищать власть законным, конституционным путем, - отмечает он. - Сейчас и в Казахстане необходимо усилить охрану государственных учреждений, чтобы не надеяться на то, что бесчинствующая толпа не применит оружие. Я не исключаю, что в Казахстане возможны случаи, когда недовольные люди могут выйти на улицы. У нас были такие случаи прежде. Но власть на то и власть, чтобы уметь себя защитить законным, конституционным путем, не убивая своих граждан, если это не преступники".

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики