Озеро и люди

Сначала необдуманными решениями озерная жизнь была поставлена на грань вымирания. Теперь хозяйства начинают заниматься рыборазведением, однако частной инициативы мало - нужно, чтобы государство проявило к восстановлению водного богатства интерес

Озеро и люди

С древних времен восточно-казахстанское озеро Зайсан называли "божьим даром" и "вельможей" за изобилие рыбы и мягкий климат. Озерная белорыбица тысячи лет кормила здешний край. После строительства на Иртыше каскада гидроэлектростанций в Зайсане перестали водиться осетр, нельма, таймень. В 90-х годах прошлого века почти полностью оказался вычерпан сазан. Сейчас на грани исчезновения судак. Ежегодно рыбаки вылавливают по 8-9 тысяч тонн рыбы с официального разрешения, и около двух тысяч тонн нелегально. Ученые Алтайского филиала научно-производственного центра рыбного хозяйства РК (НПЦ РХ) бьют тревогу: богатство речной фауны Зайсан-Иртышского бассейна в опасности.

У озера

Бытует легенда, что название озера произошло от калмыцкого слова Зайсанг или казахского Жайсан, означающего "щедрый покровитель". Зайсан всегда был полон рыбы и мог прокормить целый народ. В XIX веке верхнеиртышские казаки из села Прапорщиково строили специальные лодки-карбасы и ловили только осетровых. По отчетам середины XIX века, белорыбицы добывалось 2,5 тысячи пудов ежегодно! Рыбы было так много, что подростков не пускали одних смотреть снасти - осетры могли опрокинуть лодки. Крупных щук использовали зимой вместо вех на озерном льду...

Степному путнику о близости Зайсана расскажут только крикливые чайки. Сама водная гладь, как жемчужина, прячется в раковине песчаных откосов. Вдоль берега, бесцветного и голого, будто перевернутое небо, видна только прибрежная кромка камышей. Кажется, кругом ни души. Но это всего лишь обман зрения. Если приглядеться, становятся видны рыбацкие лодки. И не одна-две - десятки!

- На рыбу сейчас нет лентяев, - прокомментировала ситуацию начальник отдела регулирования рыболовства Зайсан-Иртышского бассейнового управления Татьяна Егорова. - Съездите в рыбацкие поселки - не найдете ни одного пьяного. Все зарабатывают. Рыбака никакой шторм не волнует. Мы на теплоходе идем, качка такая, что документы проверить не можем - баллов шесть! А он на своей лодочке стоит, сети ставит. Надо, так и ночью в буран выйдет проверять улов.

Еще пятнадцать лет назад в Зайсан-Иртышском бассейне ловили рыбу всего 300 человек, организованных в крупные артели. Остальное население занималось сельским хозяйством, рыбача только любительски. Ситуация изменилась после распада совхозов. Десятки тысяч бывших механизаторов и животноводов пошли на озеро, чтобы прокормить семьи. Понятно, что о правилах рыболовства, например, запрете на лов мелочи или соблюдении видовой пропорции, никто не задумывался.

Сейчас численность рыбаков сократилась до 3-4 тысяч. На Зайсане и в прибрежных селах Бухтарминского водохранилища образовались крупные бригады, которые кроме вылова занялись еще и переработкой. Возникла ассоциация рыбодобытчиков для совместного решения насущных проблем. И все же часть населения по-прежнему браконьерствует, сбывая "левую" рыбу перекупщикам из Курчумского, Тарбагатайского и Зайсанского районов.

Дело в том, что из Европы постоянно поступают заказы на молодь судака, в ней больше протеина. Поэтому, несмотря на то, что разрешенная к вылову рыба должна быть не менее 38 сантиметров, рыбаки стараются еще брать мелочь. Это уже привело к подрыву маточника. Если прежде никого не удивляли рыбины по 7-8 кг, то сейчас можно поймать максимум двухкилограммовую особь.

- Мы ежегодно утверждаем лимит 100-150 тонн рыбы по Бухтарминскому водохранилищу, да около 400 тонн по Шульбинскому, - рассказала Татьяна Егорова. - В озерной части рыбопромысловые участки распределены между семью крупными хозяйствами. Там больше всего рыбы, богаче уловы, и процессы укрупнения мелких хозяйств идут быстрее. На оставшейся части акватории работают мелкие рыбодобытчики. Тендер по закреплению промысловых участков традиционно проводится в начале года, причем предпочтение отдается добросовестным пользователям, соблюдающим правила рыболовства. Кроме ловли они должны заниматься выкашиванием камыша, санитарной очисткой, аэрацией, спасением мальков из отшнурованных водоемов, зарыблением. Выигравшим право лова предприятиям устанавливаются лимиты, где подробно по месяцам расписаны разрешенные объемы и видовые пропорции на участках, а также количество сетей и размер ячеек. Дважды в год во время нереста мы устанавливаем полный запрет на рыбалку. Если инспектора находят нарушения, рыбодобытчикам грозит штраф, а также снижение рейтинговых очков. При следующем тендере это обязательно учитывается. Однако, несмотря на жесткие меры, наши требования на озере постоянно нарушаются.

Природное равновесие

По мнению специалистов, говорить о полном истощении рыбных запасов в Зайсан-Иртышском бассейне пока рано. Но только благодаря обилию леща. Остальных видов осталось настолько мало, что их промысел под запретом или требует такой меры.

- Во всех реках, на которых построены гидроэлектростанции, природная фауна нарушена, - пояснил директор Алтайского филиала НПЦ РХ Евгений Куликов. - И восстановить ее в прежнем виде невозможно. Гидрологический режим изменен, пути миграции осетровым, да и другим породам рыб, перекрыты. Поэтому надо забыть о том, что было раньше и думать о том, как вести рыбное хозяйство в настоящем и будущем. Мы запускали в Бухтарминское водохранилище больше 10 разновидностей рыбы - омуля, чира, форель, муксуна и даже белугу. Но хорошо прижились только судак и лещ. Они наиболее приспособлены к условиям искусственных водоемов, сами находят кормовую базу, места икрометов, обильно размножаются и занимают доминантное положение среди других видов. Неплохо чувствует себя в глубоководной части рипус, который тоже стал промысловой рыбой. А другим видам требуется помощь.

Примером может послужить карпосазан, которого некогда в Зайсане было много, а теперь практически не осталось. Этот подвид появился в результате скрещивания сазана и карпа, запущенных в один водоем. Лещ потеснил его по всем позициям - с мест кормления, икромета, и существует карпосазан сегодня только благодаря искусственному размножению. Примерно такая же метаморфоза произошла с видовыми собратьями - рипусом и пелядью.

Когда-то промышленные объемы ряда промысловых рыб удавалось поддерживать Бухтарминскому нерестно-вырастному хозяйству (НВХ), оно выдавало больше десяти миллионов сеголеток (годовалых мальков) в год! Сейчас эта цифра сократилась в пять раз, хотя тот же сазан, пелядь и судак требуют постоянного воспроизводства.

Единственное в области НВХ влачит жалкое существование - его пруды заросли настолько, что в них почти не осталось воды. Специалисты-ихтиологи рекомендуют хозяйству полную реконструкцию, однако годового бюджета в 18 млн тенге хватает только, например, на выполнение заказа по воспроизводству карпосазана.

Изначально в Бухтарминском НВХ планировали выращивать молодь популярных озерных, осетровых и сиговых пород, например, тайменя и нельму. Освоили только сазана и карпа - на большее не нашлось денег.

С точки зрения науки

Если взглянуть на Зайсан с высоты птичьего полета, он предстанет серо-голубой гладью - холодной, немой, вечной. Однако это обманчивое впечатление. Как и весь водный бассейн ВКО, Зайсан чутко реагирует на любое техногенное воздействие.

В советские времена проблемой номер один был гидрологический режим. Так называемые весенние попуски, когда из Бухтарминского водохранилища сбрасывали воду для заполнения заливных лугов в Павлодарском Прииртышье, совпадали с икрометом. В результате, мириады икринок оказывались на сухом берегу и гибли. Теперь ситуацию разрешили, переместив попуски на Шульбинское водохранилище, где запасов рыбы гораздо меньше. Попутно добились порядка, при котором зимний перепад уровня воды не превышает одного метра. В противном случае лед на водоемах начинает проседать, лопаться, и косяки рыб уходят в более глубокие места. А для них зимняя миграция вредна - рыба сильно теряет в весе.

Большое влияние на рыбное богатство оказывает и загрязнение водоемов токсикантами. Даже в Бухтарминское водохранилище, относительно чистый участок Зайсан-Иртышского бассейна, из Китая по Черному Иртышу попадают отходы нефтепереработки, соли металлов и различные химические ингредиенты. С водами Бухтармы в акваторию выносятся стоки Зыряновского горно-металлургического комплекса и городского коммунального хозяйства. А в районе Усть-Каменогорска Иртыш и его притоки испытывают воздействие таких промышленных гигантов, как "Казцинк", титано-магниевый комбинат, Ульбинский металлургический завод, "Казахмыс".

За последние три года поступление промышленных стоков в Шульбинское водохранилище достигло 160 млн тонн в год - в 1,5-2 раза выше, чем 15 лет назад. Несмотря на то, что рыба в водоеме пока еще водится, с каждым годом она становится все более опасной для человека. Загрязняющие вещества накапливаются в донных отложениях, перерабатываются мелкими рачками и затем по биологической цепочке попадают в ткани и кости рыб. Когда насыщенность вредными веществами в водохранилище станет критической, рыба исчезнет...

- Проблема загрязнения Зайсан-Иртышского бассейна требует незамедлительного решения, - высказал убеждение Евгений Куликов. - С Китаем необходимо заключить межгосударственное соглашение, а на отечественный промышленный комплекс можно, очевидно, повлиять с помощью законодательства.

Перспектива в малых водоемах

Сейчас департамент природных ресурсов Восточного Казахстана разработал Программу рыбоводства в малых водоемах. В аренду природопользователям планируется отдать ряд прудов и небольших озер на срок от 5 до 49 лет. Всего область насчитывает 42 водохранилища на малых реках, 55 озер и 35 рек, пригодных для разведения рыбы. Желающих заняться этой отраслью предостаточно, несмотря на то, что 90 процентов водоемов требуют капитальных работ. Частный бизнес согласен инвестировать средства в реконструкцию запорных сооружений, санитарную очистку и другие мелиоративные работы при условии, что аренда действительно будет долгосрочной, а государство последовательно в своих решениях.

- Есть в области маяк, или, как говорили раньше, застрельщик рыбоводства, - рассказал один из авторов Программы главный специалист Восточно-Казахстанского департамента природных ресурсов Роман Савенков. - Это крестьянское хозяйство "Багратион-2" из Уланского района, на территории которого расположено три малых водохранилища на реках Курпа и Карасу. Если не заниматься специальным рыборазведением, то здесь могла бы водиться только мелочь. В это хозяйство пришел специалист, имеющий собственные запатентованные технологии выращивания рыбы от икры до взрослой особи. Эффективность примерно в 300 раз выше всех ранее известных методик. Багратионовцы провели мелиоративные работы, почистили пруды и запустили мальков. Теперь ждут отдачи. Глядя на них, за рыборазведение сейчас взялся еще ряд уланских хозяйств. По нашим подсчетам, во внутренних водоемах области можно выращивать до двух тысяч тонн рыбы, причем ценных пород.

Сейчас "рыбный" вопрос оказался на контроле не только у исполнительной власти ВКО, но и депутатов. По мнению народных представителей, кардинально изменить ситуацию с водным богатством края сможет только комплекс мер - законодательных, инвестиционных и охранных.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности