Нефть как составляющая политики

Редакционная статья

Нефть как составляющая политики

"Черное золото" уже давно перестало быть только товаром, который продается и покупается за деньги. Нефть сейчас - способ давления, способ изменить геополитическую расстановку в мире. Казахстан, обладая крупными нефтегазовыми запасами, считается одним из ярких игроков на рынке минеральных ресурсов, но до последнего времени четко не проявлял своей политико-экономической ангажированности. Однако последние события: участие Нурсултана Назарбаева в открытии широко разрекламированного, но пока малоперспективного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и приезд в Астану президента Украины Виктора Ющенко, пожелавшего обсудить с Нурсултаном Назарбаевым возможность увеличения объемов поставок нефти в свою страну, определили необходимые векторы.

Да, мы за диверсификацию нефтяных потоков - мы будем поставлять нефть в различные трубопроводы (БТД, Атасу-Алашанькоу, в Иран). Однако стратегическим партнером для нас остается Россия, а основным направлением - северный маршрут Каспийского трубопроводного консорциума. Выбор этот понятен, и почти все иностранные компании, работающие в Казахстане (а именно они как де-факто, так и де-юре являются экспортерами нефти, а не государство), с этим выбором согласны. Или же попросту смирились с таковым из-за отсутствия иных реальных альтернатив для экспорта.

Интересно, что запуск нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан называют хорошим поводом для продолжения "цветных революций" в причастных к этому проекту странах. Мол, США, наиболее активный лоббист БТД и его политический вдохновитель, не рискнут оставлять трубопровод в руках ненадежных режимов. Не случайно Джордж Буш заявил о необходимости более тщательной охраны объекта на всем его протяжении, что вполне может подразумевать появление в регионе американских солдат. Совершенно очевидно, что в нефтеносном Каспийском регионе наблюдается ужесточение борьбы за передел сфер влияния. Грузию и Турцию к ненадежным режимам не причисляют. Возможно, смена власти произойдет в Азербайджане - начальном участке нефтепровода. Говорят и о некоей предреволюционной ситуации в Казахстане, который пока обозначил свое участие в БТД лишь мазками: может, будем поставлять нефть, а может, и нет. В этом случае Казахстану, конечно, потребуется виртуозная игра, чтобы остаться в стороне. В этой игре как раз может оказаться крайне полезной координация действий с Россией.

Иначе потоки каспийско-казахстанской нефти могут повернуться в сторону Баку (о чем мечтают сейчас в США), в южном направлении, если к власти в стране придет прозападный политик.

Обострилась конкуренция и внутри Центральной Азии: между Казахстаном, Узбекистаном и Туркменией, основными поставщиками на внешние рынки минеральных ресурсов. Узбекский президент Ислам Каримов в ходе своего визита в Китай провел успешные переговоры о нефтегазовом сотрудничестве с КНР. Расширяют свое присутствие в Узбекистане " Газпром" и " Лукойл". Туркмения, подписав солидные контракты на поставки газа на Украину и в Россию, ищет возможности выхода на рынки Пакистана и Индии. Однако Туркмения и Узбекистан, как и Казахстан, видят в качестве стратегического партнера только Россию. Подобная привязанность может быть связана как с тем, что Каримов и Ниязов боятся народных восстаний и пытаются максимально снизить возможные политические риски, заручившись поддержкой России, так и с исключительно экономическими причинами.