Запах нефти

С вводом в строй нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, по мнению заинтересованных сторон, меняется геополитическая ситуация в Каспийском регионе. Однако позиция Казахстана может свести на "нет" усилия многих государств быть независимыми от России

Запах нефти

Конец мая оказался богат на события, так или иначе связанные с нефтегазовыми богатствами Казахстана. 25 мая в столице Азербайджана запущена первая очередь нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), призванного помогать экспорту каспийской нефти в Европу по так называемому южному маршруту - по территории Азербайджана, Грузии и Турции в обход России. Страны-участники проекта, активно лоббируемого США, не раз намекали, что хотели бы видеть Казахстан как основного поставщика сырой нефти для нового трубопровода. Президент Назарбаев в Баку приехал, но громких заявлений делать не стал, хотя предварительно присоединение нашей страны к этому проекту считалось делом решенным.

Еще одним неожиданным событием стали результаты государственного визита президента Украины Виктора Ющенко в Казахстан. Ни для кого не было секретом, что Ющенко, озабоченный разразившимся нефтяным кризисом, надеялся уговорить Казахстан увеличить поставки отечественной нефти на Украину. Опять же в обход России, составляя прямую конкуренцию российским нефтетрейдерам.

Проблемный нефтепровод

Строительство БТД, протяженностью около двух тысяч километров и мощностью 50 млн тонн в год, изначально проходило в нервных условиях. Экономическая эффективность проекта находилась под вопросом на всех этапах его реализации. Участники проекта, в первую очередь Грузия и Турция, не раз отмечали, что на первом месте здесь стоит фактор политический. Россия все годы создания БТД предлагала свой маршрут нефтепровода, через Чечню и Новороссийск, чтобы не допустить ситуации, когда каспийская нефть начнет уходить в Европу, минуя российские транспортные системы. Свою точку зрения на экспорт каспийской нефти имел и Иран, предлагавший проложить нефтепровод через собственную территорию. Однако политическая поддержка США и Великобритании позволила благополучно завершить строительство БТД (правда, стоимость трубопровода выросла с начальных 2,4 млрд долларов до 4 млрд долларов), но отныне страны Каспийского бассейна считаются реальными игроками на мировом нефтяном рынке.

Подобное утверждение имеет смысл лишь в случае присоединения к БТД Казахстана и появления в официальном наименовании нефтепровода слова "Актау". Дело в том, что, рассчитывая загруженность трубопровода, его создатели опирались на планируемые объемы добычи нефти на азербайджанском шельфе Каспийского моря. Но за время строительства ситуация изменилась, и ныне Азербайджан может поставить на экспорт не более 10 млн тонн нефти в год. Акционерам БТД волей-неволей приходится искать сторонних поставщиков "черного золота". Первым в списке потенциальных участников оказался Казахстан, и прежде перетаскивавший танкерами через Каспий в Баку несколько миллионов тонн нефти в год.

Маневр президента

Нурсултан Назарбаев в Баку в торжествах по случаю ввода в действие трубопровода участие принял. Но не более того. Отказ Казахстана подписать соглашение об участии в БТД стал своеобразной сенсацией и неприятным сюрпризом для акционеров проекта. Нурсултан Абишевич лишь на словах подтвердил заинтересованность в присоединении к проекту, однако не дал никаких твердых гарантий, что казахстанская нефть потечет когда-нибудь по новому нефтепроводу в больших количествах. Более того, Назарбаев уточнил, что джейханское направление станет для Казахстана лишь одним из экспортных нефтяных путей, но ни в коем случае не основным. "Астана придерживается многовекторного варианта доставки собственных углеводородов на мировые рынки, - сказал он. - И не потому, что это наша железобетонная позиция, а просто потому, что в 2010 году мы будем добывать 100 миллионов, а к 2015 году - около 150 миллионов тонн нефти. При внутренней потребности нашей экономики около 30 миллионов тонн ни БТД, ни северокаспийский нефтепровод не смогут обеспечить полную транспортировку нашей нефти за рубеж".

Президент обозначил также потенциальные нефтяные направления: "В декабре этого года мы заканчиваем прокладку тысячекилометрового нефтепровода в Китай, осталось построить участок в 700 километров, чтобы соединить Каспий с Западным Китаем. Я считаю, что в будущем возможен и иранский вариант с выходом на Персидский залив. Мы работаем с Россией через Атырау-Самара с выходом на Балтику".

Основным отрицательным моментом "джейханского" проекта (помимо явной политической ангажированности) казахстанские нефтяники считают тарифную политику БТД. Высокие тарифы на прокачку нефти уже отпугнули нескольких потенциальных клиентов трубопровода, в частности, компания Exxon-Mobil предпочла перевозить собственную нефть по железной дороге. Казахстан, априори являясь самой богатой по нефтяным запасам страной в Каспийском регионе, склонен сам определять тарифную политику, а не устраивать конкуренцию цен за прокачку нефти между Россией и Азербайджаном. И на это Астана имеет полное право: по мнению экспертов, без казахстанской нефти БТД останется дорогостоящей тешащей самолюбие штуковиной.

Главное - через Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) экспортировать казахстанскую нефть в большинстве случаев оказывается заметно дешевле, чем через Баку-Тбилиси-Джейхан. Ведь при использовании КТК не нужно везти нефть по железной дороге до Актау, перегружать и разгружать в портах и транспортировать по Каспию. Сравнительно небольшое количество нефти из близлежащих к Актау месторождений казахстанские производители по-прежнему будут поставлять в Азербайджан, но, если политика не перевесит экономику, основным направлением экспорта на Запад казахстанской нефти (да и всей каспийской в целом) по-прежнему останется именно северный маршрут, точнее - российско-казахстанский КТК.

Подобный выбор логичен - добывающие компании и правительство Казахстана являются акционерами КТК, в проекте же Баку-Джейхан у них никакого долевого участия нет. Закономерно, что участники Каспийского трубопроводного консорциума будто и вовсе не заметили трубопровода-конкурента: прокачка по КТК постоянно увеличивается, а последние полгода он работает со значительным превышением установленной мощности. Наконец, к 2008 году акционеры консорциума собираются более чем вдвое увеличить его пропускную способность, тогда и по этому показателю КТК превзойдет своего южного конкурента.

В поисках свободной нефти

Виктор Ющенко в Баку не полетел, хотя, если судить по пресс-релизу, подготовленному его пресс-службой, вроде бы собирался, -БТД для Украины малоперспективен с точки зрения насыщения местного рынка нефтепродуктов. Вместо этого он прилетел в Казахстан. Трубопровод БТД, если он будет развиваться и к нему подключится Казахстан, сократит транзит нефти через территорию Украины. На словах Киев ратует за то, чтобы как можно меньше нефти шло через Россию. Но экономически им это невыгодно. Это в Киеве понимают - есть политика, а есть экономика. Несмотря на то, что официально причиной визита высокопоставленные украинские чиновники называли необходимость решения "широкого спектра вопросов двустороннего сотрудничества", приоритетной темой переговоров на высшем уровне стали нефть и газ Казахстана, а также возможность их поставки на украинский рынок. Нужно заметить, что Украина, не обладая серьезными запасами собственных топливных ресурсов, давно сидит на скамейке аутсайдеров нефтяного рынка, находясь в полной зависимости от российских бизнесменов, которые не только являются основными экспортерами ГСМ в эту страну, но и владеют большинством украинских нефтеперерабатывающих заводов.

Демарш против российских нефтетрейдеров, предпринятый несколько недель назад правительством Юлии Тимошенко, привел к тому, что Украина оказалась перед угрозой политического кризиса, а премьер-министр - на грани отставки. Спешно взявшись искать альтернативные пути импорта нефти, Тимошенко заявила о необходимости увеличения объемов покупки казахстанской нефти, а также проведения переговоров с правительством Туркмении.

Вот только отношения с туркменским лидером Сапармуратом Ниязовым у новой украинской власти в последнее время как-то не складываются. Достаточно вспомнить скандал вокруг повышения отпускной цены на газ, когда Ниязов, буквально шантажируя Киев, заставил " Нафтогаз Украины" покупать природный газ по 58 долларов за тысячу кубометров против прежних 44. Казахстан, уже давно имеющий нефтяные экономические интересы на Украине (к примеру, еще в 1999 году мы приобрели 20% акций Херсонского нефтеперерабатывающего завода), своей заинтересованности в развитии энергетических отношений с этой страной никогда не скрывал. Нефтепровод Одесса-Броды, с перспективой его продолжения до польского Гданьска, может стать одним из перспективных совместных проектов.

Путь на Украину

Первая очередь нефтетранспортной системы Одесса-Броды, с пропускной способностью до 15 млн тонн нефти в год, сдана в эксплуатацию в мае 2002 года. Также предусматривается расширение мощности нефтепровода до 40-45 млн тонн в год. Вот только не ясно, как украинцы планируют наполнять этот нефтепровод. Начинаясь в одесском порту, он сейчас ведет в никуда, в неведомые Броды. Чтобы сделать нефтепровод инвестиционно интересным, его необходимо продлевать до Гданьска. Виктор Ющенко успел накануне визита в Астану встретиться с президентом Польши Александром Квасьневским и заручиться его поддержкой. Нурсултан Назарбаев также одобрил эту идею: "Казахстан заинтересован в продолжении нефтепровода Одесса-Броды до Гданьска, чтобы выйти на Балтийское море. Казахстанская сторона готова принять участие в строительстве этой части нефтепровода при условии получения части его акций".

Министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Владимир Школьник признает, что направление Одесса-Броды является альтернативным для поставки казахстанской нефти на мировые рынки. "Мы видим долгосрочные перспективы развития проекта этой нефтепроводной системы", - говорит он. Однако в своем нынешнем виде нефтепровод Одесса-Броды интересен лишь как способ подавать нефть на НПЗ Украины и Белоруссии. В достроенном же до Гданьска нефтепроводе можно будет прокачивать казахстанскую нефть, которая экспортируется по маршруту Баку-Супса, а также нефть, поставляемую в направлении Новороссийска.

Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко называет еще один вариант: поставить в Бродах нефтеперерабатывающий завод. "Если мы еще немного поработаем и наконец увидим ресурсы каспийской нефти, тогда уже можно будет принять решение. Либо строить продолжение трубопровода на Польшу (это хороший вариант), либо перерабатывать у себя - тоже не худший выход, так как это производство, рабочие места, дешевые нефтепродукты, хороший экспорт", - говорит она.

Возможность получения нероссийской нефти на сегодня существует как минимум у двух украинских заводов: Херсонского НПЗ, расположенного в 17 км от нефтеперевалочной гавани, и Одесского НПЗ, который может получать нероссийскую нефть с моря через Одесскую нефтегавань или порт Южный, считает директор Центра энергетических исследований Украины Константин Бородин. "Однако оба эти завода не спешат воспользоваться этой возможностью, - говорит он. - И дело не в том, что собственниками этих заводов являются российские компании, а в том, что каспийские ресурсы будут однозначно дороже, чем российские. И хотя с этой нефти можно отобрать больше светлых нефтепродуктов, мы не сможем воспользоваться этим преимуществом, потому что технологии Херсонского и Одесского НПЗ не позволят выбрать максимум. Таким образом, из каспийской нефти мы получим то же соотношение легких и тяжелых продуктов, как и из Urals".

Еще одним наиболее цитируемым географическим термином во время пребывания Ющенко в Астане стало забавное для большинства казахстанцев слово "Пивденный". Украинский президент предложил своему казахстанскому коллеге построить трубопровод от Днепропетровска до терминала Пивденный, протяженностью 52 км. Назарбаев заявил о том, что Казахстан готов профинансировать строительство этого участка, "который станет частной собственностью нашей страны, или мы создадим СП". У Виктора Ющенко палитра предложений оказалась шире: "Если мы говорим о транзите нефти на 52 км, то мы говорим о том, что Украина получает на территории Казахстана что-то взамен: или добычу нефти в Казахстане, или совместное строительство этого участка нефтепровода, или же реализуем иные проекты". "У нас состоялся очень откровенный разговор, и мы нашли формулу интересов. Поэтому сегодня принято уникальное политическое решение, которое дает возможность нашим правительствам обеспечить конкретную реализацию проектов строительства объектов нефтегазовой отрасли, транзита нефти, приобретения акций перерабатывающих предприятий", - попытался убедить журналистов в успешности своего визита украинский президент.

Столь же оптимистичен первый заместитель министра топлива и энергетики Украины, председатель правления НАК "Нафтогаз Украины" Алексей Ивченко. По его словам, Украина может закупать в Казахстане 2-4 млн тонн нефти, в основном за счет нефти, прокачиваемой транзитом через Украину. Причем казахская нефть будет дешевле российской. "Сегодня цена нефти, которую мы закупаем, от 300 до 320 долларов за тонну. Это цена, по которой мы ее закупали в мае. Я думаю, что казахстанскую нефть, если говорить об июне, можно будет закупать по 305-310 долларов за тонну, - говорит он. - Сегодня мы так или иначе вышли на мировые цены. Но если сравнить цену на каспийскую нефть, которая идет транзитом через территорию Украины, и на российскую, которая будет с июня на Украине в связи с повышением вывозной пошлины из России, я думаю, что каспийская нефть будет для нас дешевле".

Без России никуда

Однако основная цель визита - получить твердое нефтегазовое согласие Казахстана - по сути, так и не была достигнута. Украинский вариант скалькировал вариант белорусский, когда с приехавшим в Астану Александром Лукашенко подписали лишь рамочный протокол о поставках нефтепродуктов, ничего не пообещав конкретно. Как тогда, так и сейчас разговоры о нефти свелись к общим словам и примерным цифрам, без какой-либо конкретики. Более того, Нурсултан Назарбаев явно дал понять, что все решения в этой сфере в отношении Украины будут приниматься только: а) в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП) и б) при участии России. Для тех, кто не помнит - идея создания ЕЭП, с участием России, Казахстана, Белоруссии и Украины, принадлежит президенту Назарбаеву, известному своей любовью к различного рода интеграционным процессам. Если бы не революция на Украине, ЕЭП уже начал бы действовать. Однако Виктор Ющенко первоначально достаточно пессимистично относился к идее участия своей страны в схеме Назарбаева, что, конечно же, не могло понравиться последнему.

Чем ближе наступала дата визита в Астану, тем мягче становились оценки Ющенко украинских перспектив в ЕЭП. В столице Казахстана собеседники говорили о том, что Украина остается в едином пространстве. "Я лично считаю, что это выгодно для Украины и Казахстана", - говорит Нурсултан Назарбаев. По его мнению, проблемы транспортировки казахстанских углеводородов на украинский рынок и далее в страны Европы можно решить только в рамках ЕЭП: "Как раз в рамках Единого экономического пространства, если примем документы, касающиеся тарифов и транспорта, общего экономического пространства и свободной торговли, эти вопросы решаются".

Поставки казахстанской нефти на Украину в любом случае придется согласовывать с россиянами. Во-первых, нефть прокачивается по трубопроводам "Транссистемы", входящей в состав "Транснефти". И стабильность поступлений казахстанской нефти на Украину во многом зависит от того, как российская сторона будет эти потоки регулировать. А зависимость здесь прямая, причем как экономического, так и политического характера. Рассматривать казахстанскую нефть в качестве прямого конкурента нефти российской на украинском рынке тоже несерьезно, ведь конечная цена зависит от тарифной политики владельца трубопровода. Во-вторых, российские владельцы украинских НПЗ могут, к примеру, отказаться принимать казахскую нефть.

"Украина заинтересована в транспортировке энергоносителей, которые есть у Казахстана, - сказал Нурсултан Назарбаев, отвечая на вопрос "Эксперта Казахстан", не затронут ли договоренности двух президентов интересов России. - Реально можно их поставлять даже сегодня. Но эти вопросы, надо четко это понимать, необходимо решать вместе с Россией. Транспортировать придется через Россию. И об этом я Ющенко прямо говорил. Мы оба это понимаем, и уверен, что найдем общий язык и понимание. Мы договорились, что все это обсудим, а потом встретимся втроем. Поэтому российские интересы не пострадают. Россия, наверное, им не даст пострадать. Всем должно быть выгодно".

Хватит ли нефти?

Реально имея интересные варианты диверсификации нефтяных экспортных потоков (здесь можно вспомнить и уже строящийся трубопровод Западный Казахстан-Западный Китай, и иранское направление), нужно учитывать и реальные возможности Казахстана по добыче нефти и ее транспортировке. Это необходимо сделать для того, чтобы не получилось как с Туркменией, которая подписала с несколькими странами суперконтракты на поставки газа, а теперь выясняется, что она не может эти контракты исполнить, так как реальная добыча газа в стране ниже, чем было обещано покупателям на бумаге. "Планы по росту добычи нефти очень амбициозные, - говорит кандидат экономических наук Кайрат Садвакасов. - Но если сопоставить планы по добыче с существующими возможностями трубопроводной системы, то очевиден дефицит трубопроводных мощностей (см. таблицу). Конечно, определенные объемы пойдут по железной дороге. Но вероятность возникновения дефицита транспортных мощностей весьма существенна, если, конечно, не брать в расчет реализацию проектов типа трубопровода в Иран через Туркмению".

Таким образом, в ближайшие годы дефицит может составить от 5 до 10 млн тонн. Как раз эти объемы могут быть направлены через порт Актау для транспортировки через БТД. Актауский порт обладает достаточной мощностью для этого - до 11 млн тонн - которая может быть расширена до 20 млн тонн в год. Другие эксперты также подтверждают, что о серьезных нефтяных контрактах можно говорить только после 2009 года, когда начнется добыча нефти на месторождении Кашаган.

В подготовке материала принимали участие Иван Рубанов ("Эксперт"), Александр Константинов.