Привет "с того света"!

Привет "с того света"!

Лик пропавшего без вести солдата, будто бы изображенный на почерневшей от взрывов стене, похож на старую истлевшую икону - это обложка нового альбома ДДТ "Пропавший без вести". Название и оформление уже настраивают слушателя на определенный лад. Гражданское самосознание и социальная позиция благодаря Юрию Шевчуку теперь не кажутся общими, лишенными конкретного смысла фразами. Сейчас уже не встретишь рок-творчества такого рода. Это редкость. Но именно таким был советский, русский рок, который давно вырос из подвалов и сейчас стал просто роком: блаженным, беззаботно сытым, энергетически добродушным, мимикрирующим под протест, непонятно против кого и чего. Похоронив старый рок, у нас все еще принято ругать его за агрессивность и компостирование мозгов, нанесенный моральный ущерб, за обличение спокойной обывательской жизни. Но если ты сыт и доволен - не забывай, что рядом есть кто-то, кому нелегко, кому нужны помощь и понимание. Кто-то все еще гибнет в Чечне от пуль, кто-то на улицах - от голода, а кто-то - от бессмысленности существования. Всегда проще пройти и не заметить, остаться в стороне, жить в своем уютном, искусственном, как ночной клуб, мирке. "Мир забывает...". "Я стараюсь быть там, где трудно, и помочь, чем могу", - говорит в публичных беседах Юрий Юлианович.

Такое мироощущение нелегко изменить, но еще сложнее оставаться верным себе - это тяжело. Оно сразу накрывает волной безысходности и становится неизбежно тотальным потому, что не может быть половинчатым и не признает компромиссов, только "да" или "нет". "Пропавший без вести" - не из тех альбомов, которые нравятся сразу, затягивают драйвом и заигрывают со слушателем. Музыка и стихи навеяны чеченскими этюдами, картинками с украинского майдана, располагающимися где-то за соседним углом, но для многих остающимися далекими и непонятными мирами, вызывающими где-то глубоко внутри беспокойное чувство. Кажется, альбом невозможно слушать. Невозможно и не слушать. Чтобы избежать скоропалительных выводов, его нужно послушать не один раз. После третьего приходит понимание: он написан больше в позитивном ключе. Шевчук вовсе не похож ни на исходящего пеной желчного обвинителя, ни на выносящего приговор бесстрастного судью. "А я не хочу дохнуть до срока, у меня в глотке рвет связки дар..." - выражает поэт простое человеческое желание. Ему также присуще неодолимое стремление понять: что происходит на самом деле, если не в целом мире, то хотя бы в собственной стране? Он много путешествует, общается с народом, вглядываясь в глаза и лица.

Песни не только о войне, но и о любви, в них есть лиризм и романтика. О самой первой любви на Земле: "Нагими были Адам и Ева, тогда была со мною ты, утром ты так прекрасна, утро в твоих ладонях...". О неизбежности признания жизни с ее человеческими слабостями: "Контрреволюция ставит вопрос: как подключить к тебе мой насос, шелестит шоколадками вечная глупость, твоя дальнозоркость, моя близорукость, справедливость еды и вечная жажда, как выйти сухим из воды этой дважды". ДДТ удалось "сделать альбом так, что звук в нем стал словом, а чувство - звуком".