Театральных звонков не будет

Политической элите Казахстана необходимо осознать серьезность современных вызовов

Театральных звонков не будет

Руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества (Россия) Александр Собянин считает, что опыт прежних предвыборных кампаний не годится для предстоящих выборов президента Казахстана. Окружению действующего президента необходимо отказаться от успешного манипулятивного опыта 90-х годов и оживить реальную политику решением реальных задач в системе жизни простого человека.
Александр Собянин

- Александр Дмитриевич, Вы, очевидно, знакомы с дискуссией, которая развернулась в Казахстане по поводу сроков президентских выборов?

- 2005 или 2006 год - решать соответствующим властным инстанциям вашей страны, наделенным Конституцией соответствующим правом. На мой сторонний взгляд, лучше в 2005-м. Сейчас объясню. Важна даже не дата выборов, а то, что именно изменилось по сравнению с предыдущими выборами - появилась озвученная президентом Джорджем Бушем заинтересованность США в смене политических элит на просторах СНГ.

Это требует от президентской команды целого ряда психологически трудных вещей. Первое и важнейшее - отдалить персонально Нурсултана Назарбаева от выборной кампании. Дать ему возможность сосредоточиться на прорисовке новой понятийной картины "будущее Евразии и Казахстана" (здесь крайне важно уйти от налаженного мэйнстрима "Казахстана-2030" и "Стратегии-2010" и подобных программ). Люди должны вместе с президентом Казахстана на своих предприятиях и в своих областях поверить в свою сопричастность к судьбе родной страны (на сегодня эта проблема не решена и в России). Президент должен гораздо реже и гораздо более "точечно" появляться на страницах газет и на экранах телевизоров, при этом неверным было бы использовать по привычке имя президента для раскрутки того или иного политического движения.

- Можете сформулировать новые требования, которые предъявляет изменившаяся ситуация?

- Первое веление я бы назвал "Президент и народ: вместе против бюрократии и олигархии" (понятное дело, что без участия наиболее перспективных чиновников и представителей политической элиты задача невыполнима). Второе, в Казахстане не осознана медленная гибель пиара и манипулятивных технологий. В частности, мощь аффилированных с крупнейшими ФПГ средств массовой информации будет принципиально неадекватна новым уличным и международным технологиям совершения госпереворотов. Создание в России телеканала "Russia Today TV" (RTTV) демонстрирует такое же неадекватное понимание внешних вызовов - попытку Кремля методами брежневской пропаганды и телевизионного пиара формировать желаемое общественное мнение на Западе.

Нужно почти невозможное - отказаться от манипулятивного опыта 90-х годов (в качестве приоритетного метода) и оживить реальную политику выходцами из регионов и решением реальных задач в системе жизни простого человека (рождение, смерть, женитьба/замужество, работа, круг личного общения). Если же мы посмотрим на реальные шаги, то увидим ровно обратное - политику и в Казахстане (новые правила выборов), и в России (отмена одномандатных округов, барьеры мелким партиям) еще больше виртуализируют и загоняют даже лояльных политиков в маргинальное внесистемное поле. Таким образом, масс-медийный монстр нынешнего правящего слоя будет бороться с созданным им же колоссом "оранжевой угрозы". Но реальная контригра против нынешней элиты пройдет в ином, более реальном и более живом пространстве. Третья задача - "Юг и Северо-Восток берут под контроль Центр и Юго-Восток".

- Можно подробнее, что имеется в виду под более живой политикой?

- Речь идет о том, что создать новое массовое политическое движение невозможно лишь методом трансформации "Отана", АИСТа и других пропрезидентских партий и движений. Обязательно придется привлекать массовый источник новой политической элиты, а здесь исламизированный Юг Казахстана и индустриальный Северо-Восток станут важнее Алматы и центральных областей. Понятное дело, что своему подъему элиты Юга и Северо-Востока будут целиком и полностью обязаны нынешнему президенту, т.е. изначально заложена матрица политической преемственности.

Для иллюстрации возьмем уважаемых мною политиков Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова. Появление Мухтара Аблязова в руководстве "ТуранАлема" демонстрирует "полшага навстречу бывшим недругам" и достойное уважения понимание, что отсидевший олигарх политически за время отсидки лишь укрепился. Но для того чтобы гораздо более харизматичный Жакиянов смог встать на сторону Нурсултана Назарбаева, одного лишь "куска хлеба с маслом" недостаточно. Жакиянов никогда не согласится отказаться от оппозиции без гарантий реализации многих из своих политических взглядов. Он только тогда согласится на сотрудничество, когда получит простор для действий всей своей команды и реальные полномочия проводить глубокие политические изменения. Это относится и к некоторым бывшим премьерам и министрам казахского правительства в стане оппозиции.

Оговоримся, что решение этих задач будет содействовать не победе на президентских выборах, а отражению "оранжевой угрозы" через ускорение политического развития Казахстана и сохранению преемственности политической системы.

- Связана ли возросшая политическая активность "Асара" с тем, что выборы президента, возможно, состоятся в этом году?

- Активность "Асара" связана с ускорением темпа "оранжевых революций" в СНГ. Если мы будем проводить выборы для недопущения "оранжевой революции" в Казахстане, то проиграем - выборы не являются главным и критически важным событием в противостоянии оппозиции и нынешних элит. "Асар" тесно взаимодействует с истеблишментом - бывшими и нынешними политиками, чиновниками, в меньшей степени - с бизнесменами.

Как показывает практика государственных переворотов в других странах СНГ, без предварительной работы с истеблишментом никакое свержение существующих режимов невозможно. Очень важно добиться предварительного согласия высших силовиков (МВД и госбезопасности), а также лидеров общественного мнения либо по неучастию в отражении "оранжевой угрозы", либо по "вынужденной" поддержке "восставших против постсоветских авторитарных режимов демократических сил".

- Как бы Вы прокомментировали идею г-жи Назарбаевой о создании Народного союза?

- Звучит хорошо, но нереалистично, так как предполагается создавать такой "народный" союз на базе "Асара", ДПК и идеологических концепций Международного института современной политики (МИСП). Глубоко уважая аналитический уровень руководителя и эксперта института Ерлана Карина и Константина Сыроежкина, не могу не отметить серьезный системный недостаток - он с самого начала функционировал как вторичная структура по отношению к пиар-структурам.

Народный союз в концепции МИСПа, проанализировавшего, как сказано в пресс-релизах, "партийные программы почти всех казахстанских партий", с "Отаном" или без оного, будет той самой сменой кресел, от которой музыка оркестра не станет вдохновенной и совершенной, ибо музыканты рассядутся те же самые, что так плохо сыграли до этого.

Представьте на секунду - перед многотысячной демонстрацией плечом к плечу у микрофонов стоят Дарига Назарбаева, Галымжан Жакиянов, Ермухамет Ертысбаев, Абсаттар Дербисалиев, Алтынбек Сарсенбаев, Алихан Байменов, Болат Абилов, Серикболсын Абдильдин. И вот стоят они этаким митинговым президиумом перед народом и призывают "вместе с президентом Нурсултаном Назарбаевым создавать более справедливое общество"... Думаю, сразу понятно, что в подобной группе политиков лидерам "Асара" будет не очень уютно, скорее, появится желание избавиться от нежелательных конкурентов. В то же время ни Абдильдина, ни Дербисалиева, ни Жакиянова подобное соседство не напрягло бы. Так что насколько "народный" Народный союз в понимании нынешнего "Асара"?

В нынешнем виде "Асар" - это попытка идти привычным путем, нежелание использовать реально сильные качества личности Дариги Нурсултановны и ее достоинства: умение держать внимание западной аудитории, популярность в России, причем не только в Москве и Петербурге, но и во многих регионах РФ; имидж раскрепощенной и в то же время интеллигентной женщины-руководителя; редкое для казахстанского политика умение держать удар публичных дискуссий; способность понимать сложные процессы. В числе прочего это неиспользованный шанс дать молодым образованным казахстанцам международную перспективу. То есть если "Асар" начнет самостоятельную международную политическую деятельность, у него просто не будет равных конкурентов: харизма Дариги Назарбаевой и медийная мощь телеканала "Хабар" дадут успех.

- Как Вы оцениваете сегодняшнюю политическую ситуацию в Казахстане?

- Как замедленное, с оглядкой на ситуацию в России, осознание серьезности угрозы госпереворота. Весьма показательно выступление министра экономики и бюджетного планирования Кайрата Келимбетова. Оно далеко не единственное, но очень типичное. Проговаривается понимание угрозы дестабилизации в Казахстане, озвучивается тревога по этому поводу, но потом делается совсем неверный вывод, будто бы выход - в решении тех или иных макроэкономических или финансовых задач.

Такое смешение происходит из-за работы информационного вируса, заключенного в слове "революция" - оно несет на постсоветском пространстве большой позитивный заряд. Итак, слово "госпереворот" заменяется словом "революция", и далее вместо подготовки к отражению госпереворота и созданию условий невозможности в ближайшем будущем повторения такой ситуации идет подготовка к отражению неких "оранжевых, бархатных" технологий.

В случае с переворотом используются специфические, спецслужбистские технологии работы, единоначалие всей кампании, глубокая специализация отдельных групп, уход от массовости команды, жесточайшая дисциплина.

Во втором, "контрреволюционном", наоборот: пиар, манипулятивные политтехнологии, шаманство избиркомов всех уровней, рассредоточение управления, вовлечение как можно более широких масс политизированного населения и большего числа политических групп и просто сторонников и сочувствующих.

- На Ваш взгляд, какие шаги должен предпринимать Назарбаев, чтобы не допустить революций в стране?

- Если мы примем, что описанные выше различия между госпереворотом и революцией близки к реально идущим в Казахстане процессам, то нужны Нуртай Абыкаев, Марат Тажин, Ермухамет Ертысбаев, Касымжомарт Токаев и другие политики, способные по личным качествам с нуля начать новую стратегическую игру с жесткими требованиями к участникам и программе.

Госпереворот не привязан ни к выборам, ни к экономическим неурядицам. В случае Казахстана добавлю, что, на мой взгляд, госперевороты в России и Казахстане могут совершаться параллельно. То есть сразу же после завершения свержения Ислама Каримова и последующих госпереворотов в Азербайджане и Армении для Казахстана и России новых "театральных звонков" не будет. У власти будет долгий антракт, и занавес не поднимется.