Одинаковых сделок не бывает

Одинаковых сделок не бывает

Дмитрий Жеребятьев, заместитель генерального директора "Сентрас Секьюритиз":

- Каковы общие проблемы рынка слияния и поглощения?

- В Казахстане не существует общего информационного ресурса, в котором была бы сосредоточена и систематизирована информация по предполагаемым или осуществленным сделкам по M&A. Хотя в мировой практике подобного ресурса также нет, там частично законодательство и рынок подталкивают участников рынка M&A раскрывать информацию о сделках. Например, в России Федеральной антимонопольной службой принято решение не разрешать проведение сделок по слиянию и поглощению, если неизвестно, кто конкретно стоит за ними. В Казахстане функцию сбора и аккумулирования информации могло бы взять на себя либо государственное учреждение в лице Антимонопольного комитета или Агентства по статистике, либо частная компания или информационное агентство.

Также к проблемам рынка M&A можно отнести поиск финансирования такого рода сделок. Ввиду относительно высоких требований к компаниям-потенциальным эмитентам облигаций для категории "А" на Казахстанской фондовой бирже такие сделки обычно финансируются коммерческими банками. Хотя во многих развитых странах компании-покупатели прибегают к помощи средне- и долгосрочных облигационных займов.

Руслан Егембаев, управляющий директор "ТуранАлем Секьюритис":

- Насколько сложна работа консультанта при организации сделки?

- При всем многообразии и сложности такого рода сделок работа консультанта четко структурирована и относительно проста по схеме, но, отнюдь, не по сути. Если вы выступаете на стороне покупателя - buy side, - то обычно клиентом дается заказ на покупку компании с определенными базовыми параметрами. В зависимости от конкретных условий вы выясняете для себя, зачем клиенту нужен такого рода бизнес, сколько времени и денег готов потратить на покупку ваш заказчик, кого он хотел бы (или, наоборот, не хотел бы) видеть в числе других акционеров компании-цели, а также ряд других вопросов. Далее проводится работа по поиску потенциальных целей, предварительные переговоры, первичный "отсев". Затем - due diligence - комплексная проверка компании-цели. Желательно, чтобы консультант максимально широко раскрыл все ключевые риски для покупателя. Параллельно проводится структурирование сделки и все "обвязывается" соответствующими договорами.

Если вы работаете на sell side (продажа всего бизнеса или привлечение портфельных/стратегических инвесторов), то вдобавок ко всему прочему вы, как правило, должны организовать и структурировать весь процесс, а также обеспечить достаточный объем информации для потенциальных покупателей/инвесторов.

Наверное, со стороны все выглядит достаточно просто, но наш опыт показывает, что нет ни одной одинаковой сделки, каждый раз вы начинаете практически с нуля. Сделки такого рода весьма насыщены юридическими моментами, еще больше - финансовыми и бизнес-аспектами. Но в любом случае ключевым моментом, более чем в других видах услуг, является построение человеческих отношений: правильных отношений между клиентом и консультантом, между самими финансовыми и юридическими консультантами с обеих сторон, и, естественно, отношений между потенциальными партнерами. Решение юридических или финансовых вопросов, как ни странно, зачастую уступает первенство решению вопросов человеческих отношений.

Николай Варенко, управляющий директор VISOR Investment Solutions:

- Каковы особенности бизнеса по слиянию и поглощению компаний?

- Этот бизнес часто связан с ореолом таинственности и воинственности, что далеко от реальности. Чтобы придумать сделку, 95% информации находят в открытых источниках: Интернет, газеты, законодательство. Вопрос только в анализе и творчестве на стыке знаний бизнеса. Еще нужны финансовые, юридические и технические знания. Требуется также определенное знание жизни, так как слияние и поглощение затрагивает огромное количество людей: акционеров, миноритариев, органы власти, менеджеров, контрагентов и т.д. Любое слияние и поглощение - это смена собственника, событие, которое всегда сложно переживать, потому что это стресс, неизвестность, опасения потери работы. Консультант сталкивается с более высоким уровнем эмоциональности.

В этом бизнесе есть и неписанные этические правила. Невозможно работать успешно, если эти правила не соблюдаются, поэтому агрессоры здесь не приживаются.