Зеркало бизнеса

Рост числа сделок на казахстанском рынке слияний и поглощений практически не сказывается на его качестве. А ведь игра по цивилизованным правилам смогла бы значительно увеличить шансы среднего бизнеса на получение дополнительных источников капитала

Зеркало бизнеса

Хотя казахстанский рынок слияний и поглощений менее развит по сравнению с аналогичными рынками Украины и России, он обладает большим потенциалом роста. К такому мнению единодушно склоняются участники рынка. Причина тому - успешные структурные преобразования казахстанской экономики. Макроэкономическим фоном активизации рынка явились высокие темпы экономического роста. Совокупный рост ВВП Казахстана за последние пять лет составил более 50%, в 2004 году валовой внутренний продукт вырос на 9,4%. Благоприятный инвестиционный климат позволяет Казахстану лидировать по объему прямых инвестиций на душу населения среди государств СНГ. Начиная с 1993 года и до настоящего времени объем поступления прямых иностранных инвестиций составил почти 40 млрд долларов. С 2001 года в экономику страны ежегодно привлекалось по 4-4,5 млрд долларов прямых иностранных инвестиций, а в 2004 году их объем возрос до 8,4 млрд долларов.

На микроэкономическом уровне увеличение числа сделок объясняется тем, что для крупных игроков период первоначальной консолидации активов уже прошел, и встал вопрос: куда идти дальше? Большинство крупных казахстанских компаний стали выстраивать среднесрочные стратегии развития бизнеса, оценивая при этом целесообразность владения тем или иным активом. Другим стимулом роста числа сделок явились высокие цены на сырье: у компаний возникли избыточные денежные средства, которые они активно стали направлять на увеличение рыночной доли.

Экспансия и синергия

Специалисты считают, что компании, диверсифицирующие бизнес путем слияния или поглощения, ставят перед собой две основные цели - стратегическую экспансию и синергетический эффект.

Стратегическую экспансию чаще всего преследуют иностранные стратегические инвесторы при приобретении казахстанских активов. По оценке компании Ernst&Young, в 2004 году суммарная стоимость купленных казахстанских компаний составила 0,7 млрд долларов США, что вдвое превышает показатель 2003 года. При этом наибольший объем сделок пришелся на нефтегазовую, телекоммуникационную, пищевую отрасли. Наиболее активными за последние 2-3 года на нефтегазовом рынке являются китайские инвесторы, которые все чаще выходят с предложением приобрести ту или иную нефтяную компанию со значительными запасами углеводородного сырья, что говорит о намерении потенциальных покупателей долгосрочно закрепиться на казахстанском рынке. В качестве примера можно привести сделки по приобретению доли в СП "СазанКурак" у First International Oil Company и ТОО "Айдан Мунай". Еще одним подтверждением стратегической направленности сделок может служить нашумевшая сделка по приобретению российским "Вымпелкомом" 100%-ной доли в ТОО "КаР-Тел". "Вне всяких сомнений, данная сделка была осуществлена "Вымпелкомом" в соответствии со своей стратегической программой. Хотя, возможно, ввиду ограниченности лицензий на предоставление сотовой связи в Казахстане и высокого интереса иностранных инвесторов к Казахстану стоимость сделки, озвученная в средствах массовой информации, является завышенной по сравнению со стоимостью аналогичных приобретений в России", - считает управляющий директор компании "Сентрас Секьюритиз" Ерлан Балгарин.

В стратегической экспансии заинтересованы, но уже за пределами Казахстана, и крупные казахстанские компании, преимущественно банки, активно приходящие на рынки пока что ближнего зарубежья. Банки понять можно: географически они всегда должны быть там, где ведут бизнес их клиенты. Развитие рынка слияний и поглощений позволяет отечественным кредитным учреждениям увеличивать их кредитные портфели. Так, по подсчетам специалистов компании RG Securities, на заемные способы финансирования покупки поглощаемых компаний приходится около 80% заключаемых сделок. Основным стимулом покупки бизнеса в кредит является доступ казахстанских компаний к "длинным" деньгам. В той же Грузии или Таджикистане инвестиционные проекты можно окупить за 2-3 года, так как развитие экономик этих стран сильно отстает от казахстанских темпов. Для сравнения, в Казахстане этот срок составляет уже 5-7 лет за счет более высоких издержек бизнеса.

Что касается синергетического эффекта сделок, то при слиянии его добиваются компании, работающие в одном секторе и имеющие общих акционеров или бенефициаров. При совершении таких сделок удается достичь усиления экономической эффективности компании и, как следствие, повышения ее рыночной стоимости. Среди таких сделок можно отметить поглощение компаний со стороны Nelson Resources Ltd. и Chapparal Resources Inc. На рынке пенсионных услуг - слияние НПФ "Улар" и "Умит", консолидация Банком ТуранАлем пенсионных активов путем объединения фондов "Курмет" и "Казахстан", где банк владел контрольными пакетами акций. А также поглощение НПФ "ABN AMRO КаспийМунайГаз" самого мелкого фонда - корпоративного "Филипп Моррис Казахстан". Теперь на рынке остался единственный корпоративный фонд, который, несмотря на устойчивые рыночные позиции (по итогам 2004 года у него 2,7% рынка), все же не может рассчитывать, по оценкам экспертов, на динамичный рост в рамках одной корпорации.

Большие возможности

Участники рынка говорят о большом потенциале рынка слияний и поглощений в Казахстане, увеличении количества и объема сделок. Этому будет способствовать дальнейшее развитие национальной экономики и, в первую очередь, добыча и переработка нефти. К примеру, потребности в инвестициях для развития нефтехимического комплекса Казахстана до 2015 года оцениваются в 3,8 млрд долларов. Еще одним фаворитом эксперты Ernst&Young называют сектор торговли товарами народного потребления. Однако с этим утверждением не все согласны. По мнению специалистов TuranAlem Securities, сети розничного бизнеса менее привлекательны для покупки иностранными инвесторами из-за сравнительно небольшого количества населения, некомпактно расселенного по территории, что приводит к большим транспортным расходам. А в компании VISOR Investment Solutions предполагают, что помимо добычи и переработки полезных ископаемых, наиболее удачными будут покупки компаний в отраслях, где "производитель должен быть ближе к рынку", в частности в пищевой промышленности.

Неплохие перспективы и у телекоммуникационного рынка. Учитывая, что два сотовых оператора фактически контролируют весь рынок Казахстана в беспроводной связи, видимо, есть интерес других инвесторов к тому, чтобы вклиниться в этот привлекательный сегмент бизнеса. Здесь есть куда расти. Сегодня уровень проникновения (количество сотовых телефонов на 100 человек) в России составляет 50, в Казахстане - 15, в Узбекистане - 2.

Наше государство косвенно стимулирует сделки слияния и поглощения путем продажи своих долей в ключевых компаниях. Так, правительство утвердило перечень крупных объектов приватизации, подлежащих продаже. В него вошли: АО "Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение" (ССГПО) с 39,5%-ной долей государственного пакета акций, АО "Казцинк" - 27,64%, АО "Транснациональная компания "Казхром" - 31,37%, ЗАО "Павлодарский нефтехимический завод" - 45,16%, Накопительный пенсионный фонд "ГНПФ" - 100%, АО "Евроазиатская энергетическая корпорация" - 25,18%, АО "Казахстанский оператор рынка электроэнергии и мощности" - 100%, АО "Национальная морская судоходная компания "Казмортрансфлот" - 50%. С другой стороны, ужесточение нормативных требований также приводит к росту сделок. К примеру, Агентство финансового надзора требует увеличить к 2007 году капитализацию страховых организаций в 4-5 раз. Компании, неспособные выполнить это требование, будут вынуждены либо ликвидироваться, либо продаваться.

Качество роста

Несмотря на увеличение числа сделок, их качество все еще остается невысоким. Главный минус - закрытость и непрозрачность большинства казахстанских компаний. Владельцы компаний предпочитают договариваться о сделках непосредственно друг с другом, без привлечения финансовых консультантов. Поэтому структурирование и организация финансирования сделок по слиянию или поглощению осуществляются силами штатных специалистов компании и приглашенными юридическими консультантами. Причина банальна - бизнес не любит афишировать структуру собственности и количество денег компании, дабы избежать оплаты налогов. Отсутствие финансовых консультантов приводит к непрозрачности сделок на рынке, не способствуя тем самым определению справедливой рыночной стоимости приобретаемых активов.

Рынок слияний и поглощений слаб еще и потому, что в республике не развит рынок акций: предприятие находится в руках конкретного владельца, и собрать на открытом рынке большой пакет акций - задача трудоемкая, часто невыполнимая. Иногда спрос на интересные активы значительно превышает предложение, что ведет к неадекватным ожиданиям многих продавцов. "Из-за того, что экономика перегрета, многие цены на приобретаемые пакеты акций, особенно в нефтегазовой отрасли, можно считать завышенными", - считает управляющий директор компании "Сентрас Секьюритиз" Ерлан Балгарин. Если компания все же прибегает к услугам финансового посредника, стоимость таких сделок носит конфиденциальный характер. Исключение составляют лишь публичные компании, которых статус обязывает раскрывать данные о своих крупных сделках. Поэтому на сегодня отсутствует аккумулированная информация по объемам рыночных сделок, что не позволяет объективно оценить емкость рынка слияния и поглощения. "Если взять для сравнения мировую практику, то там треть обращаемых на бирже акций используется для проведения слияний и поглощений. Капитализация казахстанского рынка акций составляет 4,8 млрд долларов, соответственно, можно считать, что потенциал сделок равен 1,6 млрд долларов, - уверен председатель правления компании RG Securities Айдар Оспанов. - Однако в Казахстане сейчас основным объектом слияния и поглощения являются предприятия "среднего эшелона", которые не котируют свои акции на фондовой бирже, в связи с чем оценить их реальную капитализацию сложно".

Еще одна особенность отечественного рынка - наличие подавляющего большинства непрофессиональных собственников, людей, для которых данный бизнес единственный. Профессиональных капиталистов, готовых использовать благоприятный момент на рынке для продажи одного бизнеса и покупки другого, очень мало. "По своей сути наши собственники - это и бизнесмены, и управляющие компанией одновременно. Заработав первый миллион, они решают остаться в рамках одной отрасли, одного региона, - поясняет управляющий директор компании VISOR Investment Solutions Владислав Ким. - Кроме того, их менталитет таков, что сразу же после продажи одного бизнеса, они тут же хотят получить от консультанта предложения, где на вырученные деньги купить другой. Но консультантам не всегда удается находить счастливые комбинации". Помимо этого, менталитет казахстанских собственников влияет и на форму сделок. В Казахстане бизнесмены не любят слияний, потому что собственник он же и менеджер. Компании, которыми управляют их владельцы, слить нелегко, так как заключение сделки упирается в трудноразрешимый вопрос: кто же будет управлять объединенной компанией? Ситуация изменится лишь тогда, когда нынешние собственники начнут наконец-то делегировать полномочия управленцам. К этому, возможно, их подтолкнет понимание возможностей расширения источников кредитования. В последнее время мировой фондовый рынок обращает все большее внимание на ценные бумаги средних и малых компаний. Распространена практика, когда перед осуществлением IPO разрабатывается и реализуется стратегия объединения компаний. Чем раньше отечественный бизнес поймет выгоды от прозрачности сделок, тем быстрее он подготовится к вхождению страны в ВТО и составит достойную конкуренцию иностранным компаниям.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики