НПО в центре внимания

Конфликт между правительством и некоммерческими организациями выявил непонимание в разных кругах общественности сути гражданских институтов

НПО в центре внимания

Принятые парламентом законопроекты фактически ставят НПО под контроль органов власти. На вопросы о ситуации, сложившейся вокруг неправительственных организаций, отвечает Валентина Сиврюкова, президент Конфедерации НПО Казахстана.

- Валентина Андреевна, действительно ли НПО создают социальную напряженность в обществе и являются зачинщиками государственных переворотов?


Валентина Сиврюкова

- Нет. Напротив, НПО снимают напряженность в обществе и переводят назревающие конфликты в цивилизованное русло. НПО призваны представлять интересы разных социальных групп, способствуя тем самым решению социальных проблем. Они осуществляют это как самостоятельно, так и на основе сотрудничества с органами власти. Я говорю о тех НПО, которые работают в правовом поле. Что касается "зачинщиков переворотов", то гипотетически их можно предположить в различных структурах. Но при этом должна совершенствоваться работа правоохранительных органов, например Комитета национальной безопасности, и не следует обвинять априори неправительственные организации. Если следовать логике в отношении НПО, то придется ставить под полный контроль органов власти и бизнес-структуры, и сами органы власти. Возникает абсурдная ситуация.

Обсуждение в парламенте законопроектов, касающихся некоммерческих организаций (международных и зарубежных), позволило сделать очень важные выводы: что депутаты, которые выступали "за" и "против", недостаточно осведомлены о том, что же такое на самом деле НПО. Об их предназначении и деятельности, на каких принципах они получают финансирование, как формируют свои проекты, насколько они нужны и полезны обществу. Кстати, все НПО имеют юридическую регистрацию, счета в банках, отчитываются перед налоговыми комитетами и статистическими органами.

- Могли бы вы привести успешный пример работы одной из НПО?

- Конечно, успешных примеров настолько много, что трудно определить лучший. Каждая НПО не похожа на другую и фактически осуществляет инновационную деятельность в рамках выбранной миссии. Если мы говорим примерно о двух тысячах реально работающих НПО, то это такое же число успешных дел. Неуспешная НПО нежизнеспособна.

В качестве примера приведу Агроконсалтинговый центр. Он осуществлял проект по развитию частного предпринимательства на селе. Специалисты этой НПО обучали сельчан основам предпринимательства: как выбрать дело, как написать бизнес-план, как составить бюджет, как вести бухгалтерию и так далее. Затем НПО выступала гарантом при получении ими кредита в банке, осуществляла мониторинг за развитием бизнеса. Это трудоемкая индивидуальная работа, но создающая необратимость процесса. Эти люди уже не будут бедными, они научены выживать и искать выходы из сложных ситуаций.

Или другой пример: Диабетическая ассоциация Казахстана создает сеть школ для больных диабетом. Непосвященным это может показаться неинтересным. На самом деле это - "живительный родник" для тех, кого постигла болезнь на всю жизнь. Школа обучает, как с ней жить, как преодолеть страх и панику, как построить отношения с близкими.

Клубы поиска работы учат безработных не только как найти работу, но и как быть конкурентным на рынке труда.

Центр социальной и трудовой реабилитации детей и подростков с нарушенным развитием занимается ранним выявлением нарушений у новорожденных и их коррекцией, что является профилактикой от устойчивой инвалидности.

- Как можно в отношении этих и других НПО объявлять презумпцию виновности? А если есть нарушители законов, то применять к ним меры реагирования?

- Что касается Киргизии, то там достаточно большое количество НПО создавалось по инициативе госвласти. Зарубежные доноры при этом нередко отмечали, насколько активно развивается неправительственный сектор, как "власть демократична". Но это как раз пример так называемых квази-НПО. Неправительственные организации должны вырастать снизу по инициативе людей, исходя из реальных проблем. В этом случае это будут востребованные, устойчивые НПО. Представители власти Киргизии поняли, что донорские деньги можно использовать на решение проблем местных сообществ в виде ирригационных систем, ремонта зданий, строительства мостов и так далее. Но при этом НПО не стали институтами развития гражданских инициатив, обучения населения жизни в новых экономических условиях. В результате многие социальные слои остались в стороне, не участвуя в политической и экономической жизни. Люди не влияли на ситуацию. Если бы все киргизские НПО создавались снизу по инициативе социальных групп и для защиты их интересов, это бы помогло снимать социальное напряжение, а не создавать его. Когда НПО вырастает по инициативе снизу, то это дерево, у которого есть корневая система, а не трава перекатиполе. Мне представляется важным урок из опыта Киргизии: нужно развивать систему НПО на основе реальных потребностей общества. В Киргизии псевдо-НПО не смогли выполнить свои подлинные функции, ярким тому подтверждением явились бишкекские погромы. Это и был эффект "перекатиполе": ветер подул - и ком несется, обрастая на своем пути.

- Как вы относитесь к идее уменьшения иностранного финансирования международными организациями и к переходу к государственному финансированию НПО?

- Это естественный процесс. Политика международных и зарубежных донорских организаций выстраивалась в нашей стране, как и в других странах, не пожизненно, а на определенное время. При этом определялись приоритеты для каждого временного периода и по мере оценки экономического и общественного развития. Главной их целью было создать устойчивую систему неправительственных организаций, помочь им прочно встать на ноги, способствовать развитию внутренних источников финансирования их деятельности. Например, в Польше на данном этапе международные доноры финансируют в основном обучающие программы, которые реализуют отдельные польские НПО для стран СНГ, постсоциалистических государств. А НПО, работающие на внутренние потребности, получают средства из бюджета, от бизнеса. Зарубежные гранты сведены почти к нулю. По польским законам НПО, которые получают деньги от бизнеса, обязаны предоставлять в органы местной власти отчеты о своей деятельности. Логика здесь проста: бюджет недополучает средства от бизнеса, поэтому власть должна знать, на что они расходуются. НПО это воспринимают нормально.

- Принятые законы направлены против так называемых опасных НПО, о которых говорят отдельные депутаты и КНБ?

- После "цветных революций" у некоторых парламентариев и чиновников сработал стереотип: поиск виновного. Виновными объявлены НПО: нужно поставить их под полный контроль. Но это неэффективный путь решения проблемы обеспечения безопасности страны. Фактически это попытка контролировать законопослушные организации, которые так же, как инициаторы законов, выступают за безопасность страны.

С точки зрения борьбы с коррупцией эти законы как раз направлены на расширение коррупционного поля, но уже на уровне рядовых государственных служащих, к которым должны идти руководители НПО испрашивать разрешения, получать согласие. Цель законов и механизмы не совпадают. Для того чтобы вопрос был рассмотрен быстрее, к чиновникам пойдут с подарками, и аппетиты будут расти.

Но есть другая очень большая опасность - это уход из неправительственного сектора зрелых лидеров, профессионалов своего дела. Кто-то уйдет в бизнес, кто-то в оппозицию. Потребуется десяток лет, чтобы вновь сформировался мощный состав общественных лидеров.

- Какие-то плюсы у этих законопроектов есть?

- Во-первых, о неправительственных организациях заговорили в обществе. В политтехнологиях существует такой подход: ругают или хвалят - разницы нет, лишь бы правильно звучало имя. Благодаря этим законам НПО получили такую популярность, что будет большой ошибкой этим не воспользоваться. Кстати, я убеждена в том, что курс страны на демократию неизменен. Сейчас на всеобщее рассмотрение и обсуждение вынесен проект концепции развития гражданского общества в Казахстане. Все это никак не согласуется с попытками свернуть деятельность неправительственного сектора в стране.

Во-вторых, НПО поняли, что необходима консолидация для усиления своих позиций и влияния в обществе, в том числе и в парламенте.

В-третьих, лидеры НПО задумались, за кого они голосовали из депутатов и насколько эти народные избранники ориентированы на общественные интересы.

В-четвертых, произошедшее привело к выводу о том, что в обществе нет достаточно четкого видения сектора НПО. Слабое представление о деятельности НПО было не только у тех, кто против общественных организаций, но и тех, кто за.