Срочно требуется свой стиль

У Казахстана должен быть свой дух в архитектуре. Так считает директор департамента архитектуры и градостроительства акимата Астаны Шохан Матайбеков

Срочно требуется свой стиль

- Новостройки Астаны - как дежа вю. Одно здание похоже на Дом на Набережной, другое - уменьшенная копия Генерального штаба в Петербурге, есть даже Медный всадник. Перепевы знаменитых творений зодчих. Этому смешению стилей даже придумали название - евразийское направление. И все-таки, в чем причина хаотичной застройки?

- Когда Астана только становилась столицей, никто не верил в реальность замысла. Инвесторов завлекали всеми силами. И тогда место и облик здания определял практически целиком инвестор. В первую очередь было использовано пространство набережной Ишима.

- Так же возникли здания в старом центре, во дворах, названные уплотненной застройкой, которые и сейчас вызывают массу нареканий?

- Да, но еще и другое. На переломном этапе, при смене формаций, происходит рождение новых стилей: барокко, классицизм, ампир, конструктивизм. А у нас смена формаций произошла, а стиль не появился. Начинают вытаскивать все - и сталинский ампир, и псевдоклассицизм. Много здесь проектов различных стилей, в том числе московских, не все из них мне нравятся. Круглая площадь, на мой взгляд, не очень хорошо получилась. Но ведь очень много еще зависит от заказчика. А заказчик порой говорит, что видел здание, например, в Москве или Эмиратах, - хочу похожее. Нам надо срочно искать свой стиль. По технологии, по материалам, по высотности или другим критериям мы никого не обгоним. Потому что все это уже придумано. Нам остается единственное - делать свою архитектуру, ни на кого не похожую. Возьмем ОАЭ и Иорданию. Высотные дома из стекла и бетона в Эмиратах кажутся чужеродными среди песков. А в Амане городок из белого ракушечника прекрасно вписывается в природный ландшафт. Очень симпатичный городок. Архитектура ведь не измеряется высотой зданий или количеством гранита и стекла.


Шохан Матайбеков

- Да, очевидно, нам нужно вырабатывать свой стиль. Но кто это будет делать? Есть у нас архитекторы соответствующего уровня?

- Это должно решаться на конкурсной основе. Может, "серый" архитектор вдруг с каким-то проектом выстрелит и победит мэтров. Я сейчас стараюсь ломать психологию инвесторов, уговариваю объявлять конкурсы. Говорю, что уйдет где-то 10-20 тыс. долларов, но вы получите идею, которая стоит дороже.

- Решающее слово в реализации проекта остается за акимом?

- Судьба проекта решается голосованием на градостроительном совете. Но не все застройщики приносят полноценные проекты. Бывают и дилетантские работы.

- Те, которые выполнены архитекторами других фирм, не горархитектуры?

- Нет. Я три месяца работаю - и могу сказать, что мы не делим проектировщиков на "своих" и "чужих". Ничьи интересы мы не лоббируем. Есть только интересы застройщика и интересы города. На градостроительный совет приходят проектировщики, которых я не знаю. Но до заседания градостроительного совета отдел согласования проектов рассматривает проект на обязательное соответствие ряду требований. Для жилых комплексов это: обеспечение паркингами, детскими учреждениями, соответствие ПДП (плану детальной планировки), соответствие санитарным и противопожарным нормам. На начальном этапе серьезным переделкам подвергаются процентов тридцать проектов. Сразу никто не проходит.

- Вы диктуете инвесторам условия?

- Строительство идет в согласовании с генпланом - в каком районе что строить: жилой дом, офис либо детский сад. Однако пока застройщики выбирают места с наименьшим объемом сноса. Поэтому создается впечатление, что строительство на правом берегу идет хаотично. Отчасти да. Иногда приходится заставлять инвесторов, чтобы они занимались кварталом целиком, с инфраструктурой, автостоянками.

- Значит, вернее говорить о поиске с инвесторами компромиссных вариантов.

- Конечно, мы ищем золотую середину. Город не может проигрывать. У него свои интересы - дороги, расширение улиц. Инвестор ведет снос не только под свой объект, но и под расширение улиц, создание инфраструктуры. Если такими же темпами инвесторы будут продолжать идти, то через пять-шесть лет город, в том числе правобережье, ждут разительные перемены.

Проблема номер один

- Вы сказали, что уговариваете инвесторов строить детские учреждения, но в старой части города почти нет места!

- Мы пытаемся решить проблему с детскими садами, школами. Под школу на 1200 мест нужно около 3 га, а под детсад на 350 мест - около 1 га. Столько места найти практически невозможно. Акиматом принята программа о выделении в строящихся жилых комплексах 5% от площади под детские дошкольные учреждения - как встроенные, так и отдельно стоящие.

- Это уже осуществляется?

- Да, такие проекты уже реализованы в нескольких новостройках. Для инвесторов это немалая нагрузка. Другое дело - кому их передать на баланс. Эту юридическую сторону тоже надо регулировать. Но все же выход есть. Имеющиеся помещения можно поменять. Сейчас в зданиях некоторых бывших детсадов размещаются офисы, госслужбы. Им можно предложить переехать в новые дома. Также немало освобождается административных зданий на правом берегу. Детские сады и школы на сегодня для старого города - проблема номер один. Если мы станем использовать здания детских садов, где располагаются госучреждения, по назначению, это снимет напряженность с местами в городе хотя бы наполовину.

- А как вы собираетесь находить место для школ?

- Под школы выделяются земли со сносом. В этом году запланировано строительство пяти школ. За чей счет? Государственный. Заказчики - департамент строительства. Деньги уже выделены. На некоторых площадках начинаются работы по сносу.

Эконом-класс пользуется спросом

- Сейчас реализуется жилищная программа. Все больше нужно жилья эконом-класса. Как реагируют на потребности рынка строительные компании? Что они предлагают?

- Понятия "жилье элит-класса, бизнес-класса" в СНиПах нет. Это разделение придумано потребителями. В свое время Хрущевым была поставлена задача - обеспечить всех граждан благоустроенным жильем. Началась массовая застройка четырех-, пятиэтажками, после названных хрущевками. Сейчас это слово стало нарицательным и используется для обозначения малогабаритного жилья с крохотными кухнями, туалетами, проходными комнатами, "распашонками". Но тогда проблема-то практически была решена. И с поставленной задачей архитекторы и строители блестяще справились. Жильем народ обеспечили. Но жизнь не стоит на месте. Люди стали жить лучше, а домостроение осталось на прежнем уровне. К тому же жилье стало строиться более медленными темпами. Не происходило замены на квартиры лучшего класса. Теперь навалились проблемы обеспечения жильем тех, у кого его нет, и предоставления более комфортабельных условий проживания тем, кто живет в тех же хрущевках.

- Кстати, так называемые сталинки всеобщей обструкции не подвергаются - напротив, относятся к "золотому фонду", хотя по возрасту старше хрущевок.

- Их в десятки раз меньше. Понятие элитного жилья все время меняется. Сначала была реализована мечта советского народа о больших кухнях, туалетах и прихожих. Затем к элитному жилью стали относить квартиры огромной площади. Сейчас добавляется требование к дому: чтобы был малоквартирным, обособленным, охраняемым, с подземными гаражами, в тихом, зеленом квартале. Изменилось и понятие среднего жилья. Строительные компании ведут маркетинговые исследования.

- К какому выводу приходят?

- Сегодня рынок жилья элит-класса практически насыщен. Растет спрос на жилье эконом-класса или бизнес-класса. Это хорошая тенденция. Сейчас идут согласования жилья среднего класса. Это, например, 3-комнатные квартиры площадью 90-100 квадратных метров, 2-комнатные - около 60 квадратных метров.

- До революции проблема жилья решалась в основном за счет сдачи квартир, строительства доходных домов, затем возводились общежития. Сейчас что-то подобное есть?

- Частные инвесторы стали проявлять интерес к общежитиям. Уже несколько довольно крупных общежитий были одобрены на градостроительном совете. Причем участки земли выделяются со сносом.

Защити себя сам

- В строительстве жилья среднего класса используются новые экономичные технологии?

- Инвесторы приносят новые технологии. Какие - им виднее. Они больше болеют за свои деньги, чем мы. Появляются новые конструкции, строительные смеси, материалы. Наша задача - регулирование городской застройки. Но последнее время мы перестали согласовывать как отделочный материал алюкобонд (он морально устарел) и советуем переходить на керамогранит, облицовочные камни.

- Керамогранит дороже?

- Качественный алюкобонд тоже дорогой. Дело в том, что мы согласовываем материал, но не производителя. Поэтому берут самый дешевый - китайский. Керамогранит китайского производства все равно дороже и немного лучше. Есть другие облицовочные материалы, в том числе кирпич.

- Какие рычаги есть у города, чтобы влиять на качество застройки?

- После градосовета заказчик приносит нам эскизный проект. Это фасады, планы, разрезы и применяемые материалы. Мы согласовываем данный проект, затем он проходит экспертизу. Потом в Госархстройконтроле (ГАСКе) получают разрешение на строительно-монтажные работы. Согласно этому проекту ГАСК и должен контролировать. У нас тоже есть отдел освоения участков, который осуществляет функции контроля, но меры принимаются ГАСКом. Мы даем застройщику предписания и уведомляем ГАСК, что на объекте имеются нарушения. Кроме того, есть авторский надзор, технадзор, которому платит деньги застройщик.

- Все эти надзоры не работают.

- Есть ассоциация застройщиков. И эта ассоциация выбирает технадзор, заключает с ним договор и платит. Надо создавать ассоциацию покупателей жилья. Наверное, нужно усилить полномочия ГАСКа. Мы не можем сами кому-то разрешать, кому-то запрещать. Я думаю, надо внести дополнения в законодательство по защите прав потребителей. И потом, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Надо тысячу раз проверить фирму, которой собираетесь отдать деньги.


Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности