Прямые явные угрозы

Итоги встречи в Астане президентов стран ШОС позволяют говорить о том, что эта структура всерьез претендует на роль игрока, способного оказывать геополитическое и военное влияние на происходящие в мире события

Прямые явные угрозы

Впервые за десять лет существования ШОС (если брать во внимание "Шанхайскую пятерку", ставшую родоначальницей нынешней организации) ее участники позволили себе несколько резких заявлений в адрес других стран и международных организаций. По подсчетам президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, страны ШОС вместе с государствами, имеющими статус наблюдателей, объединяют половину населения Земли и, значит, с этой организацией нельзя не считаться. Возможно, расчеты Нурсултана Абишевича немного преувеличенны, но в глобальном смысле он прав: Россия и Китай предпринимают серьезные шаги, чтобы ликвидировать монопольность США как единственной супердержавы в мировом пространстве. Владимир Путин считает, что ШОС приобрела международный авторитет как серьезная региональная организация и принятая по итогам саммита декларация отражает понимание, что в международных делах можно действовать, "не навязывая шаблоны и стандарты силой или угрозой ее применения". "Каждая страна, входящая в ШОС, имеет свои интересы, и эти интересы диктуют им находиться в составе ШОС. Если одной краской на карте обозначить те страны, которые сегодня входят в ШОС, то после того, как (в качестве наблюдателей) в нее вошли Иран, Индия и Пакистан, можно представить, каков стал ее потенциал", - говорит президент Узбекистана Ислам Каримов.

Президенты стран ШОС во время своих встреч всегда говорят на военно-политические темы. Однако итоги астанинских переговоров оказались беспрецедентно милитаризованными. Это не случайно: череда "цветных революций" в постсоветских странах, в том числе в Киргизии, являющейся членом организации, заставила участников ШОС более активно искать меры противодействия угрозе свержения существующих режимов в своих государствах. Не секрет, что первыми "в очереди" на революцию стоят Узбекистан и Казахстан. В Таджикистане, также члене ШОС, опасность "демократической революции" минимальна. Президенту страны Эмомали Рахмонову стоит опасаться прежде всего ухудшения внутриполитической обстановки, связанного с ростом противоречий между правящим кланом и группировками, входящими в годы гражданской войны в состав объединенной таджикской оппозиции.

Тон обсуждению проблем "цветных революций" задал исполнительный секретарь организации Чжан Дэгуан. По его мнению, экспорт готовой модели социального развития "не может привести к прогрессу общества", наоборот - "создаст хаос, нарушит нормальный процесс политического и экономического развития, отбросит общество назад". Ислам Каримов говорит, что Центрально-Азиатский регион в настоящее время находится в "состоянии стратегической неопределенности". "Это клубок, подчеркиваю, клубок очень сложных противоречий, которые требуют своего разрешения", - эмоционально заявил узбекский лидер. "Возможности и ресурсы, которыми располагают желающие дестабилизации в регионе силы, не могут не вызывать озабоченность и тревогу у всех государств и людей, которые переживают за судьбы народов, живущих в этом регионе", - считает он. Кроме того, по мнению Каримова, последние события в ЦА, прежде всего попытка вооруженного восстания в Андижане, способствовали тому, что "на поверхность вышли только отдельные проявления большого стратегического, далеко идущего плана, конечной целью которого является изменение в свою пользу политического, экономического расклада сил и доминирования в Центрально-Азиатском регионе". С господином Каримовым солидарен господин Рахмонов. "Центральная Азия, по всей видимости, в ближайшие годы станет местом геополитического и геостратегического противостояния различных сил", - говорит он.

Председатель КНР Ху Цзиньтао считает, что страны Центральной Азии должны самостоятельно выбирать свой путь развития "согласно национальной специфике": "...Они достаточно мудры и способны наладить дела у себя дома и в регионе". Мнение Китая, наряду с Россией являющегося системообразущим государством ШОС, стало ключевым для определения общей позиции участников организации, которые решили сообща способствовать развитию стабильности и процветанию в Центральной Азии.

Наиболее ярким моментом саммита, без сомнения, стало требование к странам антитеррористической коалиции, проводящим операцию в Афганистане, определиться со сроками вывода своих подразделений с территории Узбекистана и Киргизии: мол, в Афганистане ситуация уже стабилизировалась, и необходимости содержать военные базы НАТО в регионе ЦА нет. Это требование впрямую отвечает интересам России и Китая (причем, как видится, в равной степени). Не секрет, что Россию и Китай изначально не устраивали расплывчатые сроки пребывания войск НАТО в Киргизии и Узбекистане: до улучшения ситуации в Афганистане. Что считать "улучшением ситуации", до сих пор непонятно. Ислам Каримов, введя ограничения на действия военной базы в Ханабаде, недвусмысленно дал понять, что прежней любви к США у него уже нет. Президент Киргизии Курманбек Бакиев также поддержал решение своих коллег по ШОС - свои выгоды от размещения военной базы его страна уже получила, а дальнейшее пребывание натовских военных подразумевает ухудшение отношений с Россией и Китаем. По сути, страны ШОС предъявили США и НАТО своеобразный ультиматум, косвенно подтвердив, что готовы самостоятельно обеспечивать безопасность "подведомственного" региона. Реакция США уже известна - договоры носят двусторонний характер, и будущее военных баз будет определено после непосредственных консультаций с руководством Киргизии и Узбекистана. Поэтому в ближайшем будущем нам предстоит наблюдать за увлекательной борьбой между великими державами за влияние в Центральной Азии. Борьбой, где могут быть хороши любые средства.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики