Смягчение строгого режима

Решение Китая о ревальвации национальной валюты преподнесло неприятный сюрприз для третьих стран: ожидаемые выгоды от экспорта в Китай будут незначительными, и с ними вряд ли соизмерим эффект от грядущего удорожания китайских товаров

Смягчение строгого режима

Отказ Китая от стабильности обменного курса юаня иначе как уступкой внешнему давлению не назовешь. В течение последних десяти лет Китай твердо фиксировал свою национальную валюту на уровне 8,3 юаня за доллар. Как результат - стремительно увеличились объемы китайского экспорта и золотовалютных резервов КНР. Страны Запада и в первую очередь США подобный расклад не устраивал вовсе: мощная американская экономика стала все больше ощущать усиливающуюся конкуренцию со стороны китайских импортеров. В то же время для Вашингтона в последние годы актуализировалась проблема торгового дефицита, решить которую можно было бы с помощью девальвации доллара по отношению к юаню. Именно поэтому Вашингтон все настойчивее стал требовать от Пекина изменить его валютную политику. Дошло до того, что из Белого дома пригрозили введением протекционистских мер, что, безусловно, не соответствует интересам Китая.

Долгое время Китай отказывался идти на какие-либо уступки. В пользу Китая высказывались даже нобелевские лауреаты по экономике, которые уверенно заявляли о том, что бурное развитие китайской экономики идет на пользу всему миру, включая США. В случае же ревальвации или введения плавающего курса, предупреждали они, и сам Китай, и весь регион ждет чертова дюжина негативных последствий - от сокращения прямых иностранных инвестиций до дестабилизации обстановки в Юго-Восточной Азии. И вот Центральный банк Китая 21 июля неожиданно сменил ориентиры, объявив о том, что курс национальной валюты будет определяться по отношению не к доллару США, а к корзине валют, хотя стабильность валюты все еще в интересах КНР. Курс может изменяться в пределах 0,3 % относительно доллара и 1,5% относительно других валют, при этом каждый день будет объявляться цена закрытия, которая будет считаться центральной точкой валютного коридора на день вперед. "Главная цель реформы курса юаня - создать систему плавающего валютного курса, которая отвечала бы требованиям соответствия рыночному спросу и предложению и в то же время обеспечивала базовую стабильность юаня на разумном и сбалансированном уровне", - говорилось в заявлении. Аналитики уже обратили внимание на то, что механизм формирования курса юаня, как дракон, имеет пусть не три, но две головы точно. Вряд ли возможно, чтобы курсообразование происходило на основе привязки к корзине валют и чтобы в то же время строго ограничивался курс юаня к доллару. Но китайский Центробанк без тени сомнения собирается совместить несовместимое.

Первым реальным шагом на пути изменения валютной политики стала ревальвация юаня на 2,1% - с 8,3 до 8,11 юаня за доллар. Несмотря на то что большинство аналитиков расценили этот шаг как довольно символический, у ревальвации юаня большое будущее. И потому, что он считается переоцененным едва ли не на 40-70%, и потому, что Пекин очень скоро может понять истинные выгоды от плавающего курса - тогда он уже перестанет бояться удорожания своей валюты. Не в последнюю очередь еще и потому, что ревальвация в настоящий момент расценивается как некое спасительное средство от быстрого роста экономики и явного переинвестирования некоторых отраслей. Более дорогая национальная валюта сделает дешевле импорт и будет стимулировать спрос на него.

Казахстанские эксперты склонны считать, что переход Китая к плавающему курсу юаня улучшит позиции казахстанских экспортеров на китайском рынке: они станут более конкурентоспособны. Хотя структура экспорта в Китай доминирующе сырьевая, и со временем ревальвация юаня может стать незаметной для сырьевых товаров, поскольку с замедлением роста китайской экономики, вероятно, произойдет снижение темпов роста ее спроса на сырье. В то же время китайские товары станут продаваться по более высокой цене, что может еще больше спровоцировать инфляцию, учитывая, что она и без того в Казахстане имеет "потребительское" происхождение. Сейчас данная опасность кажется скорее потенциальной, чем реальной, но это, скорее всего, заблуждение. По последним статистическим данным, из импортируемых товаров заметно снизились цены на лекарства, древесину и текстильные изделия. Зато в первом полугодии 2005 года подорожали масло растительное, чай, кондитерские изделия. Это как раз те товары, которые импортируются Казахстаном, в том числе и из Китая. Даже без ревальвации юаня цены повысились на 13-20% и имеют тенденцию к дальнейшему росту. А укрепление китайской валюты этот процесс может только усилить.

Что касается влияния на валютный рынок, то председатель Национального банка РК Анвар Сайденов уже заявлял о том, что "ревальвация юаня будет оказывать пока только косвенное влияние - через мировой рынок, в частности, доллар и евро". В то же время он сказал, что при расчете реального обменного курса тенге юань имеет достаточно большой удельный вес, так как Китай является одним из основных торговых партнеров республики: среди импортеров он стабильно находится на третьем-пятом местах. В Казахстане реальный обменный курс тенге формируется с учетом валют 24 стран - основных торговых партнеров Казахстана, в зависимости от доли каждой страны в общем товарообороте по выбранной группе. Доля Китая составляет приблизительно одну десятую часть в группе стран, используемых для оценки реального эффективного обменного курса тенге. Однако курс тенге мало подвержен резким краткосрочным колебаниям на мировом валютном рынке - куда большее влияние на его изменение оказывают мировые цены на углеводороды и металлы, которые формируют казахстанский экспорт.