Попросили на выход

Инициативы Узбекистана и Киргизии вывести со своих территорий военные базы НАТО могут серьезно повлиять на расклад сил в геополитическом противостоянии США и России. Америка вынуждена спешно искать новые места для дислокации своих баз в Центрально-Азиатском регионе, Россия и Китай твердо намерены этого не допустить

Попросили на выход

Интрига вокруг возможного вывода из Узбекистана и Киргизии военных баз антитеррористической коалиции, ведущей операции в Афганистане, проявилась в начале июля этого года. На саммите глав государств Шанхайской организации сотрудничества была принята резолюция, в одном из пунктов которой содержалась просьба к США как к лидеру антитеррористической коалиции, определиться со сроками завершения операции в Афганистане и с судьбой военных баз. Инициаторами этой просьбы выступили Россия и Китай, явно озабоченные присутствием у своих границ полноценных военных баз НАТО. Узбекистан и Киргизия эту просьбу поддержали, причем президент Узбекистана Ислам Каримов сделал это настолько явно, что стало понятно: он готов показать пример своему киргизскому коллеге Курманбеку Бакиеву по выдворению янки за пределы своей страны.

Ташкентская нота

Военная база "Карши-Ханабад", которая по всем документам проходит как база К-2, появилась в Узбекистане в октябре 2001 года, когда официальный Ташкент присоединился к антитеррористической коалиции. Подразделения коалиции использовали К-2 для дозаправки следующих в Афганистан самолетов, а также для операций по доставке в соседнюю страну гуманитарных грузов. Двустороннее соглашение было заключено сроком на 1 год с автоматической пролонгацией до тех пор, пока Узбекистан или США не прекратят его действие письменным уведомлением за 180 дней по дипломатическим каналам. До мая текущего года перспективы базы в Ханабаде, где в настоящее время дислоцировано более полутора тысяч военнослужащих коалиции, выглядели достаточно безоблачными. Однако затем произошли андижанские события и жесткий наезд на администрацию Ислама Каримова со стороны США с требованием провести международное расследование причин произошедшей трагедии. Россия и Китай, в свою очередь, полицейские меры господина Каримова по подавлению восстания поддержали. Сначала узбеки запретили авиации коалиции проводить ночные вылеты, затем последовали кардинальные шаги.

В конце июля в посольство США в Узбекистане доставили ноту Министерства иностранных дел Узбекистана, в котором предлагалось прекратить действие соглашения и вывести американский военный контингент с базы в Ханабаде. Заместитель госсекретаря США Николас Бернс убежден, что эта нота стала прямым следствием того, что Америка твердо настаивала на необходимости соблюдения прав человека в Узбекистане. "Нам интересно продолжение сотрудничества в антитеррористической и военной сфере, но нам интересны и права человека, особенно в свете андижанских событий", - говорит он.

Однако в узбекском МИДе "Эксперту" объяснили, что официальный Ташкент считает подобные версии необоснованными. Узбекистан неоднократно обращался в госдепартамент США и к руководству Пентагона с просьбой рассмотреть и решить вопросы, связанные со статусом аэродрома Ханабад. Имелось в виду, что его использование ВВС США неразрывно связано с завершением военной кампании в Афганистане: "как известно, по заявлениям официальных лиц США, активная фаза военных действий в Афганистане завершилась еще в 2002 году". Однако, по словам узбекских дипломатов, американская сторона под различными предлогами уклонялась от решения этого вопроса. "Поэтому всякие попытки навязать общественному мнению версию о политической подоплеке решения узбекского правительства о выводе американского контингента с аэродрома Ханабад надо рассматривать не иначе, как стремление продолжать нагнетать обстановку в узбекско-американских отношениях, искусственно увязывая это решение с событиями в Андижане", - говорят в министерстве.

Слова на веру

Министру обороны США Дональду Рамсфелду пришлось спешно вылетать в Бишкек, чтобы определиться с будущим авиабазы "Манас" сил коалиции, расположенной в 20 км от киргизской столицы и в 30 км от российской авиабазы "Кант". Новые киргизские власти использовали конфликт интересов с максимальной пользой. Накануне визита министра в местных СМИ со ссылкой на представителей госдепартамента США появилась информация о том, что Америка, в случае если "Манас" продолжит свое существование, готова предоставить Киргизии около 200 млн долларов на решение социально-экономических нужд. Кроме того, было обещано увеличить ежегодный размер оплаты за пользование территории (в настоящее время она составляет порядка 50 млн долларов), а также допустить киргизские предприятия к тендерам по поставкам различного рода продукции в Афганистан.

После встречи с Дональдом Рамсфелдом президент Киргизии Курманбек Бакиев сообщил, что сроки пребывания военной базы антитеррористической коалиции в Киргизии полностью зависят от ситуации в Афганистане. "Афганистан еще остается источником напряженности в регионе. События в Лондоне говорят о том, что никто не застрахован от терроризма", - сообщил господин Бакиев. И.о. министра обороны Киргизии Исмаил Исаков в свою очередь сообщил журналистам, что, "по словам Дональда Рамсфелда, ситуация в Афганистане еще далека от стабильной". И у киргизского правительства нет причин не верить этим словам американского министра. Секретарь Совета безопасности Киргизии Мирослав Ниязов лишь подтвердил, что Бишкек рассматривает возможность пересмотра "в какой-то части" соглашения о размещении авиабазы коалиционных сил. В настоящий момент рассматриваются возможности пересмотра некоторой части условий соглашения, заключенного в 2001 году, о размещении на территории Киргизии авиабазы коалиционных сил. "Однако это не означает, что авиабаза Ханабад будет переведена именно в Киргизию, поскольку рассматриваются и другие варианты", - сказал господин Ниязов.

Рамсфелд в поисках

Прецедент с узбекской базой и нерешительность президента Киргизии, которому сейчас приходится выбирать между Россией и Китаем, с одной стороны, и США - с другой, заставила США искать другие территории для дислокации своих войск. "На афганские силы, на коалицию нападают талибы и "Аль-Каида". Поэтому по-прежнему необходимо, чтобы США пользовались преимуществами, которые дают дружеские связи в Центральной Азии для обеспечения поддержки и снабжения американских сил в Афганистане", - говорит Николас Бернс.

Из Бишкека Дональд Рамсфелд прилетел в Душанбе, где встретился с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым. По мнению военных аналитиков, наиболее приемлемым решением для Пентагона стала бы передислокация авиабазы НАТО из Ханабада на военный аэродром "Айни" в 15 км западнее от Душанбе. Этот аэродром использовался советскими войсками во время войны в Афганистане, и его инфраструктура позволяет принимать тяжелые транспортные самолеты и бомбардировщики. Полеты с аэродрома "Айни" позволяют американским военным самолетам летать в любые регионы Афганистана без дозаправки, что, к примеру, невозможно при вылетах с аэродрома "Манас". Осенью 2001 года американские военные рассматривали этот аэродром как одно из потенциальных мест для дислокации своих баз, однако в то время Вашингтону и Душанбе не удалось договориться по целому ряду политических и экономических пунктов совместного военного сотрудничества. Ныне Америка готова пойти на дополнительные уступки, но Эмомали Рахмонов воздерживается от принятия окончательного решения, памятуя, что Таджикистан является членом Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности, и стране нужно получить одобрение этого шага от партнеров по межгосударственным объединениям. Получить же согласие России или Китая в сегодняшних геополитических условиях на размещение авиабазы НАТО в Таджикистане представляется совершенно нереальным.

Посол России в Таджикистане Рамазан Абдулатипов считает, что американцы могут разместить новую авиабазу в Азербайджане на аэродроме Гянжа, что в 300 км западнее Баку, либо в районе населенного пункта Насосная под Баку. Однако в данном случае речи об обеспечении поддержки действий антитеррористической коалиции в Афганистане нет. Разместившись в Азербайджане, США получат контроль над странами Закавказья и бассейном Каспийского моря, что не может не насторожить другие прикаспийские страны, в том числе и Казахстан. Особенно на фоне усиливающейся дискуссии о необходимости решать спорные вопросы по делению шельфа Каспийского моря и продолжающейся милитаризации региона.

Два вместо одного

Успешно (по крайней мере, до последнего времени) вытесняя своего извечного противника из Центральной Азии, Россия и Китай не скрывают своего намерения занять освобождаемые военные базы. Аэродром Ханабад прежде был одним из крупнейших в структуре Военно-воздушных сил СССР, и интерес к нему со стороны российских военных очень большой. Россия и Узбекистан уже договорились о расширении военно-технического сотрудничества, что предусматривает, в числе прочих условий, создание российской военной базы на территории Узбекистана. Скорее всего, эта база будет создана под эгидой ШОС, но руководить ею будут российские военные специалисты.

В Киргизии одна российская авиабаза уже есть. Кроме того, здесь уже много лет действует радиолокационная база Военно-морского флота России, а на озере Иссык-Куль расположен секретный полигон по испытанию новых видов боевых торпед. Однако сейчас, по имеющейся информации, ведутся переговоры об открытии военной базы на юге страны, в Ошской области. Формальный повод есть: обострение ситуации в Ферганской долине, рост наркотрафика, противодействие исламскому экстремизму. Высказываются предположения, что в составе "ошского" контингента появятся и китайские военнослужащие, что станет принципиальным шагом руководства КНР: прежде ни один китайский солдат не служил за пределами своей страны.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики