Сухой закон природы

При росте объективных рисков в сельском хозяйстве в стране нет действительно внятной политики их снижения. Засуха этого года — очередное напоминание об этом

Сухой закон природы

Прежде казахстанские аграрии использовали формулу 3+1+1, согласно которой в течение пяти лет один год выдавался урожайным, один — низкоурожайным и три — средних по показателям. Сегодня это правило больше не работает. А более-менее четкий прогноз для агрария сегодня — это все. Высокая закредитованность крестьян делает бизнес в сфере сельского хозяйства неустойчивым, колеблющимся на грани рентабельности, крайне зависимым от сиюминутной конъюнктуры и от мировых цен.

Изменения к худшему

В этом году засуха затронула все основные зерносеющие страны. Международным советом по зерну прогноз мирового производства пшеницы на 2012–2013 маркетинговый год снижен на 60 млн тонн. При этом 30% переходящих запасов пшеницы, сои и кукурузы находятся в Китае, а значит — данная треть недоступна для остальных стран. Потребление же зерна в мире растет, напоминает президент «Зернового союза» Нурлан Тлеубаев, поскольку изменяется рацион питания в развивающихся странах Азии, где начинают больше потреблять мяса и рост спроса на животноводческую продукцию ведет к спросу на зерновые. Но производство зерна запаздывает за потреблением. Срабатывает закон рынка: если спрос превышает предложение, то цены растут. Ситуация настолько сложная, что Всемирная продовольственная организация при ООН (ФАО) предложила США закрыть программу производства биотоплива, которая «съедает» 40% американской кукурузы, также весьма пострадавшей от жары. Но даже если американские чиновники согласятся, вряд ли это сильно поправит ситуацию.

Украина, Казахстан и Россия пока сообщают о сравнительно хорошем урожае и экспортном потенциале пшеницы. На Украине ждут 45 млн тонн и готовы поставить за границу 22 млн тонн. РФ соберет 72 млн тонн, отправит на экспорт 12 млн тонн. В РК соберут 13 млн тонн, 12 из них продадут за пределы республики. Однако не стоит забывать, что обычно в кризис цены из-за спекулятивных действий биржевиков могут разгоняться до пределов, недоступных покупателям, и так же резко снижаться, делая аграрные рынки еще более волатильными, чем обычно. Понятно, что за ростом цен на продукцию растениеводства вслед за ними тянутся цены на молоко, мясо, яйцо. Нередко торговля поднимает цены еще выше на все товары, пользуясь представившимся случаем.

Директор российской аналитической компании «СовЭкон» Андрей Сизов полагает, что продовольственная инфляция в соседней России, с которой у нас Единое экономическое пространство, по итогам года может составить около 9–11%. В 2010 году она была, по официальным данным, 12,9%. В прошлом году этот показатель в РФ достиг рекордно низкого уровня в 4%. За первое же полугодие 2012 года уже «набежало» 5,8%. Согласно данным отечественного статагентства, за восемь месяцев этого года продовольственная инфляция в Казахстане составила всего 2,8% (за весь 2011 год — 9,1%). То есть у нас, несмотря на Таможенный союз, ситуация намного лучше. Но это если верить официальной статистике.

Вообще картина этого года, судя по всему, станет нормой для аграриев. По прогнозам Всемирной метеорологической организации ООН, изменение климата будет все чаще приводить к интенсивным и длительным засухам. В обобщающем отчете «Изменение климата-2007», который опубликовала Международная группа экспертов по изменению климата (действует под эгидой ООН), приводятся конкретные прогнозы. В мире увеличится площадь территорий, подверженных засухам, объем выпадающих осадков возрастет на 20% в средней и северной части умеренного пояса, а вот в его южной части, субтропиках и аридных районах они, скорее, уменьшатся.

Исходя из того, что засуха станет обычным явлениям, Казахстану нужно как-то адаптироваться к меняющимся условиям. С одной стороны, властям нужно контролировать рост цен на продовольствие, не допуская здесь слишком резких всплесков. С другой — не дать зачахнуть отечественному сельскому хозяйству.

В Багдаде все спокойно

Пока Казахстан вроде бы не сообщает о катастрофе, вызванной столь длительным отсутствием влаги. Минсельхоз не может в данный момент агрегировать все данные по ущербу.

Поступала информация о том, что острую нехватку влаги испытали практически все области, за исключением некоторых районов Северо-Казахстанской. Однако в последней после недавних дождей появилось много полыни, что значительно снижает качество зерна. Особенно сильно из зерносеющих регионов пострадали Костанайская, Акмолинская области. По официальным данным, озвученным акимом Костанайской области Нуралы Садуакасовым, за вегетационный период выпало 27 мм осадков при среднем показателе в 64 мм. При этом осадки носили кратковременный локальный характер, лишь 24 июня прошел первый дождь. По сумме эффективных температур этот год превысил засушливый 1975-й на 200 градусов, а среднемноголетнее значение — на 430 градусов.

«Согласно сообщениям гидрометцентра, к середине июля почвенная влага на глубине 20 см полностью отсутствовала. На глубине до 40 см на юге (области) по химическому пару в почве имелось 6,3 мм доступной влаги, по стерне — 2 мм. В большинстве регионов запасы влаги приблизились к недоступному значению», — отметил аким Нуралы Садуакасов. На конец июля в Костанайской области удовлетворительное состояние посевов наблюдалось на 800 тыс. га (18%), угнетенное — на 56%, плохое — на 1,1 млн га — 26%. На сегодня подтверждена гибель посевов области на 355 тыс га. На их состояние не повлияли небольшие дожди начала августа, поскольку стояла сильная атмосферная засуха. Зерно не успело налиться, сформировалось щуплым. В этом году появилось подзабытое явление — пустоколосье. Поэтому вполне оптимистичный прогноз Минсельхоза на 13 млн тонн валового сбора может быть значительно уменьшен. По данным Союза фермеров Казахстана, как минимум на 2 млн тонн будет получено меньше. «Дело в том, что в министерстве давали свою оценку полторы-две недели назад, а это так называемая видовая урожайность — грубо говоря, это то, что планировали собрать производители, на это и опирались в министерстве. Однако сегодня, по факту, те, кто планировал взять по 5 центнеров с гектара, берут всего лишь по 3 центнера. К тому же зерно идет щуплое, много пустоколосья, поэтому аграрии вынуждены снизить планку», — поясняют в Союзе фермеров Казахстана.

Первое зерно, которое пошло на элеваторы, не слишком радует. Хотя клейковина довольно высокая, но есть проблемы с натурным весом. И трейдеры переключились на зерно прошлого урожая, давая за него несколько большую цену: 36–37 тысяч тенге за тонну против 33–34 тенге за тонну нового намолота. Кроме того, импортеры высказывают свою заинтересованность в закупе ячменя. В связи с этим не исключено, что цены на ячмень второго класса могут сравняться с ценами на пшеницу третьего класса.

Удешевление сомнительной пользы

Минсельхоз с середины лета начал говорить о программах помощи крестьянам. Сейчас рассматривается проект постановления правительства о цене закупа для государственных ресурсов зерна: на пшеницу 3-го класса — 40 тыс. тенге за тонну (с учетом НДС), на фуражную пшеницу 4-го класса — 36 тыс. тенге, ячмень 2-го класса — 32 тыс. тенге. На выделенные бюджетные средства предполагается закупить порядка 480 тыс. тонн продовольственной пшеницы и около 5 тыс. тонн фуражного зерна.

Впервые за последние годы в регионах не будут формироваться стабфонды для удержания цен на «социальную» буханку хлеба. То, как формировались эти фонды в некоторых регионах прежде — отдельный разговор, он больше касается финансовой полиции. Об этом крестьяне в открытую говорить не любят. Лишь очень обтекаемо высказывают пожелания о применении «более корректных рыночных механизмов». В этом году 1,3 млн тонн удешевленного зерна, по 28 тыс. тенге за тонну, мелькомбинатам будет поставлять «КазАгро». Мука должна стоить не больше 45 тенге/кг, а буханка «социального» хлеба в розницу поступит не дороже 43 тенге. Однако при этом фиксируется и цена на отруби, которые акиматы будут распределять по животноводческим предприятиям. Кроме того, проговаривается и такой непредсказуемый показатель, как выход муки из зерна — 75%. «На сегодня на мельницах выход муки высшего сорта больше 60% никак не получается», — замечает президент Союза мукомолов Казахстана Евгений Ган. Помимо этого, по меморандуму с элеватора на мельницу может поставляться зерно не самого лучшего качества. Ограниченный рамками цен хлебопек не может и субсидировать цены на социальный хлеб за счет другого товара, поскольку это тоже запрещено — но уже АЗК. В прошлые годы, кстати, весь объем пшеницы по меморандумам не выбирался и из-за того, что многим пекарям невыгодно обнародовать свои обороты в рамках работы ИП. Словом, при таких ограничениях работа в рамках меморандумов неинтересна переработчикам и хлебопекам.

Сомнительна выгода и государству. Напомним: в основном в мире используются два принципа формирования доступной цены социально значимых товаров, в частности — хлеба. Один способ — оказывать адресную помощь бедным, выплачивая им дотации. Второй вариант, который применяется у нас, — сдерживание цен на сам продукт. И в том, и в другом способе есть плюсы и минусы. По словам Евгения Гана, несколько лет назад рассчитывалась величина возможной дотации социально незащищенным слоям. Получалось порядка 6–8 млрд тенге в год. Удешевление нынешних 1,3 млн тонн с 40 тыс. тенге до 28 тыс. тенге за тонну зерна оборачивается уже 15 млрд тенге. Сдерживание же цены на хлеб в пределах 43 тенге за буханку 1 сорта в течение последних нескольких лет, при инфляции в среднем 8%, в рыночной окружающей среде не стимулирует развитие хлебопекарной отрасли. Да и пользуются результатом и бедные, и богатые.

Для поддержки животноводства и птицеводства Минсельхоз намерен применить уже опробованный инструмент. А именно предлагается выделить из резерва правительства 1,8 млрд тенге на возмещение затрат по содержанию маточного поголовья крупного рогатого скота у сельхозтоваропроизводителей (СТП). Эта сумма определялась из расчета затрат на содержание маточного поголовья крупного рогатого скота. Но опять-таки это касается лишь сельхозформирований в областях, признанных пострадавшими от засухи. Личные подсобные хозяйства сюда также не относятся. Остальные риски должны как-то сгладить акиматы, а также дополнительное кредитование институтами «КазАгро». В частности, местные органы власти обязаны определить дополнительную потребность СТП в удешевленном дизтопливе для заготовки кормов и посевов однолетних трав и зерносмесей на корм на парах. Крестьяне отнеслись к инициативам со скепсисом. Справедливости ради надо уточнить, что сказано это было в конце июля и результаты пока неизвестны — может, мера и сработала.

Помимо этого, для поддержания поголовья свиней и птицы, как и в 2010 году, Продкорпорация выделит около 206 тыс. тонн фуражного зерна, в том числе для свиноводческих предприятий — 47 тыс. тонн и для птицеводческих предприятий — 159 тыс. тонн. Отметим, что это объем зерна, который птицефабрики потребляют за месяц. Сбор заявок от них и распределение объемов возлагаются на Союз птицеводов. То есть предполагается, что цены на мясо кур и на яйца будут синхронизированы с ценами на зерно. А значит, импортные тушки, которые, будучи еще живой птицей, более щедро дотировались правительствами других стран, могут вытеснить наших курочек с прилавков.

Засуха как несчастный случай

Семенные резервы Продкорпорации пока весьма скромны. «В настоящее время в государственных ресурсах имеется 22,4 тыс. тонн сортовых семян пшеницы. Кроме того, денежные средства, поступившие от использования госресурсов семян, составляют 1,1 млрд тенге, что позволяет осуществить закуп примерно 25 тыс. тонн семян зерновых культур, — пояснил министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. — Годовая потребность в семенах — около 1,7 млн тонн. Конечно, каждый крестьянин старается обеспечить себя семенами. Но государство намерено часть этих забот взять на себя. Поэтому акиматам поручено провести инвентаризацию наличия семян у СХТП и на хлебоприемных пунктах».

Определив недостающие объемы семян, акимы должны «изыскать источники покрытия дефицита за счет межобластного и внутриобластного обмена, госресурсов, приобретения на свободном рынке». Для этого надо предусмотреть в местных бюджетах средства для субсидирования приобретения хозяйствами семян. Кроме того, Минсельхоз рекомендует «проработать вопрос обеспечения гарантий на получение ссуд из госресурсов семян Продкорпорации, взять на учет все сортовые посевы, с которых возможно получить качественные семена для последующего использования на семенные цели». Главное — чтобы у аграриев нашлись вовремя средства на покупку семян. Может, кому-то повезет и он получит страховку — возмещение страхового случая, если засуха свела на ноль все усилия. По закону страховать свои посевы должны все аграрии, но реалии несколько иные.

На сегодня обязательное страхование в растениеводстве в Казахстане осуществляется либо страховыми компаниями, либо обществами взаимного страхования (ОВС), образованными самими аграриями. Всего страхованием охвачено 13 млн га, или 72% площади под яровыми культурами. В том числе страховыми компаниями заключено договоров на площадь 4,5 млн га, а ОВС — 8,5 млн га.

Крестьяне с самого начала существования этого института с трудом воспринимали идею. И деньги отвлекать не хотелось, да и страховой случай не так просто доказать. Страхуются понесенные затраты, а не недополученная прибыль, что снижает энтузиазм сельхозпредприятий. Кроме того, страховые компании не накапливали платежи, а каждый год заключали новые договоры. Аграрии, работающие в менее рисковых регионах, воспринимали страхование как налог. В западные области страны, где неурожаи случаются чаще, чем урожаи, сами страховщики шли неохотно. Когда появилась возможность самим крестьянам создавать ОВС и накапливать там платежи, охват страхованием стал больше. Но общества, как правило, объединяют СХТП одного района, то есть риски сконцентрированы. В случае наступления чрезвычайной ситуации — вымокания, засухи и пр. — средств ОВС не хватает на всех страхователей. Да и страхуют общества, как правило, по минимальным страховым тарифам, отчего средств на возмещение страхового случая не хватает, даже при 50-процентном участии государства.

«Общества взаимного страхования должны возместить фермеру 3700 тенге за гектар. Однако таких денег у них просто нет. Мы, например, платим по 700 тенге на гектар, убеждаем, просим перенести выплаты на следующий год или даже на последующий. Подавать в суд, арестовывать имущество общества взаимного страхования нет никакого смысла. Просто потому, что убытков тем самым не возместить, а если общество будет работать и дальше — на следующий год страховых случаев может не возникнуть, и тогда убытки этого года будут возмещены», — говорит президент Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов, возглавляющий одновременно ОВС «СФК Иншуранс».

В Минсельхозе к ОВС относятся с подозрением, полагая, что эти организации дискредитируют всю идею. «Участники ОВС не всегда хотят платить по полной. Чаще надеются на авось. Потому не могут компенсировать затраты при страховых случаях. Мы планируем внести изменения в законодательство по деятельности ОВС», — заметил ответственный секретарь МСХ Евгений Аман.

Понятно, что сейчас еще рано говорить о полноте и эффективности мер противодействия засухе. Однако уже явно виден крен в части поддержки крупных и средних хозяйств. Если для сельхозформирований Минсельхозом предлагаются какие-то механизмы защиты, то личные подсобные хозяйства остаются на попечении местных исполнительных органов власти. И как последние справятся с проблемой — неизвестно. Согласно некоторым оценкам, порядка 80% от общего объема производства мяса и молока в Казахстане поставляют подворья. Провал этого сегмента может привести если не к продовольственному коллапсу, то к большим социальным проблемам, разорению мелких производителей.

Приручить катастрофу

Природные явления естественным образом ограничивают производство продукции. Уменьшение объемов приводит к росту цен. А это совсем не нравится потребителям. Поэтому, когда случается засуха или иной природный катаклизм, власти забывают о вроде бы рыночном устройстве казахстанской экономики. Население ждет спасения от государства, ждет вмешательства в дела бизнеса.

Ситуация осложняется тем, что в Казахстане цепочки от поля до прилавка — не самые короткие и оптимальные. Переработчикам зачастую не хватает сил и средств на организацию и развитие собственной сырьевой базы. А сырьевики, в особенности это относится к зерновикам, не хотят заниматься глубокой переработкой, пока есть возможность прибыльно сбывать продукцию за рубеж. Однако при возникновении неблагоприятной ситуации на мировом рынке они сразу же требуют помощи государства. Власть же должна и сохранить бизнес, и поддержать бедных, и не культивировать патернализм, и максимально страховать риски при помощи рыночных институтов. Но рыночные инструменты требуют определенной зрелости бизнеса. У нас же, например, элеваторы создали олигополию и диктуют цены, зачастую отталкивая потенциальных клиентов, которые вынуждены заниматься вопросами хранения самостоятельно. При этом теряют, казалось бы, обе стороны. Одни стоят полупустые, у других гниет зерно. Государство же пытается расставить приоритеты и спасти главное, все больше увязая в применении нерыночных методов. Усложняют ситуацию плохо отстроенные институты социальной защиты бедных слоев населения. При этом проще администрировать стабилизацию стоимости социально значимых товаров, нежели, приняв как данность волатильность цен, дотировать растущий уровень жизни. Опять-таки баланс возможен при более-менее равномерном распределении прибыли между агропроизводством, переработкой, ретейлом.

Системными мерами, в частности, Минсельхоз начал заниматься сравнительно недавно, но нетерпеливое ожидание результата не позволяет развиться появившимся росткам. Указания от центральной власти то наращивать экспорт, то держать цены, приводят к нагромождению государственных конструкций в виде различных фондов — стабилизационных или реализационных, к появлению государственных хозяйствующих субъектов. Например, сейчас в госорганах рассматривается законопроект о создании стабфондов для социально значимых товаров, оператором которых могут стать СПК. Они должны вовремя оценивать ситуацию на рынке, закупать дешевые товары, вбрасывать их на росте цен для стабилизации рынка. С учетом исторического опыта, мало верится в успешность воплощения этой идеи. Также планируется увеличить реализационный закуп пшеницы Продкорпорацией до 3 млн тонн. При этом возникающие убытки будут погашаться из бюджета.

Нынче засуха не та

Всякий природный катаклизм имеет «свое лицо», свои особенности. Нынешняя засуха отличается жесткостью и очень пестрой картиной по оказанному эффекту. Даже в одном хозяйстве, не то что в районе, видна разница в состоянии посевов. На одном участке незаметная глазу низина или почвенный контур с немного более тяжелым мехсоставом, или более высоким гумусом выглядели значительно лучше общего фона. Агрономы говорят, что раньше им не приходилось обращать внимание на такие тонкости.

Значительно разнились результаты в зависимости от сорта пшеницы. Например, «Омская-36» хорошо показала себя в засуху; менее стойкой оказалась пшеница «Карабалыкская-90». Большинство аграриев отмечают успешность применения минимальных технологий. «Влагосберегающие технологии сработали хорошо — 6–8 ц/га получим. Там, где они не применялись, вообще ничего не возьмем», — отметил глава агрофирмы «Диевская» Олег Даниленко.

Внедрение влагосберегающих агротехнологий — дело нелегкое, требующее тщательного и вдумчивого подхода к посевным площадям, оборудованию, применению агрохимии. «Нулевые, минимальные технологии мы уже лет восемь осваиваем. Наша агрофирма в этот сезон затратила 1 млн 300 тыс. долларов только на гербициды, часть из которых государство вернет. Если бы не субсидирование на них, мы бы не могли позволить себе такую роскошь, как освоение иных технологий, чем привычные», — замечает г-н Даниленко.

Если засуха станет в Казахстане обычным явлением, как обещают климатологи, на привычном сельском хозяйстве можно ставить крест. И тогда только новые технологии смогут нам помочь. Власти же пока ограничиваются тактическими мерами, которые, если иметь в виду длинную перспективу, оказываются не самыми действенными.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом